Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /var/www/vhosts/mospat.ru/httpdocs/church-and-time/wp-content/plugins/hyper-cache-extended/cache.php on line 392
Путеводитель — Церковь и Время
mospat.ru
Опубликовано в журнале "Церковь и время" № 54


Преподобный Анастасий Синаит

Путеводитель

Избранные главы, посвященные полемике с теопасхизмом и триадологическими заблуждениями монофизитов

Перевод игумена Адриана (Пашина) по критическому изд.: Anastasii Sinaitae. Viae dux. / Cuius edionem curavit Karl-Heinz Uthemann. Turnhout, Leuven, 1981. CCL, 464 p. (Corpus christianorum. Series graeca. V.8).

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ
XII, 1. О страстях Христа Спасителя и что говорящие Святой Бессмертный распятый и пострадавший1 являются теопасхитами.

Замечательное определение всемудрейших мужей говорит, что возражения и доказательства от разума надежнее, вернее и прочнее тех, которые вытекают из библейских изречений. Ведь доказательства от разума нельзя никак переписать и ими нельзя пренебречь, а письменные свидетельства зачастую претерпевают от злонамеренных мужей вставки и сокращения, что, возможно, трудолюбцу известно — как я уже говорил — по многим измененным копиям [книг] не только учителей [Церкви], но и Моисея, пророков и евангелистов2. Так, в свое время изучая различные рукописи книги пророка Иеремии, я совсем не нашел в них [пророчества] о тридцати сребрениках цены за Христа, [хотя евангелист Матфей ссылается на пророчество Иеремии], ни [пророчества] о продаже земли горшечника3. Итак, если зловерные не пощадили и само Священное Писание, то, как мы ранее подробно говорили, тем более [ими были искажены] слова учителей [Церкви].

Когда мы снова беседовали с ними о страстях Спасителя и о Кресте Христовом, то увидев из просмотра цитат, которые они принесли, что они пытаются показать, что Бог Слово страстен и смертен вместе со Своей собственной плотью, мы более не посредством изречений [из Писания и Святых Отцов], но посредством внешних вещей и образов сильно посрамили еретиков и неверующих, применив некое изображение на некой дощечке Креста Господня, которое мы поместили после цитат.

XII, 2. Некоторые из многих цитат, на которые ссылаются феодосиане и гайаниты4, пытаясь показать, что бесстрастный Бог Слово, [соединившись] с плотью и [живя] в ней, стал страстным.

Из 1 Послания к Коринфянам: Но проповедуем премудрость Божию, тайную, сокровенную, которую предназначил Бог прежде веков к славе нашей, которой никто из властей века сего не познал; ибо если бы познали, то не распяли бы Господа славы5.

Святого Игнатия епископа Антиохийского: Позвольте мне подражать страданиям Бога моего6.

Юлия епископа Римского: Иудеи, распяв тело, распяли Слово. По поводу этой отдельной цитаты я сразу же ответил, говоря им: «Если иудеи, распяв тело, убили Слово, то не Троицей была Троица, но двоицей на небе, пока Бог Слово не воскрес от тридневной смерти».

Святого Григория Назианзина: Чтобы ты не преткнулся мыслью, когда слышишь о крови Бога7.

Из Слова На страсти Мелитона епископа Сардийского: Бог пострадал от рук израильских8.

Святого Григория [Назианзина]: Малые капли Божией крови весь мир освятили9.

Святого Кирилла против Нестория: страсти Бога, Крест Бога, смерть Бога, Воскресение Бога.

Они же утверждают, что заодно с их теопасхизмом говорит и Григорий [Назианзин]: Отрицающие Божество Христа поставлены вместе с богоубийцами иудеями10.
Вот почему [единственно возможный благочестивый] смысл их Трисвятого гимна Святой Бессмертный распятый за нас может быть ни в чем ином, как только: «Святой Бессмертный Бог Слово, пострадавший и умерший за нас»; ведь они «Бессмертным» называют Бога Слово, ибо Он истинно бессмертный. Подобно и выражение страсти Бога нужно воспринимать со всей осторожностью, так как может быть и некое худое понимание, кощунственное по отношению к Богу и Отцу, подобно и по отношению к Святому Духу, ведь и Святой Дух — Бог, как Отец и Сын.

