Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /var/www/vhosts/mospat.ru/httpdocs/church-and-time/wp-content/plugins/hyper-cache-extended/cache.php on line 392
Понятие усвоения и его роль в пневматологической антропологии Фомы Аквинского — Церковь и Время
mospat.ru
Опубликовано в журнале "Церковь и время" № 56


И. П. Булыко

Понятие усвоения и его роль в пневматологической антропологии Фомы Аквинского

Автор — кандидат богословия, преподаватель Санкт-Петербургского православного института религиоведения и церковных искусств.

До Второго Ватиканского Собора богословие усвоения было живой темой для обсуждения среди римско-католических богословов. Богословы обсуждали вопрос о том, принадлежит ли Божественное обитание в душах праведных собственно Святому Духу, или мы можем говорить об обитании Святого Духа только как о действии, которое обще Трем Божественным Лицам, но усвояемом Святому Духу.

Большинство богословов придерживалось того мнения, что обитание принадлежит Святому Духу только по усвоению. Однако были и такие богословы, которые говорили об обитании в человеке как о свойстве Святого Духа, которое присуще только Ему одному, а Бог Отец и Сын участвуют в этом действии только потому, что Они нераздельно связаны со Святым Духом. Их участие в данном действии проявляется в меньшей степени, хотя Они также обитают в человеке. Подобного мнения придерживался, например, богослов XVI века Дионисий Петавский.

В латинской традиции богословие усвоения берет свои истоки у блаженного Августина и святого Илария Пектавийского, хотя они не употребляют термин «усвоение». Однако рассуждения о Святой Троице показывают, что этот метод был им известен.

Усвоение (от лат. appropriatio) — это богословский метод, когда черта, принадлежащая Божественной природе, общая Трем Лицам Святой Троицы, относится к одному из Божественных Лиц. Фома Аквинский определяет следующим образом термин усвоения: «Усвоить в тринитарном богословии означает отнести к Божественному Лицу качество, действие по отношению к творению, которое обще Трем Божественным Лицам»1.

Существенное свойство усвояется Божественной Личности по подобию сущностного свойства с тем ипостасным свойством, которым обладает данная Божественная Личность. Для Фомы усвоение есть проявление Божественных Личностей через употребление существенных свойств. «Некоторые существенные признаки или действия, общие Трем Лицам, усвояются одному из Лиц по причине их подобия в личностном свойстве, которое характеризует это Лицо»2. Согласно методу усвоения, Божественное свойство может быть усвоено только одному Лицу.

Из данных определений понятия «усвоение» мы можем сделать следующий вывод.

Во-первых, этот термин можно употреблять, когда речь идет о действии Бога по отношению к творению, когда Бог приходит в этот мир для совершения спасения. В данном случае мы должны говорить о Домостроительстве Бога по отношению к творению. Всякое действие, совершаемое Богом по отношению к творению, обще всем Трем Лицам Святой Троицы. Действие в творении может быть усвоено только одному Лицу.

Однако это действие не может быть отнесено к Нему собственным образом: как действие, которое принадлежит только Ему и не принадлежит равным образом другим Божественным Лицам. В противном случае это бы нарушало единосущие Божественных Лиц и привносило бы в Святую Троицу субординацию. Поскольку Отец, Сын и Святой Дух единосущны, Они совместно совершают спасительные действия. Там, где присутствует одно Лицо, там всегда будут присутствовать
и два других.

В Боге, согласно учению Фомы Аквинского, едино все то, что не относится к отношениям противопоставления, к ипостасным свойствам. Отсюда нужно сделать вывод, что Божественное действие извне, в области икономии, абсолютно обще Отцу, Сыну и Святому Духу. Невозможно отнести какое-либо тварное действие к одному Лицу, при этом исключая другое. Отец и Сын совершают дела извне, которые усвояются и Святому Духу, поскольку все общее в Божественных Лицах, за исключением того, что первый — Отец, второй — Сын и третий — Святой Дух, а также порядок, согласно которому Три Божественные Лица существуют, поскольку этот порядок проистекает из отношений противопоставления, которые Их определяют как Лица.

