Print This Post

В телепередаче «Церковь и мир» 24 октября 2009 года архиепископ Волоколамский Иларион ответил, в частности, на вопросы, касающиеся темы церковных расколов.

Архипастырь подчеркнул: «Церковь всегда сохраняла и будет сохранять свое единство. Раскол – это не внутрицерковное событие, но отделение той или иной группы от Церкви по богословским, политическим, этническим или иным мотивам. Раскол – это противодействие Церкви. К раскольникам применимы следующие слова Священного Писания: Они вышли от нас, но не были наши (1 Ин. 2. 19)».

Отвечая на вопрос о церковной ситуации в Южной Осетии и Абхазии охарактеризовале ее следующим образом: «Ситуация в Абхазии отличается от ситуации в Южной Осетии, где сложилась раскольническая группа, которая не находится в общении с Православной Церковью. Мы надеемся на диалог с этой группой, на то, что нам удастся убедить их прекратить раскольническую деятельность. Ведь людям нужны канонические священники, а не самозванцы. В Абхазии же раскола как такового нет. Там существует группа канонических священнослужителей, часть из которых была рукоположена в Грузинской, а некоторые – в Русской Церкви. Сегодня они фактически не подчиняются Грузинскому Патриархату».

«Мы признаем целостность канонической территории Грузинской Православной Церкви и считаем, что политические разделения и изменение государственных границ не должны вести к изменению границ церковных», – засвидетельствовал председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата архиепископ Волоколамский Иларион.

Рассказывая об усилиях, которые предпринимает Русская Церковь для того, чтобы разрешить эту проблему, Владыка Иларион отметил: «Мы ведем двусторонний диалог с Грузинской Православной Церковью. Сейчас это непросто, потому что на фоне современных политических событий диалог двух Церквей весьма затруднен. Тем не менее, мы регулярно встречаемся с делегациями Грузинской Церкви, ведем переговоры, пытаемся найти некую схему, которая помогла бы решить нелегкую проблему пастырского окормления верующих в Южной Осетии и в Абхазии».

«Несмотря на изменение политических границ, мы по-прежнему считаем Абхазию частью канонической территории Грузинской Православной Церкви, – вновь подчеркнул иерарх. – Однако мы видим, что де-факто Грузинская Православная Церковь там сейчас присутствовать не может: ни один грузинский епископ или священник не имеет возможности приехать в Абхазию, чтобы окормлять верующих. Значит, мы должны помочь осуществляют пастырскую деятельность находящимся там канонически рукоположенным абхазским священнослужителям. Мы должны помочь им обрести хотя бы временный канонический статус».

Председатель ОВЦС убежден, что если ситуация в Абхазии будет «пущена на самотек», то ее жители останутся беззащитными перед религиозной экспансией чуждых вер и воинствующим секуляризмом.

Служба коммуникации ОВЦС