XII, 3. Поэтому, когда последователи Севира, Гайана и Феодосия привели нам эти и многие другие цитаты о страстях, чтобы, как мы сказали, обнаружить Божество Христа, мы, желая выявить коварство и яд, скрытый в их душе, противостали против них уже не с помощью Писания и слов [Святых Отцов], но силой истинного изображения11, посредством которого они были сильно опозорены. Ибо, как я сказал, на некой дощечке мы изобразили Честной Крест вместе с некой надписью и, возложив палец, мы задавали им вопросы. А надпись была: «Бог Слово, разумная душа и тело».
Схолия. И мы предлагаем поклясться Сыном Божиим с помощью изображения этого образа Честного Креста.
Показав этот образ, мы спросили их: «Вот Христос, Сын Бога Живаго12, безупречный и нераздельный на Кресте, то есть Бог Слово, соединенная с Ним по ипостаси разумная душа и тело. Что из этих трех погибло, умерло, стало бездеятельным и неподвижным? Ответь точно. Не сказал я тебе, что распято? Но, что из этих трех во Христе погибло и умерло на три дня?»
Тут же крайне смущенные нашим вопросом еретики говорят: «Тело Христа погибло».
Снова мы говорим им: «Душа Его не погибла, не умерла и не страдала?» Они говорят: «Пожалуй, нет».
Тогда мы, высмеивая их, сказали: «И вы не стыдитесь того, что называете бесстрастной и бессмертной Его душу, созданную Им, а Самого Бога Слово называете “Святой Бессмертный пострадавший и умерший за нас”, тем самым оскорбляете Творца, ставя творение выше? Называете ангелов бессмертными и бесстрастными, называете души наши бессмертными, называете и демонов бесстрастными и бессмертными. И вы не смущаетесь, снова я говорю, их Создателя, Одного только по природе бесстрастного, называя Его страстным и смертным и тем самым презирая Творца, ставя творение выше? Послушай, что я скажу. На Кресте, когда Христос был пригвожден на нем, было пять нечто. Был солнечный свет, который первым обнаружил гвозди и копие и оставался неотделимым от Креста и бесстрастным к гвоздям. Было пресвятое тело Христа, была Его святая душа, был Бог Слово, было крестное древо. Четыре из них тварны, а Бог Слово — нетварен и их Творец. Две тварные вещи — солнечный свет и пресвятая душа Христа — остались бесстрастными. И как, в конце концов, Божество Его могло умереть? Поэтому Христос бессмертен двумя — [Словом и душой], а смертен одной плотью. Стало быть, твои, акефал, верующие отделены от [апостолов] Петра и Павла, столпов, вождей и светочей вселенной, избранных проповедников веры? Поэтому уже не согласно твоему Петру Кнафею воспевай: “Святой Бессмертный пострадавший Бог Слово”, но согласно рыбарю Петру: Христос пострадал за нас плотию13. Уже не согласно Павлу из Самосата, но согласно Павлу из Тарса проповедуй, что Христос быв умерщвлен по плоти, но ожив духом14. Христос умер смертной плотью, а не бессмертным духом. А поющие Святой Бессмертный распятый и пострадавший за нас называют умерщвленным или бессмертного Бога Слова, или бессмертную Его душу, однако гроб Христов посрамляет их, содержа не Бога Слова умерщвленного, не разумную душу умершую, а мертвое вобоженное15, ударить, связать, ранить или убить Сущего в образе Сына Божия, то никак бы не отделил бы от Него и не угасил бы огонь вследствие всецело совершенного соединения Его с огнем, так и во Христе Сыне Божием, как сказал ангел: Радуйся, Благодатная! Господь с Тобою (Лк. 1:28), не может быть никогда, никак и ни при каких обстоятельствах отделен огонь Божества от Его человечества, и не будет отделен во век века. Однако же мы исповедуем, что это пресвятое тело и душа Христа имеют отличие во славе и величии от наших душ и тел, как и образ в печи имел отличие от остальных тел, бывших вне огня и печи. Вследствие чего мы называем Его пресвятое тело вобоженным и все свойства тела вобоженными, и чистую Его душу собожественной и все ее свойства вобоженными и единобожными (όμόθεα), и говорим, что собственные свойства этих природ неслитно, неизменно, нераздельно сохранились в едином сложном Лице, как нам благочестиво передали блаженные Отцы».] тело. Поэтому, как только ты слышишь: Господь славы распят16, или Бог пострадал от рук израильских, или Позвольте мне подражать страданиям Бога моего, или Капли Божией крови, или Божия смерть, гроб и Крест, никоим образом не говори, что страсть и смерть Бога Слова были по природе, но что они были по плоти Его, соединенной по ипостаси. Ибо как плоти из-за неизреченного и нераздельного соединения с Богом Словом усвояется божественное, так часто и сущему в ней Богу Слову усвояется человеческое, страстное и смертное; усвоив Себе в известном отношении по домостроительству и по совместному бытию страсти собственной Своей плоти, Он, будучи Богом, по природе и по истине остается бесстрастен и бессмертен».