Однако в силу того, что данное Лицо имеет особую близость к творению в том или ином действии, то методологически мы усвояем Ему это действие. Так, в раздаянии благодати участвуют все Три Божественные Лица. Однако поскольку Святой Дух в силу своего Домостроительства, ближе всего находится к человеку, то Ему и усвояется действие освящения и раздаяния благодати.

Во-вторых, данный термин уместен тогда, когда речь идет о существенных свойствах Бога. Поскольку существенные свойства, такие как любовь, вездеприсутствие, всемогущество, общи всем Трем Божественным Лицам, то, говоря о каком-то отдельном Лице Святой Троицы, мы должны понимать, что этими же свойствами обладают и другие Лица, но эти свойства усваиваются тому Лицу, о котором идет речь в силу того, что данное Лицо в плане домостроительства может проявлять себя особым образом.

Пример усвоения, как указывает кардинал Ив Конгар, можно видеть в Символе веры, в словах: «Верую во единого Бога Отца, Вседержителя, Творца небу и земли…», где к первому Лицу Святой Троицы мы относим свойство всемогущества, действия творения, которые принадлежат всей Святой Троице. К любому Божественному Лицу мы можем отнести это свойство и это действие, так как Отец, Сын и Святой Дух имеют одну сущность и действуют одновременно.

Для Фомы Аквинского фундаментальным принципом является то, что по причине нераздельности своей природы, Божественные Лица нераздельно присутствуют там, где находится один из Них. Когда одно из Лиц посылается, то и Другие присутствуют в то же время. Отец же, будучи принципом других Лиц, не посылается. Это общее присутствие может проявляться различным образом. Хотя одно Лицо дает знак своего присутствия, все открываются в одно и то же время, но каждое своим частным образом.

Фома Аквинский утверждает также, что Божественные действия извне предполагают различие между Божественными Лицами, потому что каждое Лицо имеет собственную роль, присущую только Ему в каждом Божественном действии. Поэтому он использует термин усвоения в двух случаях:
Во-первых, чтобы характеризовать образ, в котором каждое Лицо совершает всякое действие.
Во-вторых, чтобы определить Лицо, Которому принадлежит главным образом действие, с которым Божественное Лицо имеет подобие по своему ипостасному происхождению.

Важно отметить, что, согласно Фоме Аквинскому, понятие усвоения не может быть отнесено ни к какому из ипостасных свойств, потому что:
– ипостасные свойства — это область внутритроичных отношений, а усвоение применимо только к действиям Бога в мире, к области икономии;
– ипостасное свойство может принадлежать только одному Лицу. При этом оно не принадлежит двум другим Лицам. Ипостасное свойство отличает данное Лицо от двух других Лиц. Мы не можем отнести к Сыну отцовство или к Отцу — сыновство. Это противоречило бы понятию ипостасных свойств. Свойство — это характеристика, которая присуща только данному Божественному Лицу. Она составляет его личную идентичность и не может принадлежать двум другим Лицам.

Отношения, которые отличают Божественные Лица одно от другого, являются личными ипостасными свойствами, свойственны только одному Лицу. Так, отцовство свойственно только Отцу, сыновство — Сыну, а исхождение — Святому Духу. Ипостасные свойства не могут быть усвоены другому Лицу, так как эти свойства характеризуют Личность, а не природу. Таким образом, сущность и действие общи Трем Лицам.

Фома Аквинский приводит следующие примеры усвоения.

Чтобы обозначить ипостась Отца, он относит к Нему силу, вечность, единство, потому что эти совершенства хотя и общи трем Лицам, предлагают некое подобие с личными свойствами Бога Отца. Сила, будучи принципом, источником действия, приписывается первому Лицу Святой Троицы, который Сам есть принцип, начало, источник Божественного бытия.

Вечность также усваивается Отцу, потому что она, как и Он, не имеет начала. Предполагается, что Бог Отец не имеет ипостасного начала. Он ни от кого не происходит, ни от кого не рождается, но Сам рождает Сына и изводит Святого Духа.

Что касается единства, которое подразумевает существование абсолютной сущности, то она принадлежит также тем Лицам, которые не предполагают никакого начала для своего ипостасного происхождения, потому что не происходят ни от кого другого. В Святой Троице Личностью, которая не имеет причины своего ипостасного происхождения, является Отец. По этой причине единство Фома Аквинский усвояет Отцу.

