Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /var/www/vhosts/mospat.ru/httpdocs/church-and-time/wp-content/plugins/hyper-cache-extended/cache.php on line 392
Мои воспоминания — Церковь и Время
mospat.ru
Опубликовано в журнале "Церковь и время" № 56


Митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий

Мои воспоминания

Из юбилейного сборника «На службе Церкви: К 65-летию Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата» (Москва, 2011).

4 апреля 2011 года исполнилось 65 лет со дня создания решением Святейшего Патриарха Алексия I и Священного Синода Отдела внешних церковных сношений.

Для меня дорога эта дата, так как более 50 лет я связан с внешней деятельностью Русской Православной Церкви: 15 августа 1960 года я был назначен референтом Отдела.

Чтобы документально изложить историю и деятельность Отдела, было бы необходимо «пройтись» по архивным материалам. Для этого потребовался бы не один год углубленного труда. В этой же статье я хотел бы лишь поделиться личными оценками и воспоминаниями.

Господь судил мне быть в первой тройке председателей Отдела. Два предшествующих мне председателя почили о Господе, поэтому сначала хочется коснуться их служения в этой должности. А все мои преемники, слава Богу, благоденствуют и, надеюсь, поделятся воспоминаниями о пройденном ими пути.

Создание Отдела относится к послевоенному периоду, когда заметно возрождалась церковная жизнь в Советском Союзе и оживлялись внешние контакты Русской Православной Церкви.

Митрополит Николай (Ярушевич), будучи авторитетным иерархом и блестящим проповедником, переживший со своим народом трагическую судьбу Церкви и героическую борьбу в период Великой Отечественной войны, со свойственной ему энергией и талантом 14 лет возглавлял внешнюю деятельность Московского Патриархата. Его деятельность широко освещалась в церковной и светской прессе. Достаточно полистать «Журнал Московской Патриархии» того периода и увидеть многотомные издания его слов и речей, чтобы понять тогдашнюю роль митрополита Николая в РПЦ и получить представление о функциях возглавляемого им Отдела.

Это относилось к межправославным отношениям, ликвидации расколов, а также межрелигиозным связям, миротворческой деятельности.

Владыка митрополит деятельно участвовал в подготовке и проведении в 1948 году совещания Предстоятелей и представителей Автокефальных Православных Церквей в Москве, когда праздновалось 500-летие автокефалии Русской Православной Церкви. Этот форум послужил укреплению единства Православия и открыл новую страницу в жизни Православной Полноты в послевоенный период.

Отдельно следует сказать, что интенсивные контакты с Евангелическо-Лютеранской Церковью Германии дали непосредственный импульс началу в 1959 году богословских собеседований «Арнольдсхайн».

Были предприняты успешные шаги по сближению с другими инославными Церквами. Так, в 1956 году в Москве состоялось богословское собеседование представителей Русской Православной и Англиканской Церквей. Русскую Православную Церковь посетила делегация Национального Совета Церквей Христа в США во главе с его Президентом д-ром Юджином К. Блейком, а митрополит Николай возглавил ответный визит в США делегации деятелей Русской Церкви и других христианских Церквей и объединений в СССР. Во время этих обменов имели место собеседования по богословским и миротворческим вопросам.

В 1958 году митрополит Николай во главе делегации Русской Православной Церкви встретился в г. Утрехте, Нидерланды, с делегацией Всемирного Совета Церквей во главе с д-ром Франклином Фраем, председателем Центрального комитета Всемирного Совета Церквей (ВСЦ), и генеральным секретарем ВСЦ д-ром В. А. Виссер’т Хоофтом. Состоявшиеся переговоры определили последующее вступление Русской Православной Церкви во Всемирный Совет Церквей на III его Ассамблее в 1961 году.

Тогда же в Утрехте состоялась встреча митрополита Николая с секретарем по экуменическим связям Римско-Католической Церкви в Нидерландах монсиньором Иоанном Виллебрандсом. Были возобновлены отношения Русской Православной Церкви с Церквами Утрехтского Старокатолического союза.

