Print This Post

24 января 2010 года, в Неделю о мытаре и фарисее, председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата архиепископ Волоколамский Иларион совершил Божественную литургию в столичном храме в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» на Ордынке.

По окончании богослужения архипастырь обратился к верующим с проповедью:

Дорогие братья и сестры, мы еще празднуем Богоявление, а уже наступила Неделя о мытаре и фарисее, когда начинается подготовка к Великому посту. В этом году очень ранняя Пасха, поэтому Святая Четыредесятница наступит быстро, а Петров пост потом будет очень долгий — 47 дней, то есть будет длиться больше, чем Великий пост. Но не качайте головами, в этом есть нечто доброе: пост — время, когда мы можем задуматься о своих грехах, когда мы можем жить более трезвенно, чем обычно. И если в этом году будет больше постных дней, чем в предшествующие лета, то это надо воспринимать и со смирением, и с благодарностью Богу, прося Его, чтобы каждый из этих постных дней послужил нам для духовной пользы.

Притча о мытаре и фарисее, которую мы слышали сегодня, тоже может послужить нам к духовной пользе, если задумаемся о том, какое значение эта притча имеет для каждого из нас.

Два человека вошли в церковь  – один фарисей, а другой мытарь, говорится в этой притче. Фарисей прошел вперед и вознес молитву Богу, благодаря Его за то, что он не такой, как прочие люди: он постится, исполняет заповеди, жертвует на храм. А мытарь, войдя в храм, встал у двери и, ударяя себя в грудь, говорил: «Боже, милостив буди мне грешному». Господь Иисус Христос сказал, что мытарь вышел из храма более оправданным, нежели фарисей. Он не говорил, что мытарь вышел оправданным, а фарисей осужденным, но что мытарь за обращенные к Богу смиренные слова получил бóльшую награду, чем фарисей – за свою горделивую молитву. Господь принимает всякого человека, входящего в храм: и того, кто входит по-фарисейски, и того, кто входит, как мытарь; и того, кто входит, не оставив за порогом храма свою гордыню, и того, кто входит со смирением. Но истинную награду Божию получают именно смиренные сердцем – те люди, которые не сравнивают себя с другими, которые не говорят: «Может быть, я плох, но есть и похуже меня; может быть, я не во всем преуспел, но я все-таки не такой, как вот этот или тот человек, все-таки у меня есть добродетели, за которые я могу поблагодарить Бога».

Господь призывает нас не добродетели наши анализировать, а грехи. Господь призывает нас не сравнивать себя с другими людьми, а ставить себя перед судом Слова Божия, судом Божественных заповедей и спрашивать: насколько я, а не ближний мой, сумел воплотить в жизнь то, что заповедал наш Господь. И если каждый из нас со всей ответственностью поставит себя перед судом Божественных заповедей, то увидит, что нечем гордиться, что нет причин для превозношения над другими людьми, потому что мы так далеко от Бога, как только может быть далек человек грешный, недостойный, не исполняющий заповеди, не спешащий к Царству Небесному через исполнение этих Божественных заповедей.

Фарисейство, которое Господь осуждает в этой притче, есть феномен, который существовал во все века; существует он и сейчас. Этим словом принято сейчас называть людей, которые исполняют внешние предписания церковной жизни, но в тоже время сердца их пусты, в их сердцах нет смиренной молитвы к Богу, смиренного сокрушения о своих грехах и надежды на милосердие Божие. Такие люди думают, что раз они соблюдают посты, посещают регулярно богослужения, раз в месяц исповедуются и причащаются, дают деньги на храм, то этим полностью исполняют свой долг по отношению к Богу, а всю остальную жизнь могут проводить в развлечениях, остальные деньги могут тратить на дальнейшие приобретения и стяжательства, все свои силы, кроме тех, которые раз в неделю или раз в месяц тратят на молитву в храме, они могут посвящать мирским заботам. Таких людей довольно много среди нас.

Есть среди нас и такие люди, которые думают, что раз они православные, раз они все соблюдают все предписания церковные, то они могут осуждать и судить других людей, особенно тех, которые приходят в храм «неправильно» одетые и недостаточно подготовленные. Нередко на  таких людей – а чаще всего это бывают люди молодые, которых привело в церковь любопытство или тоска, или жажда истины, – набрасываются те наши фарисеи, которые считают, что они все знают лучше других, и уверены, что раз они в Церкви уже десять, двадцать, тридцать или пятьдесят лет, то имеют право судить всех новоприходящих.

Господь каждому из нас дал право судить только одного человека — самого себя. Мы должны это запомнить раз и навсегда и никогда не пытаться суд Божий переносить на других людей.

Некоторые говорят: «Мы, православные христиане, спасемся, а вот те не спасутся и вот эти не спасутся, потому что они молятся не так, потому что они делают не то». Не наше с вами дело рядить, кто спасется, а кто нет. Вопрос о спасении каждый из нас должен ставить только применительно к самому себе: я со своими грехами, со своими немощами, со своим фарисейством спасусь или нет, смогу ли я войти в Царство Божие? Может быть, мы можем этот вопрос ставить еще в отношении очень близких нам людей, – людей, которые настолько нам дороги, что мы не хотим войти в Царствие Небесное без них. Вот тогда мы можем спрашивать себя: а спасется ли этот столь близкий мне человек – мой сын или моя дочь, мой друг или мой сослуживец – и делать все, чтобы вместе с нами эти люди вошли в Царствие Божие.

Мы не должны судить людей за их грехи, потому что Господь учит нас осуждать грех, но любить грешника. Мы не должны судить людей по их внешнему виду, потому что Господь учит нас судить судом праведным. А суд праведный — это и есть тот суд, который мы должны вынести самим себе прежде Страшного суда. Если мы этот суд самим себе вынесем, если мы встанем на путь исправления, если каждый из нас последует за Христом, то не будет для нас страшен и Страшный суд, потому что самоосуждение наше произойдет здесь, и Господь примет нас с распростертыми объятиями, как Он принял мытаря, который не имел никаких заслуг перед Ним, но который со смирением все свое упование возложил на Господа.

Когда осталось три недели до Великого поста, мы должны постепенно настраивать себя на предстоящий нам постный подвиг, на подвиг покаяния. Покаяние есть не что иное, как исправление самих себя. Как часто приходится на исповеди слышать, как человек рассказывает о грехах других людей; исповедь его превращается в фарисейство, потому что он не видит своих грехов, своей вины; он сознает только грехи других и сожалеет, что не удается их исправить, ведь исправить другого человека очень трудно, почти невозможно. Исправить же самих себя мы можем – не своими лишь силами, но силой благодати Божией, если будем обращаться к Вседержителю той молитвой, которой мытарь обращался к Нему: «Боже, милостив буди мне грешному».

Пусть Господь поможет нам идти путем покаяния в течение всей нашей жизни – не только в дни Святой Четыредесятницы и в другие посты, но и в каждый день нашего жизненного поприща. Мы должны идти этим путем, сознавая свою греховность и свою немощь, прося Бога исцелить нас от всех недугов душевных и телесных, поддержать в стараниях помочь другим людям, но не обличениями, а примером собственной жизни, ибо только так мы можем сами прийти к Богу и привести к Богу других людей».

Служба коммуникации ОВЦС