Схолия. Подобно как природа огня никаким образом не повредила телу брошенных в печь Азарии и [двух других] юношей, так был неотделим от страстной плоти Христа сущий в ней бесстрастный Бог Слово.

XII, 4. Не только вышеприведенный отпечаток и образ Креста и надпись трех наименований (Бога Слова, разумной души и пресвятого тела) помогает нам выразить учение о Христовых страстях, но и все остальные проблемы и трудности, которые противники ставят перед нами. Ибо снова, когда они приводят нам преподанные Севиром святоотеческие случайные фразы и выражения, утонченные понятия, то есть мысленные фантазии о Христе, [говорящие] о видимости, слиянии, смешивании, сочетании и отрицании [человечества во Христе], образы капли уксуса и моря (и вообще, во всех своих предпосылках они отрицают выражение о двух нераздельно соединенных природах Христа), тогда мы упоминали обращающее в бегство врагов непобедимое [знамение] — этот Честной Крест и надпись над ним трех наименований, осмеивая еретиков и напевая, и палец наш на каждый из трех наименований положив, и спрашивая их: «Что вы говорите нам, извиняющиеся в делах греховных17, и приводите нам множество запутанных выражений, вырванных и случайных фраз, говоря: После неизреченного соединения плоть уже не называется природой, ибо именно она стала обожившим ее Богом Словом. И, наконец, она уже не имеет своих свойств, но из-за победы Лучшего все во Христе стало одной природой, ибо тело, смешавшись с бездной Божества, из-за обожения стало Богом? Зачем вы там и сям вытаскивае те нам эти и подобные выражения, сказанные Святыми Отцами хорошо, но вами понимаемые дурно?18 Посмотрите на выставленный образ Креста, и на надписание на нем трех наименований Христа, и скажите нам, разве после соединения Бог Слово стал единосущным плоти? Разве разумная душа перестала быть душой? Разве тело стало единосущным Слову? Разве одно из этих трех лишилось собственных свойств? Разве тело Христа стало неописуемым? Разве Бог Слово стал страстным и текучим? Никоим образом. Итак, если и после соединения все во Христе осталось неизменным и неслитным, как две бессмертные [Его части — Бог Слово и душа] и смертное Его тело могут быть названы одной природой?»

XII, 5. Вопрос к тем, которые опозорены теопасхизмом. Православный: Умершим или нет вы называете Того, Кого вы называете распятым?
Еретик: Да, умершим, ибо один Христос, а не два.
Православный: Хорошо. Итак, когда вы говорите Святой Бессмертный распятый и пострадавший за нас и умерший, Кого Бессмертного вы называете умершим? Если называете Бога Слова, то плохо говорите, ведь Он бессмертен. Если Его бессмертную душу называете умерщвленной, то плохо говорите. Если Святой Бессмертной называете плоть, умершую на Кресте, то плохо говорите, ибо плоть не была на Кресте бессмертной. И снова, если вы называете всю полноту Христа Святой Бессмертный пострадавший и умерший, то таким образом плохо говорите, ибо «Бессмертный» не сочетается с телом, как мы уже сказали. А бессмертному Слову и собессмертной19 Его душе смерть чужда, так что при любом понимании этот ваш гимн богохульный вместе с вами и вашими делами.

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

О праздничном, а вернее, о печальном [из-за содержащемся в нем еретического учения], VI послании нынешнего феодосианского епископа в Александрии, отправленного в Вавилон20.
Однако что снова утверждают нам те, кто говорит об одной природе во Христе? Ведь они говорят: «Если мы назовем в Нем две природы, тогда со всей необходимостью надо признать две природы и во Святой Троице. Ибо если что соединено с единым от Святой Троицы Христом, то ко всей Троице причислено». Насколько поистине превосходен большой ум безумцев! Что за замечательное утверждение новых учеников Мани! «Поэтому, говорит он, мы не называем во Христе ни две соединенные природы, ни воли, ни, опять же, действия, так как, пожалуй, все, что мы будем исповедовать во едином от Святой Троице Христе, — все это мы должны подразумевать и во всей Святой Троице».

