Print This Post

Ваши Высокопреосвященства и Преосвященства! Дорогие отцы, братья и сестры! Всех вас сердечно поздравляю с праздником – с памятью святителя и чудотворца Иова, Патриарха Московского и всея Руси.

В день, когда мы вспоминаем имя угодника Божия, возглавившего в патриаршем достоинстве Русскую Православную Церковь и положившего начало Патриаршего служения на Руси, читаем удивительные слова Спасителя в Евангелии от Иоанна о том, что пастырь добрый душу свою полагает за овцы, а наемник бежит, ибо не есть пастырь (см. Ин 10. 11 – 13). В этих словах содержится величайшая Божественная мудрость и одновременно констатация того факта, что многие из тех, кто именуют себя пастырями, таковыми не являются. Что такое наемник? Наемник – это тот, кто служит за вознаграждение. Наемник – это тот, кто живет своей собственной жизнью, кто собственную, личную, семейную жизнь, собственные интересы и увлечения поставляет в центр своего бытия, а работа, за которую он получает деньги, является лишь средством к существованию; вознаграждение – это главное в том, что делает этот человек вне области своих интересов. Такой человек никогда не будет отдавать жизнь ради своего служения, он испугается опасности, он будет бежать.

Это имеет отношение не только к церковному, но и к любому другому служению, в том числе – к служению Отечеству, которое требует полной отдачи сил. Есть работа, а есть служение; есть работа за вознаграждение, а есть служение, которое требует отдачи всей жизни.

Конечно, в первую очередь это касается Церкви: здесь нет работы, здесь есть только служение. И потому священнослужитель несет свое служение вне зависимости от того, вознаграждается оно достойно или нет, обеспечивает ли его служение материальную сторону жизни или же обеспечивает не в полной мере, или, может быть, вообще не обеспечивает.

Наемничество есть признак того, что сердце человека, его жизнь – вне того делания, за которое он получает вознаграждение. Речь идет не только о прямом материальном вознаграждении, не только о зарплате, которую получают люди. Наемник может убежать не только потому, что пребывание в данном месте сопровождается неким риском – он побежит в другое место, если там он будет получать больше, если там он будет окружен большим почетом, если в новом месте ему будет обеспечен больший жизненный комфорт.

Все, что сказано, имеет отношение к особому роду служения – совершенно ясно, что Церковь существует в том числе потому, что люди, призываемые быть ее служителями, в абсолютном большинстве случаев таковыми и являются: они служат Богу, а не работают. Это хорошо чувствует народ. К одному священнику люди идут и даже материально готовы ему помогать, а от другого шарахаются, видя в нем наемника.

Мы живем в такое время, когда не должно быть наемников среди священнослужителей, потому что ответственность у священника – не только за его паству, но за весь народ, за страну. На великом перепутье находится наше Отечество. И от того, какие духовные силы соберет наш народ, от того, какую он будет иметь духовную мощь, будет зависеть его будущее, будет зависеть будущее Отечества нашего, всей исторической Руси.

Наемник может изменить своему призванию не только из-за страха или из желания иметь больше денег; он может изменить своему призванию незримо, негласно, как бы продолжая совершать свое дело, а сердцем принадлежа совершенно другому делу.

То, что справедливо в отношении служения Церкви, справедливо и для служения Отечеству. Если человек поднимается на высокую ступень служения своему народу, если он входит в круг людей, ответственных за судьбу Отечества, для него наемничество не допустимо, не может быть работы ради денег или ради только личного успеха и благополучия. На этой ступени должно быть служение, а значит, отдача всех своих сил, содержание в центре бытия дела, на которое поставлен сей человек промыслом Божиим и волей людей. Это справедливо также и для военачальников и для всех, кто, надевая военную форму, приносит присягу. Поэтому мы и говорим «военная служба», а не «военная работа».

Удивительно, что в нашем народе продолжается это жертвенное служение: хотя средства массовой информации, весь уклад жизни навязывают нам совершенно другие ценности, есть люди, которые, принимая присягу, честно служат Отечеству за небольшую зарплату и в трудных условиях, мотивируя свое служение не материальным благом, а желанием и стремлением служить народу своему.

Неслучайно в день памяти святителя Иова мы читали слова Евангелия о пастыре добром, который душу свою полагает за овец; он противопоставляется наемнику, который бежит. Святитель Патриарх Иов был таким пастырем. Взойдя на Первосвятительскую российскую кафедру, обретя высокое Патриаршее достоинство, он был пастырем для пастырей, он был пастырем для народа.

Он был великим светильником земли Русской: никакого наемничества, никакой личной выгоды, никакой личной заинтересованности – жизнь, отданная Церкви и народу. И ныне святитель Иов причислен к лику святых, мы прославляем его как пастыря доброго. Сегодня мы возносим особую молитву о Церкви нашей, об архипастырях и пастырях, дабы они уподоблялись святителю Иову в своем служении народу Божию. Мы молимся сегодня о властях наших и о воинстве, дабы среди власть имущих не было наемников, но были труженики – в каком-то смысле тоже пастыри, потому что и они призваны вести наш народ. Дай Бог, чтобы народ шел и за этими пастырями в правильную сторону, дабы путь сей был путем спасения, но не гибели.

Если будем крепко молиться о всех, кому Господь вручил бразды светской и церковной власти, то, надеемся, Он будет совершать великое преобразование умов и сердец даже тех людей, кто вступал на путь такового служения с мыслями обрести материальные блага, успех и почет; может быть, в их умах и сердцах силой молитвы произойдет преобразование, и наемник станет пастырем, радеющим об овцах своих. Молитвами святителя и чудотворца Иова да хранит Господь землю нашу, народ наш, власти и воинство, укрепляя и наставляя каждого и всех, кому вручена великая ответственность нести свое служение со страхом Божиим и величайшей ответственностью. Аминь.