Print This Post

В статье Николая Манниса, в частности, приводятся выдержки из писем святителя Григория Двоеслова, Папы Римского, которые были написаны в связи с прибавлением титула «Вселенский» Константинопольским Патриархом  святителем Иоанном Постником.

В рамках антиеретической борьбы с неопапизмом Фанара [1] и по той причине, что его последователи утверждают, что Патриарх Константинопольский «как Вселенский Патриарх – первый без равного (primus sine paribus)»[2], я публикую далее некоторые выдержки из наиболее важных писем Папы Римского Григория Великого Двоеслова († 604), которые были написаны в связи с прибавлением титула «Вселенский», что в то время только предпринял Патриарх Константинопольский святитель Иоанн Постник († 595).

Тогда речь шла о недопонимании, потому что представители Константинопольской Церкви воспринимали титул «Вселенский» просто как почетный титул (ведь Константинополь был столицей «Вселенной», как называли империю), т.е. это было «пустое и ничего не обозначающее слово»[3], а не такой титул, который якобы свидетельствовал бы о некоем первенстве власти и управления над всей Церковью, как того боялся Григорий Великий.

Но поскольку в наше время этот страх оправдан, так как ересь Константинопольского неопапизма распространяется подобно раковой опухоли [4], и по причине этой ереси в Церкви возникают новые и укрепляются старые расколы, тексты святителя сохраняют свою актуальность и помогут по-настоящему православным с отеческой точки зрения противостоять этому отклонению.

Эти письма Григория Великого наносят сокрушительный удар по первенству власти [5] любого епископа, который считает, что у него есть право властвовать над всей Церковью, а потому впервые были использованы православными для борьбы с первенством власти Папы Римского.

При переводе их я принимал во внимание оригинальный латинский текст писем из монументального издания Mansi[6], а также их перевод на английский язык из в равной степени серьезного издания [7].

Итак, в своем письме от 595 года к Патриарху Константинопольскому святителю Иоанну Постнику, неправильно понимая этот титул, как мы сказали, и боясь, что его собрат-епископ будет воспринимать его буквально, Григорий Великий пишет [8]:

«В то время, когда ты, брат мой, был возведен в священный сан, помнишь ли ты, какой мир и согласие церквей ты нашел? Но я не знаю, с какой смелостью и каким гордым высокомерием ты попытался ухватиться за новый титул, который сердца всех твоих братьев мог ввести в соблазн.

Я чрезвычайно удивлен этим, поскольку помню, как ты сознательно скорее уклонялся от принятия епископского сана, нежели искал его. А сейчас, когда имеешь его, то желаешь пользоваться им как будто получил его по честолюбивому желанию…Потому что на самом деле (и говоря это, я плачу и имею величайшую скорбь на сердце) приписываю своим грехам то, что сей брат мой, который получил сан епископа для того, чтобы приводить души других к смиренномудрию, до сего времени сам не смог прийти к нему; потому что тот, кто учит истине других, не согласился научить самого себя, даже когда я умоляю его об этом. 

Я молюсь, чтобы ты дошел до мысли о том, что по причине твоего безрассудного высокомерия колеблется церковный мир, а это противно благодати, что изливается на всех вместе, каковая благодать несомненно имеет силу возрастать настолько, насколько ты сам решишь. И она в самом деле увеличится намного, насколько ты будешь удерживать себя от восхищения горделивого и безумного титула: и ты покажешь соответствующее преуспеяние, если не поддашься чрезмерному возвеличиванию в ущерб своим братьям.

А потому, возлюбленный брат, всем сердцем возлюби смирение, которым можно сохранить согласие всех братьев и единство Святой Вселенской Церкви. Несомненно, апостол Павел, когда слышал говорящих: «Я Павлов»; «я Аполлосов»; «я Кифин»; «а я Христов» (1 Кор. 1:13), отнесся с крайним ужасом к рассечению Тела Христова, члены которого полагались под другие главы, говоря: «Разве Павел за вас распялся, или во имя Павлово вы крестились?» (1 Кор. 1:13).

Итак, если тогда он остерегал от подчинения членов Христовых отчасти иным главам, даже если они были самими апостолами, то, что ты скажешь Христу, Который есть Глава Вселенской Церкви в день конечного Суда, пытаясь подчинить все Его члены самому себе, присвоив себе наименование «Вселенский»?

Кому другому, вопрошаю я, предлагается подражать этим распутным титулом, как не тому, кто, презирая легионы ангелов, с которыми был связан, попытался взойти на единственную вершину, чтобы не подчиняться никому и казаться одному выше всех? Тому, кто также сказал: «Взойду на небо, выше звезд Божиих вознесу престол мой и сяду на горе́ в сонме богов, на краю севера; Взойду на высоты облачные, буду подобен Всевышнему» (Ис. 14:13-14).