Схолия. Епископ феодосиан Иоанн21 пятью годами ранее в двух своих праздничных [Пасхальных посланиях] объявил: «Все, что говорится о Христе, говорится и об Отце и Святом Духе». Когда нам в руки попало первое [послание], через год он снова заявил то же самое.
Злосчастные риторы явно враждуют на Григория Богослова, ибо он в Слове о Сыне говорит: Что говорится о Троице в единственном числе, то в воплощении Христа есть наоборот [двойственно], и снова, что в Троице множественно, то в Домостроительстве единственно22; итак, мы научены исповедовать одну сущность Святой и единосущной Троицы, одну волю, одно действие, а в воплощении Единого от Святой Троицы — две волящих и действующих природы, соединенных по ипостаси. Поэтому, следуя божественному Григорию, мы разумно называем различие действий и воль во Христе, ибо он говорит: Что говорится о Троице в единственном числе, то в воплощении есть наоборот [двойственно]. Ведь в Троице есть Иной и Иной, а во Христе не существует Иной и Иной, но есть иное и иное, в Троице же не существует иное и иное. Однако этого египетствующие умом не познали, не поняли. Переходят в мрак [ереси] говорящие: «Если что прилагается и говорится о Христе, то со всей Троицей соединено».

Ну-ка, послушайте набросок трагедии о вас: вы в ответ друг другу поете, словно театральный хор; касающиеся Христа выражения вы применяете и к Троице. А если необходимо, чтобы и я подыграл вам, то начну сейчас трагедию. Я говорю: Слово стало плотию23. Севириане отвечают: «Троица стала плотию. Ведь все, принадлежащее Христу, соединено с Троицей». Я говорю: «Мария — Мать Христа». Хор Севира возглашает: «Мария — Мать Троицы». Мы говорим, что Рождество Иисуса было в Вифлееме в яслях. Хор возглашает: «Троица-младенец положена в яслях». Я снова играю вам на свирели, чтобы вы плясали, и пою вам печальные песни, чтобы вы рыдали24. Я говорю: «Христос искушен по плоти». Вы, пляшущие, говорите: «Троица искушена во плоти». Я говорю, что Христос обрезан по плоти, севириане отвечают, играя на свирели, что Троица обрезана. Я говорю: «Христос ударяем». Хор распевает: «Троица ударяема». Я говорю: «Христос сделался клятвою»25. Севириане отвечают: «Троица сделалась клятвою». Церковь говорит: «Христос предан». Севириане говорят: «Троица предана». Мы говорим: «Христос по плоти плакал и утомлялся». Севириане говорят: «Троица плакала и утомлялась». Я говорю: «Христос плотию пострадал». Севириане говорят: «Троица пострадала». Церковь говорит: «Христос умер». Севириане говорят: «Троица умерла, поскольку все, что говорится о Христе, говорится и о Ней».

Сочинив это, я опасаюсь, не утонул ли я в глубине кощунства. Однако акефал, справедливо отказываясь от вышесказанного, говорит: «Только то, что во Христе касается сущности, относится одинаково ко всей Троице». Но, возражая на это, я скажу: «Нечестиво и беззаконно это ваше учение. Ибо как вы можете говорить: “одна воплотившаяся природа Троицы”, как Троица может быть одной ипостасью из двух природ26, как в Троице может быть два рождения: [превечное и во времени от Девы Марии], как в Троице может быть две природы со своими свойствами, как Троица может подобно Христу быть видимой и невидимой? А если все, что во Христе, созерцается и в Отце и в Духе, тогда ясно, что и все, что в Них, мыслится и во Христе. Тогда Христос — одна природа, существующий в трех ипостасях и лицах, Сам и рожден, и не рожден, и исходит, и родитель и дитя согласно нечестию преступного Савеллия, в которое повсякому впадают говорящие, что природа и ипостась — одно и то же, ибо для них в равной мере одинаково говорить, что Ипостась Бога воплощена, и говорить, что природа Троицы воплощена, если природа и ипостась — одно и то же».
Но, как и следовало ожидать, еретики, оставшись одни, предпочли безудержно топить друг друга многочисленными горами одного и того же вздора о нашей православной вере, которая утвердила незыблемую и непоколебимую в основании скалу православия, против которой враждуют врата ада, то есть слова еретиков, но они не одолеют ее по благодати основавшего ее Христа, Сына Божия, Которому слава во веки. Аминь.

ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

Слова епископа севириан Гавалона27 на апостольское выражение о Христе: в Нем обитает вся полнота28 Божества телесно29.

Конечно, если Божество неограниченно и неизмеримо, то невозможно говорить о Его полноте, тем более о всей. Ведь очевидно, что наполненное имело и полноту, которая имеет и количество, и ограничение, и место в пространстве; всякий раз, когда сказано, что Христос — «исполнение закона»30 , то есть «конец закона — Христос»31 и снова: «полнота * времени»32 и «полное [число] язычников»33 земли, — нельзя быть превыше всего этого, ибо все из перечисляемого обозначает: все из временного, и все из людей, и все из небесного, и все из водного. А о Божестве говорится, и Оно есть превыше всего, имея не полноту, но имея преисполнение. Итак, как мы мыслим «всю полноту Божества» во Христе? А именно в том смысле, как Он Сам сказал: «Я не Один, но Отец Мой со Мною»34 и «Дух Господень на Мне; ибо Он помазал Меня»35.
Итак, мы спрашиваем: как, неужели полнота трех Ипостасей, то есть Лиц [Святой Троицы] стала плотию и обитало с нами36? Ни в коем случае! Ведь ясно, что явлено на земле Слово, ставшее плотию. Но поскольку Таинство Воплощения Сына совершилось благоволением и посланием от Отца и содействием и осенением Пресвятого Духа, то поэтому и сказано: в Нем обитает вся полнота Божества37 всеми природными, а не ипостасными свойствами Троичного Божества, ибо Лицо нерожденного Отца и Ипостась исходящего Святого Духа не воплотились, но [незыблемым осталось] таинство нераздельной Троицы.

Схолия. Так и святой Дионисий сказал, что Отец и Святой Дух были во Христе общей волей, то есть благоволением и осенением38. Ибо Отец, Сын и Дух не имеют ни пространственные ограничения и разделения, ни три отдельные пространственные обиталища, как Авраам, Исаак и Иаков, но таинство Троицы в том, что Они происходят Друг из Друга, будучи тесно сопряженными и неся Друг Друга. Но поскольку в пребывании и явлении Слова Сам Сын и Слово стал Помазанником39, помазание Которого делает Отец, а помазание Его есть Святой Дух, то поэтому и сказано: в Нем обитает вся полнота Божества телесно40. Ибо и в Каждом, совершающем помазание, было соработничество и встреча Неких Трех, то есть Помазывающего, Помазываемого и Помазания, Которые соединены не ипостасно, но познаваемы в совместном соработничестве. Поэтому некто из Святых Отцов говорит: Благодаря этому воплотился не Отец или Святой Дух, но Сын, так что не произошло слияние ипостасных свойств во Святой Троице. Ибо если на земле рожден Отец, то получается Сыноотец41. Поэтому Сын, как подобает Божеству, рожден свыше, и Он же — Сын, рожденный внизу, так что и после этого рождения в Троице сохранилось нерожденность Отца, рожденность Сына и исходимость Святого Духа42.

ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

Апория, а вернее сказать — истечение43, севирианина ко Вселенской Церкви.
«Если у Святой Троицы одна природа, и эта самая природа в созерцаемой Ипостаси Сына отдельно созерцается совершенной и непорочной, и Сын воплощен, то оказывается, что вся полнота Божества непременно воплощена согласно сказанному: в Нем обитает вся полнота Божества телесно44».
Ответ православного. В собственной Ипостаси Слова не созерцается целостность Троичного бытия, как это утверждает Савеллиево слияние. Ибо Слово не является ни нерожденным, ни рождающим, ни беспричинным, не имеет ни Сидящего одесную Себя45, ни Сущего в недре Своем46, как Отец, не имеет исхождения Духа и ничего иного из ипостасных свойств Отца и Святого Духа, ибо Сын не является нерожденным, как Отец, Сын не является Родителем, как Отец; опять же, Сын не беспричинный, не исходящий, и не посылающий Отца, но послан Отцом [в мир]. А поэтому воплощена Ипостась Сына, не совоплощается с Ним ни нерожденность Отца, ни исходящая Ипостась Святого Духа. Но поскольку все природные свойства Троицы, то есть безначальность, нетварность, неограниченность, неизменяемость, благость, животворность и все подобное, не изменившись и оставшись той же природы, так же, как в Отце и в Святом Духе, созерцаемы в Сыне, поэтому и сказано: в Нем обитает вся полнота Божества телесно47 и поэтому говорится, что Христос совершенный в Божестве48.
И вот, подобно этому Он, называемый совершенным в человечестве, не соединил в Своем воплощении все ипостасные свойства людей: не был нерожденным, как Адам, не был рожден из ребра, как Ева49, не имел высоту гигантов или вид эфиопов, они же имели эти ипостасные свойства. Но поскольку Он добровольно воспринял все общие природные свойства человека, то есть стал тварным, видимым, тленным, смертным и так далее, но, в отличие от нас, непорочным50, искушен во всем, кроме греха (Евр. 4:15).], как говорит Павел, поэтому мы познаем Его и в человечестве совершенным.
Итак, во Христе вся полнота Божества и человечества созерцаема природными свойствами. Ибо, если один некий ноготь окрашен красным, то плоть и кость пальца не окрашены вместе с ним, хотя они все три неотделимы друг от друга. Итак, Отец и Дух по ипостаси не стали видимы и не истекали кровью вместе с Сыном. Еще раз как перед Богом благовествую, что большая беда всем, говорящим, что природа есть ипостась: они впадают в нечестие Савеллия, Ария и Нестория51. Ведь если одна Венера покрыта облаком, нельзя говорить, что все звезды как особые ипостаси покрыты им, но только можно сказать, что каждая имеет общее свойство природы света.

