12-12-5_bishop_nicholas.previewО положении христиан в Сирии, об Антиохийской архиепископии в Северной Америке и о том, как она помогает нуждающимся гражданам Сирии, рассказал в интервью РИА Новости представитель Антиохийской архиепископии в Северной Америке епископ Бруклинский Николай (Озон), посетивший Москву в августе с. г.

— Ваше Преосвященство, Вы представляете Антиохийскую архиепископию в Северной Америке, расскажите немного об этой юрисдикции и о жизни православных в США.

— Православные верующие в Северной Америке представлены разными архиепископиями. Одна из них — Антиохийская. Эта архиепископия возглавляется митрополитом Нью-Йоркским и Североамериканским Филиппом (Салибой), он представляет Антиохийскую Православную Церковь. Православные хорошо себя чувствуют в Америке. Наша архиепископия насчитывает 260 приходов, а это довольно большая цифра для Америки. Нашей юрисдикции в Америке чуть больше ста лет.

— Какова цель Вашего нынешнего визита в Россию и каковы Ваши впечатления о нашей стране?

— Мы прибыли в Россию с целью посетить Санкт-Петербург и Москву, побывать во всех храмах и монастырях, в которых только сможем. Мы стали свидетелями величия Православия в России во славу Бога. В вашей стране так много храмов, разнообразно украшенных и декорированных. Все это нас очень впечатлило.

— Известно, что арабская диаспора в Европе и в Новом Свете появилась во многом из-за того, что люди были вынуждены покинуть свою историческую родину в результате периодически происходивших там драматических событий. Сегодня Ближний Восток, и особенно Сирия, вновь переживают трагический период в своей истории. Каково отношение Вашей паствы к этой проблеме?

— Прежде всего, я хотел бы отметить, что мы больше не диаспора в Америке. Мы — коренные жители, которые родились в этой стране. Мы настолько же коренные, как и любой другой коренной народ в мире. В Америке принято больше не употреблять это слово (диаспора) по отношению к нам.

Ситуация в Сирии трагичная. Мы очень переживаем по этому поводу и соболезнуем всем братьям и сестрам, которые становятся жертвами в Сирии, вне зависимости от того, являются ли они христианами или нет. В стране убивают много невинных людей. Это бессмысленно, так не должно происходить. Но так происходит, и не потому, что люди вдруг решили перестать жить мирно. Исторически, долгое время христиане и мусульмане, и другие нации, и другие религии мирно сосуществовали, не имея проблем. Но, кажется, появился кто-то еще — те, кому не нравится мир между людьми на Ближнем Востоке. Они избавляются от части людей, развязывают всю эту войну, чтобы занять их территорию.

— Многие в России искренне сопереживают сирийскому народу в его бедствиях. С возмущением и тревогой было воспринято известие о похищении боевиками двух митрополитов в Алеппо в апреле этого года, об убийстве священников и осквернении христианских святынь. Предпринимают ли православные иерархи в Америке какие-либо шаги, чтобы мировая общественность обратила внимание на трагедию национальных и религиозных меньшинств в Сирии? Ведь если события и дальше будут развиваться в теперешнем ключе, то в регионе вовсе не останется христиан.

— У Антиохийской Православной Церкви и Русской Православной Церкви крепкие и долгие отношения. На протяжении всей истории мы поддерживали друг друга. Поэтому мы очень ценим сочувствие русского народа, русского правительства.

Православные в Америке, насколько хватает сил, пытаются помочь Православной Церкви на Ближнем Востоке и всем людям, вне зависимости от того, являются ли они христианами или нет. Наша архиепископия отправляла помощь Антиохийской Патриархии, чтобы помочь всем нуждающимся.

Я хотел бы привести один пример. В Сирии жила одна семья. Всю еду через Церковь они жертвовали нуждающимся в помощи людям. Одна из женщин в этой семье жертвовала еду только христианам, отказывая в помощи мусульманам. Патриарх позвал ее и попросил принести буханку хлеба. Затем спросил у нее: «Можешь прочитать, чье имя написано на этой буханке хлеба? Это имя христианина или мусульманина?» Она ответила, что на буханке ничего не написано. Тогда Патриарх сказал: «Тогда отдай хлеб поровну и мусульманам, и православным. Помоги и тем и другим».

— Каково ваше отношение к тем усилиям, которые предпринимают Россия и Русская Православная Церковь для урегулирования ситуации в Сирии?

— Мы присоединяемся к голосам лидеров Российской Федерации и Русской Православной Церкви, ко всем тем голосам, которые призывают к миру, братству, которые просят остановить кровопролитие в Сирии, остановить убийства. Потому что мы живем так, как велит Господь, — в мире.

— Верите ли Вы в то, что Башар Асад отдавал приказ о применении химоружия или в то, что это провокация со стороны оппозиции или каких-либо иных сил, заинтересованных в развязывании масштабной военной кампании в стране?

— Это очень интересный вопрос. Может ли лидер, который долгое время был предан своему народу, начать использовать химическое оружие, чтобы убить этих людей? Я думаю, нет. Я не думаю, что такой лидер сделал бы это.

— Как вы оцениваете режим Асада для большинства мирного населения и религиозных меньшинств?

— Насколько я знаю, большинство поддерживают президента. Но есть и те, кто выступает против него.

В самом начале люди не видели иностранной интервенции, она была скрыта. Никто не замечал, что иные государства помогают людям внутри страны, помогают повстанцам-наемникам. Наемникам — потому что они получали финансирование за нахождение в Сирии, не будучи сирийцами, за то, чтобы они боролись против сирийского народа и правительства. Сейчас все это стало более явным.

— Чем грозит интервенция в Сирию? Кто может прийти к власти? И что тогда будет с христианским меньшинством в стране?

— Вы слышали об 11 сентября в Америке, когда два небоскреба были взорваны и многие люди погибли. Мы не хотим, чтобы люди, подобные тем, кто стоит за этими событиями, находились в правительстве. Я не думаю, что этого вообще кто-нибудь хочет, чтобы у власти были такие люди — фанатичные, которые, к примеру, притесняют женщин, запрещая им водить автомобили, заставляя носить одежду, закрывающую их лицо. Такой режим был бы вреден для региона, для всего мира, особенно для христиан.

— Сколько, по вашим данным, сейчас христиан в Сирии, какова динамика изменения их численности с начала гражданской войны в стране?

— Сейчас в Сирии живут около 3 миллионов христиан. После начала войны христиане получают временные убежища во Франции, Великобритании, Соединенных Штатах, а также в России. Я надеюсь, они решили жить там временно, до тех пор, пока конфликт в Сирии не будет решен. Я надеюсь, что затем они вернутся, а после этого будут способствовать восстановлению Сирии.

— Что делать религиозным организациям и простым верующим, чтобы поддержать мирное население Сирии? К чему бы Вы призвали сегодня мировое сообщество?

— Я хотел бы призвать все мировое сообщество помочь Сирии в этой войне. Всем вместе сесть за стол переговоров и путем мирного диалога прийти к соглашению вместо того, чтобы вести эту бесконечную войну. Это мое послание им. Мы должны жить в братстве, мы должны жить в мире, уважая друг друга, а не убивая. Этому учит все христианство, особенно православие. У нас нет армии, у нас нет военно-воздушных сил, у нас нет ничего, чтобы защищать наши души, кроме наших молитв к Богу с просьбой о помощи.