Мудрость усваивается Сыну по той причине, что она происходит путем разума. Сын есть рожденная Премудрость, потому что благодаря своему происхождению Он есть совершенный образ Отца и Его проявление. Согласно Фоме Аквинскому, Сын происходит в Святой Троице образом разума, который ассоциируется со знанием. Поэтому, по логике рассуждения, Фома усвояет Сыну свойства премудрости.

Святому Духу Фома Аквинский усвояет любовь, благость.
1. Любовь, потому что Святой Дух происходит от Отца и Сына путем любви, как общий объект Их взаимной любви. Фома называет Святого Духа ипостасным даром Любви, который даруется также разумным тварям.
2. Благость, потому что это совершенство, будучи причиной и объектом любви, предполагает аналогию с собственным характером Третьего Лица. Связь усвояется Святому Духу, потому что Святой Дух связывает Отца и Сына, и как дар Святой Дух связывает нас с Богом. Святой Дух единственный в лоне Святой Троицы, Который, согласно богословию Фомы Аквинского, происходит образом любви.

Что касается Божественных действий, то Отцу усвояется творение и все, что связано с первым принципом, с началом, поскольку Отец является началом Святой Троицы: Он рождает Сына и изводит Святого Духа, а также посылает Их в тварный мир. Сыну усвояется просвещение разума, и все, что связано с проявлением мудрости. Святому Духу — дела благости и любви, вдохновения, благие побуждения, благодатная жизнь, духовные дары, оставление грехов, освящение душ, усыновление, обитание Бога в нас.

Поскольку Отец, Сын и Святой Дух имеют ту же сущность, отсюда следует, что во всем, что Бог совершает в нас, участвуют Три Лица Святой Троицы. Согласно Фоме Аквинскому, «любое действие по отношению к творениям, которое усваивается одному из Божественных Лиц, является общим всей Святой Троице вследствие единства природы, потому что где есть одна природа, там должно быть одна сила и одно действие»3.

Фома говорит о том, что «действие усвоения относится ко всей Святой Троице, поскольку едино ее действие, как и едина ее сущность»4. То, что принадлежит Божеству и говорится об одном из Трех Божетвенных Лиц, должно говориться также и о всех Трех вместе, поскольку Они вместе один Бог. Усвояя существенные свойства определенным Лицам, мы не исключаем других Лиц и не устанавливаем степень причастности, мы показываем только подобие в свойстве Лиц.

Фома Аквинский указывает, что усвоение, которое относит общую сущность к Божественным Лицам, не должно смешивать с усвоенным образом, согласно которому «одно и то же тварное действие относится к Трем Божественным Лицам, к Отцу как к Творцу, который не имеет начального принципа, к Сыну как к Творцу Рожденному, к Святому Духу как Творцу исходящему. Назвать Святого Духа Благостью есть усвоение, но отнести Благость к Трем Божественным Лицам, это значит говорить об усвоенном образе»5.

Понятие усвоения является особенно важным для Фомы Аквинского в учении о Божественном обитании. Божественное обитание включает в себя Домостроительства Сына и Святого Духа. Оно понимается как общее дело всей Святой Троицы.

Фома говорит, что «вся Троица обитает в нас посредством благодати, но обитание может быть усвоено одному Лицу по причине особого дара, который имеет подобие с этой личностью, по причине чего Она посылается»6. Этим Лицом является Святой Дух, который даруется человеческой душе и который обитает в ней, делая человека сыном Божиим по благодати.

По усвоению Святой Дух является Лицом, которое держит все, что зависит от благодати. Фома Аквинский усваивает Святому Духу общение. Это обозначает, что «факт самоотдачи, который усвояется всем Лицам Святой Троицы, отвечает мистически тому, что есть личное свойство Святого Духа в порядке Его превечного исхождения»7.

Святой Дух, согласно учению Фомы Аквинского, есть Нетварный Дар, который даруют друг другу Бог Отец и Бог Сын. Он есть Любовь, которой любят друг друга Отец и Сын. Этот Нетварный Дар, эту любовь Они даруют разумным существам, каковыми являются человек и ангелы. «В силу того, что Святой Дух есть Любовь по причине своего происхождения, Он имеет в Себе то, что Он даруется и то, что есть причина дара. Он есть дар в себе. Другие дары являются таковыми через участие в любви, так что они даруются через любовь. В Троице имя дара дано Святому Духу, согласно Его превечному происхождению, так что Он происходит через любовь, которая есть причина всякой свободы»8.