Схолия. В последней тетради52 [нашего сочинения] помещается соответствующий [аргумент].

Схолия. Еретики впадают в эти нечестия из-за того, что они по-аристотелевски полагают, что природа есть ипостась, ибо он сказал, что ипостаси суть собственные природы53.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

Опровержение, то есть разрушение монофизитского положения, говорящего: «Если ипостась воплощенного Бога Слова есть совершенное Божество и в ней созерцается вся полнота Троицы, то все свойства, обнаруженные в Сыне при Домостроительстве, присвоены и всей Троице, будь то две природы, две воли, две энергии. Мыслящие так обнаруживают у Святой Троицы три частные природы и одну общую»54.
Ну, об этом мы скажем коротко и не будем сочинять, как еретики, собственные басни, а припадем к чистому Божеству, говорящему: горе пророчествующим от своего сердца, а не от Бога55; как Давид одним камнем поразил Голиафа и истребил весь лагерь иноплеменников, так давай и мы одним словом и одним доказательством мужа апостольского и светоча вселенной Дионисия поразим весь лагерь иноплеменных еретиков, заткнув их уста, говорящие: «Если что-то прилагается Единому от Святой Троицы Христу, это и ко всей Троице относится».
Из Главы о соединенном и раздельном богословии святого апостольского учителя Дионисия Ареопагита: Подобно тому (если воспользоваться примером из чувственной и близкой нам сферы) как свет каждого из светильников, находящихся в одной комнате, полностью проникает в свет других и остается особенным, сохраняя по отношению к другим свои отличия: он объединяется с ним, отличаясь, и отличается, объединяясь. И когда в комнате много светильников, мы видим, что свет их всех сливается в одно нерасчленимое свечение, и я думаю, никто не в силах в пронизанном общим светом воздухе отличить свет одного из светильников от света другого и увидеть один из них, не видя другого, поскольку все они неслиянно растворены друг в друге56.

Схолия. [Слова] соединенное и раздельное говорят, что в Святой Троице общее относится к сущности, а различное — к ипостасям.
Это [слова] Дионисия, мы же для опровержения [еретиков] воспримем сказанное. Совершенный ум отца берет этот образ. Для Святой Троицы он привел образ из неких трех светильников или восковых свеч, зажженных в неком храме или доме, разделенных друг от друга по ипостасям (ибо тот и другой — светильник, отдельно посылающий [свет]), но, соединенные светом, они имеют нераздельную общность природы и действия, и никто не может в воздухе дома различить: это свет от этого светильника или же от другого. Сказав это, учитель затем переходит от триадологии к учению об икономии и исходу Бога Слова от Отца [в мир] согласно Его словам: Я исшел от Отца Моего и иду к Отцу Моему57.

