Print This Post

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл принял участие в торжественном открытии V Всемирного конгресса соотечественников, проживающих за рубежом, который проходит в Москве 5-6 ноября 2015 года.

Уважаемая Валентина Ивановна!
Уважаемый Сергей Викторович!
Дорогие организаторы и участники конгресса,
братья и сестры!

Сердечно приветствую всех вас, собравшихся в столице России на ставшем уже традиционным форуме представителей русскоязычных общин. Хотел бы от души поздравить присутствующих с отмечавшимся накануне общенациональным праздником – Днем народного единства, днем прославления Казанской иконы Божьей Матери!

Вся многовековая история нашего Отечества убедительно свидетельствует о том, что способность к преодолению разделений и консолидации перед лицом внешних и внутренних вызовов, неизменно была и является одним из важнейших определяющих качеств нашего народа.

Знаменательно, что данный форум проходит в год празднования 1000-летия со дня преставления святого равноапостольного великого князя Владимира, Крестителя Руси, который является уникальной фигурой в отечественной истории. Подобно равноапостольному царю Константину, князь Владимир не побоялся противостать воззрениям своего окружения, связывавшего языческие культы с властью, богатством и, как бы мы сказали сегодня, карьерным успехом. Он изменил ценностные ориентиры своего народа, на века определил цивилизационный вектор его духовно-нравственного и культурного развития. Своим чутьем святой князь Владимир явил всем нам добрый пример подвига, как личного, так и общественного подвига, оказавшего судьбоносное влияние на историю многих народов и жизнь миллионов людей.

В прошлом году мы отмечали другую значительную дату – 700-летие со дня рождения преподобного Сергия, игумена Радонежского, прославившегося не только высотой своей подвижнической жизни. Из истории мы знаем, что в условиях феодальной раздробленности русского государства и жесткого противостояния различных княжеств друг другу преподобный призывал своих современников к миру и единству, к объединению русских земель ради борьбы с внешним врагом. И победа, одержанная нашим воинством на Куликовом поле под предводительством князя Димитрия Донского, ознаменовала собой начало духовного и культурного возрождения Руси.

Внутреннее единство – вот ключ, открывающий двери многих возможностей, ведь там, где единство – там необоримая сила и духовное братство. Там, где единство, там настоящая любовь и взаимная поддержка. Там, где единство, становятся возможны великие прорывы в человеческой истории – материальные, духовные и цивилизационные.

Пример подобного народного единения был явлен нашими отцами и дедами в годы Великой Отечественной войны, 70-летие Победы в которой отмечается в нынешнем году. Мы преклоняем свои главы перед подвигом нашего народа, вставшего на защиту Родины. Церковь, взирая на историю человечества сквозь призму веры, свидетельствует о том, что победа в этой войне также была проявлением милости Божией к нашим народам, сплотившимся для противостояния захватчикам.

Однако отечественная история знает не только победы. Мы помним и о поражениях, которые были вызваны духовным ослаблением народа, умалением национального единства. И, может быть, провиденциально то, что мы празднуем сегодня праздник народного единства в день, когда поклоняемся Казанской иконе Божией Матери и в день, который свидетельствует об исторической победе нашего народа, о способности нашего народа к самоорганизации и сильному, сплоченному противостоянию внутреннему врагу. Действительно, смута в умах, в политической жизни, в экономической жизни Руси в XVII веке была опаснейшим испытанием, который народ наш прошел с честью, сохранив себя и свою страну.

Но среди духовных поражений можно назвать и революцию 1917 года, и братоубийственную гражданскую войну, породившие неслыханную волну эмиграции наших соотечественников. Октябрьский переворот, гибель царской семьи, вакханалия беззакония, предательства и террора, массовые репрессии – все это стало огромной трагедией для нашего народа. Страна потеряла миллионы людей, которые либо погибли, либо были вынуждены навсегда покинуть Россию.