Ведь, что иное есть твои братья, епископы Вселенской Церкви, как не звезды небесные, жизнь которых и красноречие сияют среди грехов и ошибок людей, как будто среди ночной тьмы? И когда этим гордым наименованием ты желаешь поставить себя выше их, и унизить их имя в сравнении с твоим, то [не говоришь ли]: «Взойду на небеса; возвеличу свой трон выше звезд небесных»?

Не все ли епископы вместе суть облака, которые изливают дождь слов проповедания и блистают светом добрых дел? И когда твое Святейшество презирает их и ставит ниже себя, то, что иное говорит, как не то, что было сказано древним врагом: «Поднимусь выше высот облаков»?[9].

Два года спустя (597 г.) он пишет императору Маврикию:

«Кто же это такой, кто, вопреки постановлениям евангельским и каноническим определениям, осмеливается присвоить себе новое наименование? Таковым бы был в действительности тот, кто, желая быть «Вселенским», уничижает остальных. Однако мы знаем, что в Константинопольской Церкви было много таких епископов, которые пали в бездну ереси и сделались не только еретиками, но даже ересиархами. 

Таков был Несторий, который допускал два лица в Иисусе Христе, посреднике между Богом и людьми. Он унизился до еврейского неверия, не признавая того, чтобы Бог мог сделаться человеком. Из вашей же среды вышел и Македоний, который отрицал божественность Святого Духа, единосущную Отцу и Сыну. Если кто-либо в такой церкви присвоит себе имя вселенского, каковым сделает себя главой всех, то выйдет, что всякий раз, когда будет падать называющий себя «Вселенским», то (упаси Боже [10]) будет падать и Вселенская Церковь.  Но да будет изглажено из сердца христиан это богохульное имя (nomen blasphemiae), которое оскорбительно для чести всех собратьев, когда оно безрассудно присваивается одним лицом»[11].

В другом своем письме к императору Григорий отмечал, что «всякий, кто именуется или желает именоваться «Вселенским иерархом», этим своим возвышением становится предтечей Антихриста, потому что высокомерием ставит себя выше всех остальных»[12].

Подобное письмо он направил и другим Патриархам Востока: Александрийскому святителю Евлогию († 607) и Антиохийскому святителю Анастасию († 599), в письме он писал следующее: «как знают Ваши досточтимые Святейшества, этот Вселенский титул был предложен собором в Халкидоне предстоятелю Апостольского престола, которым, по промыслу Божию, я служу. Но ни один мой предшественник никогда не соглашался принять этот грубый титул (profano vocabulo), поскольку, несомненно, если один патриарх называется Вселенским, то имя Патриарха в отношении других умаляется… В то время как мы не желаем принять честь, которая нам предлагалась, подумайте, как нечестиво для кого-то другого желать присвоить себе это насильственно… Поэтому да не называют Ваши Святейшества в своих посланиях кого-либо Вселенским, чтобы не отнимать от чести, надлежащей вам, предлагая другому то, что не ему не надлежит… Ибо, если это выражение допустимо к употреблению, то честь всех патриархов отрицается: и в то время, как один, которого называют “Вселенским” случайно падет в заблуждение, то не будет ни одного епископа, оставшегося в истине»[13].

В своем ответе Патриарх Александрийский святитель Евлогий «писал к нему, что, согласно его повелению, не использует более титул «вселенский» в письмах к Константинопольскому Патриарху, а самого Григория назвал «вселенским Папой»[14].

Но святитель Григорий в своем ответном письме с особой силой отверг эту любезность, написав, между прочим, следующее:

«Твоя святость также заявила, что не будет отныне использовать гордых титулов, которые происходят от корня тщеславия, письменно к некоторым лицам, и ты сам нам сообщаешь об этом, говоря: «Как вы нам повелели». Прошу тебя, избавь мой слух от этого слова «повеление», поскольку я знаю, кто я таков, и кто вы. По своему чину – вы мне собратья, а по достоинству – отцы мои… Итак, я сказал, что ни в отношении меня, ни кого-либо другого не следует писать ничего такого. И вот, в предисловии письма, которое ты мне направил, ты посчитал, что нужно использовать горделивое наименование, называя меня «Вселенским Папой». Умоляю твое Святейшество, не делай больше так… Я не почитаю за свою честь то, что, знаю, способствует утрате чести моих собратьев. Моя честьэто честь вселенской Церкви. Моя честьэто надежный авторитет моих собратьев. Тогда только я буду по-настоящему почтен, когда никто не лишается чести, которая полагается другим. Потому что, если твое Святейшество называет меня «Вселенским Папой», тогда ты отказываешься от того, что свойственно тебе, поскольку предполагается, что я епископ всей вселенной. Да будут далеко от нас те слова, который внушают самодовольство и ранят милосердие»[15].