Дионисий: Если же кто-нибудь вынесет какой-то один из светильников из дома, то выйдет наружу и весь его свет, ни один из других светов с собой не увлекая и другим своего не оставляя58.
[Этим Дионисий] утверждает, что Сын, выйдя от Отца и поселившись в мире, ни Отца, ни Духа не вывел с Собой в Себе и, выйдя, ничего из Своего Им не оставил, но совершил нераздельный исход только Своей Ипостасью.
Затем в шестой части [этой главы Дионисий] говорит: От общего благолепного действия Божия в нашей природе отдельны полное и истинное восприятие от нас нашей сущности, совершенное ради нас сверхсущностным Словом59.
Истолкование: Отдельно, то есть раздельно от триадологии и богословия60 полное и истинное восприятие от нас нашей плоти, то есть смысл вочеловечения и воплощения Христа состоял в Его деяниях и страданиях — лучших, превосходных делах Его человеческого богодействия. Говорит: лучших, превосходных, то есть чистых и непорочных, соответственных Его человеческой природе. Таковы суть: рождение, младенчество, возрастание, голод, жажда, страдание, скорбь, слезы, слюна, пот, кровь, прободение, тление, истечение [крови из ран], смерть, омертвение, безгласие, неподвижность61. Затем приписывает, говоря: В этом ведь ни Отец, ни Дух никак не соучаствовали Слову62.

Позор Севиру, позор Диоскору, Тимофею63 и Евтихию, позор Феодосию и Иакову64, позор десятирогу из предтечей Антихриста, говорящим: «Все, что относится ко Христу, то и всей Троице подходит». Ибо вот ясно апостольский светоч вселенной [Дионисий] говорит, что Бог Отец и Дух Святой никоим образом не участвовали вместе со Христом в том, что в плоти или плотью совершено, если только кто-нибудь не скажет, что лишь благодаря благолепному и человеколюбивому единству воли65.

Только, говорит он, волей, славой и согласием были связаны Отец и Святой Дух со смыслом и образом воплощения Христа, но собственными ипостасями не принимают участия и остаются чуждыми, пребывая вне всего того, что Бог Слово, воплотившись, воспринял от Девы. Ей слава и сила во веки веков! Аминь.

Просим прощение у трудолюбцев, ибо мы, как говорит Павел, отчасти знаем66, отчасти постигаем, отчасти возвещаем и отчасти утверждаем. Ибо Божественное насколько познаваемо, настолько гораздо более непознаваемо, ведь и святые ангелы не знают в совершенстве всего того, что касается Бога.

Припишу к книге и следующее, как бы надену некий торжественный свадебный венец. Божественный Ветхий и Новый Завет убеждает устами двух и трех свидетелей подтверждать всякое слово67. Итак, на Святом Соборе трехсот восемнадцати Святых Отцов в Никее сказано, что природа и ипостась — не одно и то же, как мы установили выше68. Подобно и I Эфесский Святой Собор69 двухсот Святых Отцов через всемудрого Кирилла при всем народе установил, что сущность и природа — иное по сравнению с ипостасью, то есть лицом. Итак, пятьсот восемнадцать Отцов являются защитниками против акефалов нашей Святой Соборной и Апостольской Церкви; ведь ни человек, ни все силы небесные никогда не в силах отменить или опровергнуть то, что определили и предсказали Отцы этих Святых Соборов. Наконец, когда акефалы многократно приводят нам одно или два изречения, называющие природу лицом, мы предлагаем им сонм из пятисот восемнадцати Святых Отцов. Ведь большее количество голосов имеет большее значение по поводу всякой вещи, как установили Правила святых Апостолов Христовых70. Ему же сила и слава во веки веков! Аминь.

Мы призываем тех, кто собирается прочитать книгу, простить нас за многие исправления или повторения, ибо постоянные немощи не позволяют нам поработать над ней, как хотелось бы. Ведь эти догматы о Христе необходимо предварять введением, исправлять описки, расставлять знаки препинания и затем переписывать красивым подчерком, но у наших единомышленников из-за нерадивости и нерешительности не было в этом подобающего трудолюбия и усердия. Вот почему, закончив эту тетрадь, мы представили [наше сочинение] с грамматическими ошибками. Естественно, если мы неким словом или мыслью выразились неподобающим образом, то просим прощение, ведь
только Бог безошибочен. Кроме всего этого, мы опасаемся, что будущий переписчик внесет схолии, усердно истолковывая ударения, точки, запятые и описки, ведь в другой раз и по неведению внесенные в нашу догматическую рукопись некие частные изменения наполнили ее богохульными выражениями.