Оказавшись на чужбине, наши сограждане встали перед дилеммой: либо утратить свою духовную и культурную идентичность и навсегда обидеться на свою страну и на свой народ, а затем раствориться, ассимилироваться с другими народами, либо вновь явить свою способность к единению. В связи с этим хотел бы процитировать очень важные слова святителя Иоанна, архиепископа Шанхайского и Сан-Францисского, выдающегося представителя русской эмиграции и замечательного священнослужителя, епископа Русской Церкви за рубежом: «Русским за рубежом дано по всей вселенной светить светом Православия, дабы другие народы, видя добрые дела их, прославляли Отца нашего. Не выполняя же своего задания, даже унижая Православие своей жизнью, наше Зарубежье имеет перед собой две дороги: или обратиться на путь покаяния и измолив у Бога себе прощение, возродившись духовно, сделаться способным возродить и страждущую нашу Родину, или быть ему окончательно отверженным Богом и оставаться в изгнании, гонимым всеми, пока постепенно оно не выродится и не исчезнет с лица земли».

Именно в зарубежье родился феномен «другой» России. Ее инаковость проявлялась в отношении тогдашней России, но это было то же самое Отечество с его многовековой историей и духовной культурой. Воспоминания и искреннюю любовь к нему и увозили с собой наши братья и сестры. Сколько мы знаем рассказов о том, что изгнанники, покидая отчий дом, заворачивали в платочки несколько горстей родной земли, дабы в дальних странах, где придется им осесть, чувствовать свою неразрывную связь с родиной.

Говорят, что русский народ не дружный, приводя в пример внутреннюю организацию и взаимопомощь других национальных диаспор. Но первая волна русской эмиграции, при наличии в ней разномыслия, все-таки опровергает это утверждение. Наши эмигранты, споря друг с другом на улицах Парижа, Белграда и в других западных странах и городах о судьбе России, о причинах общенациональной трагедии, тем не менее, сохраняли связь друг с другом и создали феномен Русского зарубежья, отличительной чертой которого были не только высокий интеллектуальный уровень, отражением чего стали выдающиеся достижения соотечественников в различных областях науки, искусства, техники, но и способность к сохранению веры, духовных ценностей народа, родного языка и культуры. Именно в среде русских изгнанников появились многочисленные союзы, общества, кружки, воинские объединения, кадетские корпуса, казачьи объединения, научные и богословские школы, ярко выразившие стремление соотечественников к консолидации.

Главная особенность русской послереволюционной эмиграции заключается в противодействии ассимиляции и в сохранении своей веры и культуры. Русские в изгнании в большинстве своем не становились французами, немцами и американцами с «русскими корнями». Они всегда оставались русскими, православными, всегда верили в возрождение России, любви к которой были верны и прививали ее последующим поколениям.

Служа в 70-е годы за рубежом, я еще застал представителей той самой первой эмиграции, который выехали из России. Многие из них даже в конце жизни не имели паспортов тех стран, в которых жили. У них были либо всем хорошо известные паспорта, которые выдавались беженцам, либо вообще не было никакого гражданства и не было паспортов. Они сознательно шли на самоограничения во многих сферах жизни, но делали это только ради того, чтобы формальным путем, через получение паспорта иного государства, не пресечь связь с Родиной, которую они любили сквозь свои слезы.

Огромное значение для всей многомиллионной русской диаспоры имела Церковь, ставшая объединяющей силой, центром притяжения для наших зарубежных братьев и сестер. Она утешала их, поддерживала и восполняла их душевные и духовные силы. Стремление наших соотечественников сохранять веру предков было настолько сильно, что люди, перебравшиеся на новое место жительства, первым делом заботились о построении храма или, по крайней мере, устройстве молитвенного помещения. Многие передавали в качестве дара вывезенные из России семейные святыни и реликвии, которые и поныне можно встретить в наших зарубежных приходах. Несли и последние сбережения с надеждой общими усилиями обрести место молитвы и духовного утешения. Показательно, что это происходило на фоне неимоверных трудностей с обустройством собственного быта эмигрантов, которые ютились во временных жилищах.

Такая необыкновенная любовь к дому Божьему прививалась и последующим поколениям. Всегда с особым чувством вспоминаю свой опыт жизни вдали от Родины, связанный с назначением меня настоятелем храма Рождества Пресвятой Богородицы в Женеве. Тот храм был совсем маленьким, домо́вым, и в него мало кто ходил, потому что просто боялись ходить – такое было время, «холодная война». Однако была группа прихожан, благодаря участию которых осуществлялась регулярная богослужебная жизнь. В те годы приходилось по крупицам объединять вокруг себя представителей послереволюционной эмиграции, их детей и внуков, а также тех, кто покинул Отечество в более позднее время. Я благодарю Бога, что Он меня провел через этот опыт, через соприкосновение с людьми, пострадавшими от нашей национальной трагедии, но сохранившими и силу веры, и любовь к своему Отечеству.