Хотя обитание в человеке усвояется Святому Духу, однако оно не является Его ипостасным свойством. Божественное обитание, подобно всем Божественным действиям по отношению к творению происходит от Отца, через Сына во Святом Духе. Вследствие того, что Отец и Сын изводят Святого Духа, Они, согласно учению Фомы Аквинского, обитают в нас Святым Духом, который есть связь, соединяющая нас с Отцом и Сыном. Там, где присутствует Святой Дух, там присутствует Отец и Сын по причине единства природы.

Этот дар личности Святого Духа предполагает сверхъестественное расположение, производимое в нас тремя Божественными Лицами. Этим сверхъестественным расположением, или приготовлением к принятию Личности Святого Духа, является освящающая, или как она именуется в католическом богословии, «хабитуальная», благодать. Она, в отличии от Личности Святого Духа, которую Фома Аквинский именует Нетварной Благодатью, является тварной.

«Если речь идет об особом присутствии Бога как объекте знания и любви, о Его обитании в душе, ничто, как только тварная благодать, которая Его сопровождает с дарами, не может производить в душе этого результата. Благодать, как и все внешние действия, исходит от всей Святой Троицы, от Бога как такового, единого и Троичного, в Боге как таковом как Высшем бытии все объединяется»9. Произведение и раздаяние благодати есть общее дело всех Божественных Лиц. Они равным образом участвуют в этом действии. Однако, хотя благодать в нас есть общее дело Отца, Сына и Святого Духа, она особенно изливается в сердца наши Святым Духом. «В деле освящения особая роль принадлежит Святому Духу. Неслучайно Домостроительство, которое имеет объектом освящение, относится к Святому Духу»10. Ибо, согласно учению Фомы Аквинского, Сам Святой Дух именуется Нетварной Благодатью и Сам даруется душе человека.

Тварная благодать является для нас приготовлением к принятию Нетварной Благодати — Личности Святого Духа. Когда Святой Дух даруется нам через освящающую благодать, вместе с Ним нам даруются Отец и Сын. Таким образом, Святой Дух есть то Лицо, через которое мы становимся причастны Святой Троице образом любви. Ибо Святой Дух есть, согласно Фоме, тот Нетварный Дар Любви, которым любят друг друга Отец и Сын. Этот Дар Любви Они даруют и нам.

Будучи общим делом всей Святой Троицы, Божественное обитание относится к той Личности Святой Троицы, которая в Боге является ипостасной Любовью, как это объясняет «Катихизис» Тридентского Собора: «Хотя все внешние действия общи Трем Лицам, большинство из них усвояются Святому Духу, для того, чтобы мы поняли, что они происходят от безмерной любви Бога к нам»11. Блаженный Августин говорит: «Кто посмел бы думать, игнорируя совершенно нераздельность Божественных Лиц, что Отец или Сын могут обитать там, где Святой Дух не обитает, и что Святой Дух обитает каким-то образом без Отца и Сына? Нужно осознать, что Бог есть везде посредством присутствия своего Божества, но не посредством благодати обитания»12.

Неслучайно невидимое Домостроительство, которое имеет объектом освящение праведных душ и единство с Богом посредством любви, относится к Святому Духу. Причина этого заключается, согласно Фоме Аквинскому, в характерной черте Третьего Лица, Его отличительном обозначении, посредством аналогий, которые существуют между Его личными свойствами и именами, действиями или делами, которые Ему усвояются. «Освящение, будучи делом любви, относится к тем лицам, которые, происходя образом любви, есть ввиду того же своего происхождения, сущностная любовь»13.

Природа, в которой человек участвует, чтобы стать сыном Божиим по благодати, обща всем Трем Лицам. Обще и то действие, которое изливает благодать и которое сохраняет ее в человеке. Согласно Фоме, обитание обще Трем Лицам, но различным образом усваивается каждому из Них, согласно различным отношениям причинности: Отцу как первопричине, Сыну как тому, Кто дает Богоподобие, Святому Духу как тому, Кто запечатлевает в нас Божественное подобие.