В январе 1959 года представители Русской Православной Церкви участвовали в создании Конференции Европейских Церквей, что было подготовлено целым рядом международных встреч и обсуждений, осуществлявшихся через Отдел внешних церковных сношений.

Митрополит Николай еще до образования Отдела активно участвовал в антивоенной патриотической и миротворческой деятельности с первых дней начала войны и до ее окончания, а затем включился в деятельность Советского комитета защиты мира и Всемирного совета мира. Одновременно он состоял членом и участником различных международных ассамблей и конгрессов сторонников мира.

Он входил в состав Палестинского общества при Академии Наук СССР. Особенно необходимо отметить дух сотрудничества в патриотических вопросах всех Церквей и религиозных объединений в СССР в послевоенный период, что дало возможность впервые провести в 1952 году в Троице-Сергиевой Лавре миротворческую конференцию. Владыка Николай выступил на ней с докладом: «Церковь вместе с народом в борьбе за мир».

Это лишь отдельные штрихи в трудах митрополита Крутицкого и Коломенского Николая во внешней деятельности, когда он заложил широкую основу контактов и взаимодействия Русской Православной Церкви с религиозным и светским миром.

И следует подчеркнуть, что все это он начинал почти на пустом месте, поэтому в то время мало кто знал о существовании Отдела внешних церковных сношений. После личности Святейшего Патриарха Алексия I первым известным и активным иерархом тогда был митрополит Николай. Когда я впервые вошел в здание этого Отдела, он располагался тогда в нескольких комнатках скромного флигеля в Чистом переулке во дворике Патриархии.

Кончина владыки Николая последовала в 1961 году, а за год до этого, согласно поданному прошению, решением Священного Синода он был освобожден от должности председателя Отдела.

Его преемником стал владыка Никодим (Ротов), внешняя деятельность которого началась с 1956 года в Иерусалиме, в Русской Духовной Миссии. С тех пор, можно сказать, до последнего вздоха он был активным участником как внутренней, так и внешней деятельности Русской Православной Церкви. Юный епископ стал преемником всемирно известного и популярного митрополита Крутицкого и Коломенского Николая.

Различные слухи, связанные с причиной ухода с должности первого председателя Отдела порождали в церковной среде настороженное отношение к его преемнику. С таким отношением к себе владыка Никодим встречался повсюду, но никогда на это не реагировал, лишь в узком кругу своих единомышленников любил повторять слова А. В. Суворова: «Мне нужно воевать, пусть история меня рассудит!» А следует вспомнить, что то была нелегкая для Русской Церкви пора: с одной стороны — «хрущевская оттепель» в политике, с другой — новый этап «наступления» на Церковь. И нельзя не упомянуть, что бушевала тогда и «холодная» война в международных отношениях. Вот в этих условиях вступал в должность Председателя юный по церковным понятиям владыка Никодим.

Оглядываясь на минувшие годы, я могу с уверенностью сказать, что только силой Божией и действием благодати можно объяснить те достижения, которые имели место в деятельности владыки Никодима. Непостижимо человеческим разумом, как можно было бы только человеческими усилиями совершить то, что он сделал за свою короткую, но яркую жизнь. Во внешней деятельности Церкви, помимо миротворческого аспекта, значительное место занимали оживленные братские межправославные контакты и сотрудничество.

Он руководит и завершает в рамках «Родосской комиссии» богословские исследования всех назревших к разрешению вопросов, составленных Православными Церквами. Для этого привлекались наши Духовные школы, в том числе и в лице своих талантливых выпускников.

Я имел возможность веете годы видеть, как «ковались» кадры не только для Отдела, но и для насущных нужд Русской Церкви, особенно ее епископат. Отдел численно разросся и в связи с этим переехал на улицу Рылеева. Позже за ним закрепится бытовое наименование МИДа Русской Церкви. Могу с основанием сказать, что широкая деятельность Отдела в период возглавления его митрополитом Никодимом фактически сделала его влиятельным и значимым органом Церкви.