И сегодня наша Церковь продолжает нести свою ответственную миссию среди соотечественников, пребывающих за рубежом. Нередки случаи, когда именно на чужбине люди обращаются к Церкви, переосмысляют свое отношение к вопросам веры. Как ни парадоксально, зачастую в сотнях и тысячах километров от исторической Родины соотечественники начинают знакомиться с Православием, хотя в свое время, проживая на родной земле, не проявляли к нему особенного интереса. Мы постоянно сталкиваемся с этим явлением, и понимаем, что это происходит неслучайно, потому что человек, живущий вдали от родины, нуждается в этих силах, соединяющих его и с родной страной, и с народом своим, с землей своей, а самое главное, с тем духовным стержнем, который всегда объединял наш народ.

Пастырский опыт показывает, что наибольшей сопротивляемостью к потере культурной идентичности обладают верующие люди. Это особенно стало очевидно при рассмотрении жизни последних волн нашей эмиграции. Там, где нет веры, тут же меняются паспорта, и Родина забывается, и ради того, чтобы получать более высокую зарплату, человек разрывает свои связи с колыбелью, в которой он родился.

Люди верующие сохраняют эту связь, потому что центром их духовной жизни становятся храм, участие в церковных таинствах, в общей молитве, в жизни прихода, общины. Это, конечно, имеет очень большое значение, в том числе и для социального сплочения русской эмиграции. Очень часто именно при приходах создаются различные организации: дискуссионные клубы, кинолектории, творческие кружки и школы. Это тоже очень важная сторона церковной жизни, хотя самой основной и самой главной является общая молитва людей и общая духовная жизнь. Она часто соединяет людей сильнее, чем узы кровного родства.

Церковь была и остается хранительницей единства народа. Она не позволяет расколоть верующих по национальному, территориальному или политическому признаку. Важным принципом устроения наших зарубежных приходов является объединение в вере поверх национальных и языковых различий, а также политических предпочтений. И все то, что сегодня происходит трагического, тяжелого в отношениях братских народов на пространстве бывшего Советского Союза (я в первую очередь имею в виду украинскую трагедию), принципиально не изменило характера приходской жизни нашего народа за рубежом. Там, где были русские и украинцы, там они вместе и продолжают оставаться. И, может быть, не случайно сегодня на ослабление нашей Церкви направлены, в том числе, усилия крайних националистических сил на Украине, потому что эти силы ясно понимают: покуда есть общее духовное пространство, никакие суверенитеты, никакие границы, никакие экономические противоречия не могут разрушить эту внутреннюю духовную общность людей.

Самой страшной угрозой сегодняшнему миру являются крайний национализм и нежелание быть вместе друг с другом при опознании в другом человеке лица иной национальности или иной культуры. Такие люди не уживаются в Церкви – они уходят, им там тесно, душно, они не соглашаются с главными посылами Церкви, объединяющими людей. Вот почему, может быть, сегодня наша Церковь как никакая другая организация страдает от действий крайне националистических сил, в том числе подпитывающих своей негативной энергией братоубийственный конфликт, существующий на Украине.

Послание нашей Церкви соотечественникам, находящимся за рубежом, просто и неизменно: помнить, что мы один народ Божий, который созидает свое будущее в верности многовековой духовной традиции и в открытости к окружающему миру.

Но для того, чтобы выходцы из стран исторической Руси могли оставаться частью единой цивилизации, сохранять свою самобытность, веру, традиционную систему ценностей и, конечно же, общий язык, одних лишь усилий Церкви недостаточно. Необходимы совместные церковно-государственные труды, а также усилия организаций соотечественников. Это тот путь, который нам предстоит пройти вместе.

Наше Отечество и наш народ переживали взлеты и падения, победы и поражения. И всегда верным средством устоять в борьбе оставалось единство народа. Хотел бы призвать всех нас, а также всю многомиллионную русскую диаспору хранить, как драгоценную жемчужину, единство со своей исторической Родиной, друг с другом, сохранять единство Церкви, которая всегда находится вместе со своим народом – как в Отечестве, так и за его пределами.

И пусть Господь всех вас хранит.