Таким образом обитание Бога в человеке есть общее дело Святой Троицы, но оно усваивается Святому Духу вследствие того, что, согласно католическому учению, Он происходит образом любви в лоне Святой Троицы. Дело обитания связано с двумя действиями: знанием и любвовью. Бог, обитая в человеке, присутствует в нем как знаемый и любимый, как познающий и любящий. Поскольку действие обитания имеет подобие с ипостасным свойством Святого Духа, то Святому Духу усваивается данное действие. При этом не игнорируются другие Лица Святой Троицы. Они наравне со Святым Духом участвуют в данном действии, будучи единосущными и нераздельными.

Учение об усвоении в деле обитания Бога в человеке определяет собственную роль каждого Лица, каждое схождение в нас в порядке троичного происхождения: Сын как посылаемый Отцом, рождаемый от Отца, Святой Дух посылаемый или сходящий в нас от Отца и Сына, Сам Отец как посылающий Сына и Святого Духа. Домостроительства Лиц, согласно Фоме Аквинскому, есть распространение на творение превечных ипостасных свойств. Сами Лица в своих ипостасных свойствах сообщаются творению. Отец, Сын и Святой Дух обитают в личностях. Они обитают согласно своим ипостасным свойствам. «Отец, посылая Сына, или говоря свое Слово всем, кто Его получает, и Святой Дух, будучи дарованным как происходящий от Отца и Сына»14.

Отец является первопричиной обитания, поскольку Он посылает Сына и Святого Духа в этот мир. Он же является началом в лоне Святой Троицы, от которого превечно рождается Сын и превечно исходит Святой Дух. Сын является экземплярной (от лат. Exemplar — «образ») причиной, потому что в обитании Лиц Святой Троицы мы получаем образ Сына. Этот образ состоит в том, что подобно тому, как Иисус Христос является Единородным Сыном по Божественной природе, рожденный из сущности Бога Отца, точно так же мы являемся сынами Божиими по благодати. Сын, таким образом, есть праобраз нашего усыновления Отцу. Святой Дух, который подает нам благодать, запечатлевает этот образ в нас.

Когда Три Божественных Лица обитают в человеке, человек получает усыновление, будучи сыном Божиим по благодати. Именно потому, что мы имеем в себе Святого Духа, мы усыновляемся Богу. Таким образом, Святой Дух есть залог нашего усыновления Богу. Усыновления есть также общее дело Святой Троицы. Причина, по которой Фома рассматривает усыновление как общее Трем Божественным лицам, есть та, что он рассматривает общее действие, усвоение всей Троице и обитание как общие Трем Божественным Лицам. Следовательно, отцовство в деле усыновления обще Трем Лицам. Оно усвояется Отцу, поскольку отцовство не отождествляется с ипостасным свойством Отца, но подобно ему.

Как указывает Фома, дело усыновления не есть собственное дело какой-то личности, при котором исключаются все остальные. Святая Троица есть источник и причина нашего усыновления. Согласно Фоме, «усыновление усвояется Отцу как его виновнику, Сыну как его образу, Святому Духу как тому, кто запечатлевает Его в сердцах наших»15.

Фома Аквинский приводит следующее доказательство этого: «Есть различие между сынами усыновленными по благодати и собственным Сыном по природе: то, что Сын по природе не сотворен, но рожден. Если Священное Писание говорит о рождении сынов по усыновлению, то здесь речь идет о чисто духовном рождении, по благодати, но не по природе. Хотя действие рождения есть свойство личности Бога Отца, в творении это дело обще всей Святой Троице. Поскольку где одна природа, там должна быть и одна добродетель и одно действие. Святой Дух, хотя и исполняет свою миссию в деле Божественного усыновления, хотя Он есть по преимуществу Дух усыновления, залог вечного наследия, приготовленного для сынов, но Он не получает имя Отца»16.

Фома делает вывод, что наше усыновление усвояется Отцу:
во-первых, потому что Отец является началом в лоне Святой Троицы, от Него рождается Сын и исходит Святой Дух;
– во-вторых, потому, что Отец посылает в этот мир Сына и Святого Духа. Мы являемся образом Сына, а Он по отношению к Отцу является Сыном по природе. То, чем является Сын по своей Божественной природе, мы для Отца являемся по благодати. Следовательно, так же, как Отец является Отцом для Сына по природе, так и для нас Он является Отцом вследствие усыновления, которое дается нам по благодати. Отсюда Фома делает вывод о том, что действие усыновления должно быть усвоено именно Отцу.