Заслуга второго председателя заключалась в том, что через внешнюю деятельность в рамках множества мероприятий в Церкви создавались квалифицированные, всесторонне образованные кадры на всех уровнях, не уступавшие своим собратьям и коллегам в других странах. Конечно, все это сегодня общеизвестно. Но я не могу удержаться, чтобы не вспомнить, как давалось это владыке. Когда еще до переезда Отдела он жил в одной из комнатушек флигеля в Чистом переулке, то часами общался с членами наших делегаций, отправлявшимися на различные заседания и продолжительно слушая их отчеты. Так же было, когда он занимал комнату под свое жилище на улице Рылеева. А когда переехал в Серебряный бор, то для всех его друзей и братьев по служению это был дом родной. Там заседала и «Родосская комиссия». Там, по традиции, когда не хватало времени в Отделе, встречался митрополит Никодим и с членами наших делегаций «от мала до велика», ибо своим вниманием он охватывал не только иерархов, но и священников и мирян-богословов.

Но особое внимание уделял он студентам Духовных школ, которые, занимая ныне высокое положение в Церкви или совершая ревностное служение на приходах, с сыновней благодарностью вспоминают владыку Никодима, как своего духовного отца.

Говоря сегодня об Отделе, хочется вспомнить о евангельском горчичном зерне: уже при владыке Никодиме можно было утверждать, что оно возросло и стало больше всех злаков (см.: Мк. 4:33). Но титанический труд подорвал некогда богатырские физические силы владыки, и в 1972 году после перенесенной тяжелой болезни, по прошению митрополита Никодима, Священный Синод освободил его от должности председателя Отдела. Согласно этому решению с 30 мая я приступил к трудам, став третьим председателем Отдела.

Для меня не была эта миссия новой, т.к. до этого я был заместителем председателя, она облегчалась еще и тем, что владыка Никодим в качестве своего рода «подстраховки» оставлял за собой общее руководство внешней деятельностью Русской Церкви. Это нашло отражение во 2, 3 и 4 пунктах постановления Синода, где говорилось:

2. Комиссию Священного Синода по вопросам христианского единства впредь именовать «Комиссией Священного Синода по вопросам христианского единства и межцерковных сношений».
3. Комиссия Священного Синода по вопросам христианского единства и межцерковных сношений разрабатывает проблемы и перспективные планы внешней деятельности Московского Патриархата, которые осуществляются Отделом внешних церковных сношений; председатель Комиссии, имея ответственность перед Святейшим Патриархом и Священным Синодом, наблюдает за осуществлением всего этого Отделом внешних церковных сношений.
4. Председатель Отдела внешних церковных сношений осуществляет свою деятельность в непосредственном контакте с председателем Комиссии Священного Синода по вопросам христианского единства и межцерковных сношений.

Вспоминая никодимовскую эпоху в Отделе, можно сказать, что все имевшиеся контакты и основы внешней деятельности, заложенные митрополитом Николаем, были творчески развиты владыкой Никодимом.

На бесчисленных международных конференциях и богословских собеседованиях он неизменно отстаивал православные подходы и интересы Родины. Его выступления порой бывали эмоциональны. Но что было характерно в личных контактах с православными собратьями, идеологическими и неправославными оппонентами — сердечные и дружественные отношения вне официальных заседаний со всеми без исключения. Через это он снискал популярность, дружбу, понимание и поддержку его в развитии отношений с Русской Православной Церковью, находящейся в сложных условиях…

Помимо всего этого, особенно необходимо отметить его личную заслугу в даровании автокефалии Американской и автономии Японской Православным Церквям. И, конечно, его неоценимая заслуга в спасении русского Афона, который находился на грани вымирания.

«Курс» Отдела ни в малейшей мере не изменился и при третьем председателе: все шло в том же русле полноводного течения дел при активном непосредственном участии владыки Никодима, как это и было определено Священным Синодом.

Усердные труды моих заместителей — владык Хризостома и Иова, а также протоиерея Николая Гундяева внесли свой вклад в успех работы Отдела.

Можно было бы много перечислять событий из истории моего периода, но это было бы скучно читать. Хочу лишь упомянуть о всемирной конференции «Религиозные деятели за прочный мир, разоружение и справедливые отношения между народами», проведенной под моим председательством в Москве 6-10 июня 1977 года. Такая конференция, где приняли участие около 650 видных представителей различных религий из 107 стран, состоялась в нашей стране впервые в истории.