Вышеприведенные тексты Григория Великого являют собой пример серьезного обличения не только сатанинского папизма, но и любого неопапзима, который будут пытаться выносить в нашей Святой Церкви либо Папа, либо Патриарх, либо ангел с неба!

Перед лицом существующего неопапизма Константинопольского Патриархата мы вместе с Григорием Великим воскликнем: «Но эта его гордыня о чем ином свидетельствует, как не о том, что времена антихриста уже близко?» [16].

А мы, православные, со святыми в качестве наших руководителей будем противостоять предтечам антихриста и будем сохранять неискаженной переданную нам Веру наших Отцов! Да будет так.

Николай Маннис,
преподаватель

__________________

[1] Смотрите: α) ΟΥΚΡΑΝΙΚΟ ΖΗΤΗΜΑ: Ο ΑΓΙΟΣ ΝΙΚΟΔΗΜΟΣ ΚΑΤΑ ΤΩΝ ΝΕΟΠΑΠΙΚΩΝ ΦΑΝΑΡΙΩΤΩΝ (ΚΑΙ ΕΝΑ ΣΧΟΛΙΟ): http://krufo-sxoleio.blogspot.com/2018/11/blog-post_3.html , β) Η Νέα Ρώμη στα χνάρια της Παλαιάς;: https://spzh.news/gr/zashhita-very/62794-novyj-rim-v-svete-starogo-kuda-privedet-primat-vselenskogo-patriarkha , γ) Είναι ο Πατριάρχης Βαρθολομαίος «Οικουμενικός»;: http://krufo-sxoleio.blogspot.com/2014/07/blog-post_5.html και δ) Αίρεση του παπισμού Κωνσταντινουπόλεως: https://www.romfea.gr/katigories/10-apopseis/26628-airesi-tou-papismou-konstantinoupoleos

[2] Primus sine paribus: Ἁπάντησις εἰς τὸ περὶ πρωτείου κείμενον τοῦ Πατριαρχείου Μόσχας. Τοῦ Σεβασμιωτάτου Μητροπολίτου Προύσης κ. Ἐλπιδοφόρου:

https://www.patriarchate.org/el/-/primus-sine-paribus-hapantesis-eis-to-peri-proteiou-keimenon-tou-patriarcheiou-moschas-tou-sebasmiotatou-metropolitou-prouses-k-elpidophorou

[3] Χρυσοστόμου Παπαδοπούλου, Το πρωτείον του επισκόπου Ρώμης, Αθήνα, 1964, σελ. 140.

[4] Возвышение «Вселенского» над всеми его собратьями-епископами было институционально оформлено и на Критском лжесоборе (см. https://www.holycouncil.org/-/rest-of-christian-world?inheritRedirect=true&redirect=%2F , §10 και 14).

[5] Единственное первенство, которое признает Церковь Христова, это абсолютно формальное первенство чести, которое, по словам Макария Анкирского, состоит в том, чтобы «предстоятельствовать, председательствовать, первым собеседовать, первым высказывать свое мнение, первым подписываться в заседаниях собора и деяниях и, в дополнение к этому, его имя первым возглашается в диптихах» (Δοσιθέου Ιεροσολύμων, Ιστορία των εν Ιεροσολύμοις πατριαρχευσάντων, Βουκουρέστι, 1715, с. 954).

[6] Sacrorum Conciliorum Nova Amplissima Collectio, Vol. 9, Florentiae, 1763.

[7] Nicene and Post-Nicene Fathers, Vol. 12, Buffalo NY, 1895.

[8] Все эти титулы и обращения, которыми по обыкновению величают церковных лиц (напр. Вселенский, Всесвятейший, Божественнейший, Блаженнейший, Высокопреосвященный, Высокопреподобный и т.д.) являются почетными титулами, не имеют буквального значения и не отражают настоящей реальности (ср. Χρ. Παπαδοπούλου, Το πρωτείον…, ό.π., σελ. 153-155).

[9] Μεγάλου Γρηγορίου, Επιστολάριον, Βιβλίον Ε΄, Επιστολή 18.

[10] Ср. Мф. 17:18.

[11] Μεγάλου Γρηγορίου, ό.π., Επιστολή 20.

[12] Μεγάλου Γρηγορίου, ό.π., Βιβλίον Ζ΄, Επιστολή 33.

[13] Μεγάλου Γρηγορίου, ό.π., Βιβλίον Ε΄, Επιστολή 43.

[14] Χρ. Παπαδοπούλου, Το πρωτείον…, ό.π., σελ. 140.

[15] Μεγάλου Γρηγορίου, ό.π., Βιβλίον Η΄, Επιστολή 30.

[16] Μεγάλου Γρηγορίου, ό.π., Βιβλίον Ε΄, Επιστολή 21 (Προς την Αυτοκράτειρα Κωνσταντίνα).