Дадим теперь оценку данному богословскому методу с точки зрения православного учения о Святой Троице.
На наш взгляд, к положительным сторонам данного метода можно отнести следующие.

1. Данный метод основывается на учении о единосущии Святой Троицы. В этом можно видеть близость данного метода с православным учением о Святой Троице. Кардинал Ив Конгар полагал, что теория «усвоения» созвучна с центральными утверждениями Востока и Запада о том, что Отец, Сын и Святой Дух едины.
Однако восточное богословие не употребляет термина «усвоение», хотя логика рассуждения его схожа с западным методом усвоения. Для восточного богословия все сосредоточено в термине «единосущие», который подразумевает общность Божественных действий, Божественных сущностных свойств. Божественные Лица обладают одной сущностью. Это предполагает общность сущностных свойств, общность действий. Энергия, будучи энергией природы, является общей для трех ипостасей, так как у Них одна природа.

2. Основываясь на учении о единосущии Лиц Святой Троицы, данный метод подчеркивает, что сущностные свойства Святой Троицы общи для всех Божественных Лиц. Это также относится к действиям, которые совершают все Божественные Лица. В силу того, что Божественная Сущность обща для Трех Лиц Святой Троицы, Их действия также являются общими. Именно единосущие Лиц Святой Троицы является основанием для того, чтобы отнести к каждому из Божественных Лиц сущностные свойства, общие Божественные действия и Нетварные Божественные Энергии. Где совершает действие одно Божественное Лицо, там будут присутствовать и два других Лица. В.Н. Лосский пишет: «В порядке домостроительного проявления Святой Троицы в мире, каждая энергия исходит от Отца, сообщается через Сына во Святом Духе <…> В порядке ниспослания проявительных энергий, являющих Божество, Отец есть обладатель проявляемого свойства, Сын — проявление Отца, Дух Святой — Тот, Кто проявляет»17.
Очень важно, на наш взгляд, подчеркнуть принцип единосущия в деле обожения человека. И католическое богословие усвоения, и православное богословие ставят этот принцип во главу угла, когда речь идет о причастности человека Богу. Оба богословия выражают ту мысль, что в деле спасения человека участвует вся Святая Троица. Человек, соединяясь с Богом по благодати, становится храмом Святого Духа, а через Святого Духа и всей Святой Троицы, так как в деле обожения принимает непосредственное участие вся Святая Троица, хотя и усваивается это действие Святому Духу, через которого человеку дается благодать.
Метод усвоения подчеркивает общность действия Божественных Лиц в деле раздаяния благодати и участия в деле спасения человека. Если вся Святая Троица участвует в деле раздаяния благодати, значит, мы можем быть причастны единому Богу, Троичному в Лицах. Это значит, что мы можем стать местом обитания Бога, а следовательно, обрести спасение.

3. Данный метод справедливо отмечает то, что ипостасное свойство, которое принадлежит одному Божественному Лицу, не может быть усвоено двум другим Лицам. Ипостасное свойство — это то единственное и неповторимое, что отличает данное Лицо от других Лиц Святой Троицы.
Отметив положительные стороны данного метода, мы должны указать на расхождения, которые существуют у данного метода с православным вероучением.

1. Нужно признать условность данного метода в отношении учения о Святой Троице. Этот метод нельзя понимать буквально, в противном случае мы рискуем нарушить единство и целостность Божественного Существа, которое едино и неделимо. Метод усвоения можно рассматривать лишь как способ, который в некоторой степени облегчает наше понимание того, как Бог совершает спасительные действия по отношению к сотворенному Им миру, к человеку. Однако нельзя абсолютизировать данную теорию в силу того, что она построена на аналогиях, но никакая аналогия не может адекватно передать то, что происходит в лоне Святой Троице, хотя в некоторой степени и приближает наше понимание к этому.