По традиции предшественников-председателей Отдела я принимал участие и в общественной деятельности, ставящей своей целью укрепление мира, дружбы и взаимопонимания между народами. Так, я являлся членом Советского комитета поддержки народов Вьетнама, Лаоса и Кампучии, Комитета советской общественности по правам человека и международному гуманитарному сотрудничеству, Российского Палестинского общества при АН СССР, Правления Фонда культуры РСФСР, комиссии СССР по делам ЮНЕСКО, а также вицепрезидентом Общества СССР — США, заместителем председателя Правления Общества СССР — Кипр, вице-президентом Общества дружбы СССР — ФРГ.

После кончины митрополита Никодима в 1978 году я обостренно почувствовал личную ответственность за исполнение своих обязанностей, когда повседневно самостоятельно приходилось принимать решения. А внешняя деятельность Церкви постоянно расширялась. Я чувствовал, что долго не смогу физически нести на себе этот тяжкий груз. И я нашел возможным обратиться к Святейшему Патриарху Пимену и Священному Синоду с прошением, содержание которого приведу полностью:

Ваше Святейшество, как Вам известно, все мое церковное служение беспрерывно с 1960 года осуществляется в области внешней деятельности нашей Святой Церкви, причем с 1964 года — в должности заместителя председателя Отдела внешних церковных сношений, а с 1972 года — как председателя.
Я с детства не отличался крепким здоровьем, двадцатилетние же напряженные труды, вторая половина которых проходила буквально на Ваших глазах, привели меня в состояние, когда я чувствую, что дальше физически не могу осуществлять ту напряженную рабочую нагрузку, которая повседневно требуется от меня как председателя ОВЦС.
Выражая полную готовность по мере моих сил и возможностей с Вашего Первосвятительского благословения продолжать участвовать во внешней деятельности нашей Святой Церкви, я почтительно прошу Ваше Святейшество и Священный Синод освободить меня от должности председателя Отдела внешних церковных сношений. Ослабив ставшие для меня непомерными труды, связанные с этой должностью, я очень надеюсь восстановить свое здоровье, что даст мне возможность быть полезным как во внешней деятельности, так и в помощи Вашему Святейшеству в моем служении как митрополита Крутицкого и Коломенского.
Учитывая, что сразу после праздника Святой Пасхи намечается интенсивная внешняя деятельность нашей Церкви, почтительно прошу удовлетворить мою просьбу до Страстной седмицы.
Позволю себе назвать имена Преосвященных иерархов, которые, по моему убеждению, могли бы быть назначены на должность председателя Отдела:
— митрополит Минский и Белорусский Филарет, Экзарх Западной Европы;
— митрополит Одесский и Херсонский Сергий;
— архиепископ Дмитровский Владимир;
— архиепископ Выборгский Кирилл.
Вашего Святейшества и Священного Синода недостойный послушник, председатель Отдела внешних церковных сношений Московского Патриархата, митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий.
9 апреля 1981 года.

На заседании 14 апреля 1981 года Священный Синод по этому вопросу принял следующее постановление:

Удовлетворить просьбу Преосвященного митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия об освобождении его от должности председателя Отдела внешних церковных сношений Московского Патриархата.
Выразить сердечную благодарность Преосвященному митрополиту Крутицкому и Коломенскому Ювеналию за его плодотворные, усердные и многолетние труды в области внешней церковной деятельности.
Преосвященного митрополита Минского и Белорусского Филарета, Патриаршего Экзарха Западной Европы, назначить председателем Отдела внешних церковных сношений Московского Патриархата, постоянным членом Священного Синода.

Я благодарю Господа, давшего мне по совести совершить то служение, которому я посвятил все силы своей души. Но с этим не завершилось мое участие во внешней деятельности Русской Церкви. Я активно продолжал в ней участвовать при Святейших Патриархах Пимене и Алексии II и тружусь на благо Святой Церкви и при Святейшем Патриархе Кирилле.