2. Восточное богословие не утверждает, что существенное свойство усвояется Божественному Лицу в соответствии с происхождением в лоне Святой Троицы. Данная идея является следствием того, что для католического богословия домостроительное снисхождение Божественных Лиц в тварный мир является продолжением Их происхождения в лоне Святой Троицы.
Восточное богословие не указывает на зависимость между существенными свойствами и ипостасным происхождением Божественных Лиц в Лоне Святой Троицы. Само происхождение Божественных Лиц является для нас невыразимой тайной, а поэтому мы не можем говорить о некоем подобии усвояемых существенных свойств с происхождением в лоне Святой Троицы. Данное уподобление в католическом богословии является своего рода аналогией, заимствованной из области антропологии. Она является антропоморфизмом, перенесенным в Божественную сферу.
К примеру, восточное богословие не утверждает, что Святой Дух происходит от Отца и Сына образом любви, что Святой Дух есть взаимная любовь Отца и Сына. Данное утверждение является следствием римско-католического учения об исхождении Святого Духа от Отца и Сына, Filioque. Оно также является следствием антропоморфизмов, привнесенных в учение о Святой Троице.
Кроме того, данное положение является следствием того, что Фома Аквинский не делает четкого разграничения между областью собственно богословия, областью внутритроичной и икономией, проявлением Бога в сотворенном Им мире. Отсюда и сравнение сущностного свойства с образом ипостасного происхождения Божественного Лица.

3. Что касается понимания Фомой Аквинским ипостасных свойств как отношений противопоставления, то нужно отметить, что ипостасные свойства в православной традиции никогда не понимались таким образом. Это характеристики Лиц Святой Троицы, которые отличают Их друг от друга.

4. Относительно Божественных действий православное богословие усвояет творение — Отцу, дело спасения — Сын как совершителю нашего Искупления, а дело усвоения плодов Искупления — Святому Духу, поскольку Он непосредственно подает человеку благодать. При этом имеется в виду, что и Отец, и Сын, и Святой Дух участвуют и в деле творения, и в деле Искупления, и в деле преподания благодати.
Относительно данного метода в его связи с учением об обитании Святого Духа в человеке отметим следующее.

1. Фома Аквинский справедливо отмечает, что дело обитания является общим для всей Святой Троицы. Обитание происходит через благодать, которая подается Святым Духом, но при этом благодать принадлежит всей Святой Троице. Однако нельзя согласиться с учением Фомы Аквинского о тварной благодати, а также с тем, что Святой Дух есть Нетварная благодать.
Восточное богословие говорит о благодати как о Нетварной Божественной энергии. Божественные энергии неотделимы от Божественной сущности. Поэтому они общи всем Лицам Святой Троицы, как обща сущность. По этой же причине Божественные энергии являются нетварными, так как в Боге не может быть ничего тварного по определению.
2. Что касается усвоение дела обитания Святому Духу по причине сходства с Его ипостасным свойством — исхождение образом любви от Отца и Сына, то нужно отметить, что учение о том, что Святой Дух является ипостасной любовью, которой любят друг друга Отец и Сын и которой Они любят творение, и поэтому Его ипостасным свойством является исхождение от Отца и Сына, не свойственно восточно-православной Традиции. Православное богословие говорит о том, что Святой Дух исходит от Отца. В порядке икономии Святой Дух исходит от Отца через Сына. Поэтому и Благодать подается нам от Отца через Сына во Святом Духе в порядке икономии.

3. Обитание Божественных Лиц согласно Их ипостасным свойствам является следствием того, что Фома Аквинский полагает, что Божественные Домостроительства есть продолжение внутритроичных отношений, которые существуют между Божественными Лицами. Однако православное богословие четко различает область икономии и область внутритроичных отношений. Это различие должно учитываться, поскольку в противном случае мы придем к учению о Filioque, что не свойственно православному богословию.

4. То, что дело обитания связано с действиями знания и любви, является перенесением человеческих чувств в лоно Святой Троицы. Говоря об антропоморфизмах, нужно признать их относительный характер. Они являются лишь аналогиями, которые некоторым образом приближают наше понимание к тайне Святой Троицы.

5. Фома делает справедливое замечание по поводу различия сыновства Иисуса Христа, который является Сыном Божиим по существу, рожденным из сущности Отца, и нашим сыновством, которое происходит по благодати. То, что мы усыновляемся Отцу через Сына во Святом Духе, имеет основание и в православной традиции. Оно основано на том, как происходит любое домостроительное действие Святой Троицы: от Отца,
через Сына, во Святом Духе.

Резюмируя вышесказанное, нужно отметить, что метод усвоения является важной составляющей римско-католической триадологии. По мнению кардинала Ива Конгара, он представляет особенную ценность для Троичного богословия. «Он напоминает современным богословам о том, что Святой Дух неотделим от Отца и Сына и существует с Ними в тесном единстве. Без богословия усвоения существует опасность, что троичное богословие будет воспринимать Отца, Сына и Святого Духа как нумерическую троичность или как сообщество трех не связанных друг с другом индивидуумов. Святой Дух не может быть обособлен, ибо Он есть Дух Бога, Дух Иисуса Христа. Общение Святого Духа с Богом и Иисусом Христом никогда не упраздняется». Это один из способов выразить единосущие Божественных Лиц. В некоторых пунктах данный метод перекликается с православным учением о Святой Троице.

Однако нельзя не признать, что данный метод имеет свои недостатки. Его можно признать лишь на уровне аналогии, которая хотя и приближает к пониманию Троичной тайны, однако не является адекватным ее выражением. Но как аналогия, как частное богословское мнение данный метод имеет право на свое существование.

Литература

1. Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета. М., 1997.

2. Августин, блаж. Трактат о Святой Троице. М., 2007.

3. Большой Катихизис Католической Церкви. М., 1995.

4. Лосский В.Н. Очерки мистического богословия Восточно-Православной Церкви. М., 1996.

5. Saint Thomas d’Aquin Somme de la thevologie 14,8,9. Paris, 1994.

6. Congar Y.,o.p. Je crois en L’Esprit Saint . Paris, 1997.

7. Enrico di S. Teresa, O.C. D. Proprieta o appropriazione //Ephemerides Carmeliticae. Firerze. Liberia Fiorentina, 1958. P.268-290.

8. Hugon E. Le Mystere de la Tres S . Trinitev. Paris, 1912.

9. Journet C. La grace divine. Freibourg, 1998.

10. Journet Ch. Tomisme et Palamisme// Revue Tomiste, 1961, № 4. P. 67-92.

11. Plus R., s.j. Dieu en nous. Toulouse, 1939.

12. Rondet J. La grace divine. Paris, 1976.

13. Rouel A. La Prevsence de Dieu dans l’ame du juste selons les commentaires scripturaires du S . Thomas d’Aquin. Fribourg, 1988.

Примечания

  1. Saint Thomas d’Aquin. Somme de la thevologie 14,8,9. Paris, 1994. P. 256.
  2. Congar Y.,o.p. Je crois en L’Esprit Saint. Paris, 1997. P. 235.
  3. Saint Thomas d’Aquin. Somme de la thevologie 14,8,9. Paris, 1994. P. 234.
  4. Saint Thomas d’Aquin. Somme de la thevologie 14,8,9. Paris, 1994. P. 290.
  5. Journet Ch. Tomisme et Palamisme// Revue Tomiste, 1961, № 4, P. 67.
  6. Фома Аквинский. Сумма против язычников. М., 1997. С. 47.
  7. Terrien J.-B., s.j. La grace et la gloire. Paris, 1946. P.57.
  8. Hugon E. Le Myste;re de la Tre;s S . Trinitev. Paris, 1912. P . 45.
  9. Journet C. La grace divine. Freibourg, 1998. P. 67.
  10. Rondet J. La grace divine. Paris, 1976. P. 89.
  11. Цит. по: Большой Катихизис Католической Церкви. М., 1995. С. 457.
  12. Августин, блж. Трактат о Святой Троице. М., 2007. С. 89.
  13. Enrico di S. Teresa, o.c.d. Proprieta o appropriazione //Ephemerides Carmeliticae. Firerze. Liberia Fiorentina, 1958. P.268-290.
  14. Plus R., s.j. Dieu en nous. Toulouse, 1939. P. 178.
  15. Rouel A. La Prevsence de Dieu dans l’ame du juste selons les commentaires scripturaires du S . Thomas d’Aquin. Fribourg, 1988. P.92.
  16. Saint Thomas d’Aquin. Somme de la thevologie 14,8,9. Paris, 1994. P. 256.
  17. Лосский В.Н. Очерки мистического богословия Восточно-Православной Церкви. М., 1996. С. 190.