Примечания

  1. Преп. Анастасий говорит о монофизитском Трисвятом гимне: «Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Безсмертный, распныйся за ны, помилуй ны».
  2. В шестой, седьмой, десятой и других главах «Путеводителя» преп. Анастасий неоднократно обвиняет Севира Антиохийского и других монофизитов в подлогах.
  3. Преп. Анастасий ссылается на слова евангелиста Матфея: «Тогда сбылось реченное через пророка Иеремию, который говорит: “и взяли тридцать сребреников, цену Оцененного, Которого оценили сыны Израиля, и дали их за землю горшечника, как сказал мне Господь» (Мф. 27:9-10). Однако у пророка Иеремии нет слов о тридцати сребрениках. (Знамение горшечника и глиняного кувшина есть в Иер. 18:1-4; 19:1-15, а покупки поля — в Иер. 32:6-9). О тридцати сребрениках сказано у пророка Захарии в пророчестве об отвержении Израилем доброго Пастыря: «Так говорит Господь Бог мой: паси овец, обреченных на заклание, которых купившие убивают ненаказанно, а продавшие говорят: “благословен Господь; я разбогател!” и пастухи их не жалеют о них. Ибо Я не буду более миловать жителей земли сей, говорит Господь; и вот, Я предам людей, каждого в руки ближнего его и в руки царя его, и они будут поражать землю, и Я не избавлю от рук их. И буду пасти овец, обреченных на заклание, овец поистине бедных. И возьму Себе два жезла, и назову один — благоволением, другой — узами, и ими буду пасти овец. И истреблю трех из пастырей в один месяц; и отвратится душа Моя от них, как и их душа отвращается от Меня. Тогда скажу: не буду пасти вас: умирающая — пусть умирает, и гибнущая — пусть гибнет, а остающиеся пусть едят плоть одна другой. И возьму жезл Мой — благоволения и переломлю его, чтобы уничтожить завет, который заключил Я со всеми народами. И он уничтожен будет в тот день, и тогда узнают бедные из овец, ожидающие Меня, что это — слово Господа. И скажу им: если угодно вам, то дайте Мне плату Мою; если же нет, — не давайте; и они отвесят в уплату Мне тридцать сребренников. И сказал мне Господь: брось их в церковное хранилище, — высокая цена, в какую они оценили Меня! И взял Я тридцать сребренников и бросил их в дом Господень для горшечника. И переломил Я другой жезл Мой — “узы”, чтобы расторгнуть братство между Иудою и Израилем» (Зах. 11:4-14).
  4. Сторонник основателя афтартодокетизма Юлиана Галикарнакского Гайан был в 535 г. монофизитским Александрийским Патриархом. Он был возведен на кафедру возмущенной толпой, которая изгнала только что рукоположенного в патриархи Феодосия — сторонника еще живущего в Александрии Севира и противника Юлиана. До этого Гайан был архидиаконом, а через 103 дня после восшествия на кафедру он был по жалобе Феодосия к императору Юстиниану I низложен и сослан в Карфаген. Преп. Анастасий в двадцать третьей главе «Путеводителя» ошибочно называет основателем афтартодокетизма именно Гайана, а не Юлиана, имя которого также упоминает в ряду лидеров монофизитства.
  5. 1 Кор. 2:7-8.
  6. Из шестой главы Послания к Римлянам сщмч. Игнатия Богоносца.
  7. Слово 45, На Святую Пасху.
  8. Ср.: Peri; Pavsca 735-737.
  9. Ср.: Слово 45, На Святую Пасху.
  10. Ср.: Epistulae theologicae 101.22.4-5.
  11. Παραδείγμα καί σχήμα ένυπόστατον.
  12. Мф. 16:16.
  13. 1 Пет. 4:1.
  14. Это из 1 Пет. 3:18, а не из Посланий апостола Павла.
  15. ένθεον. И будучи мертвым, тело Христа было обоженным. В следующей схолии преп. Анастасий указывает на образ такого обожения человеческой природы Христа — это образ трех отроков Вавилонских (ср.: Дан. 3:92). А в двадцать первой главе «Путеводителя» этот образ уточнен — обожение человеческой природы Христа лучше поясняет образ Некоего четвертого среди этих трех отроков, Которого видел Навуходоносор. Этот Некто «был в образе человека всецело совершенным и воогненным, соогненным, всецело огненным и всецело горящим, как и человечество Христа было всецело совершенным и всецело обоженным (όλη δί όλου όλόθεος), вобоженным (ένθεος) и собожественным (σύνθεος). И как, если бы кто-нибудь, войдя в эту печь, попытался бы усечь [мечом
  16. Ср.: 1 Кор. 2:8.
  17. Ср.: Пс. 140:4.
  18. Преп. Анастасий здесь указывает на то, что в качестве доказательства своего учения монофизиты приводили вырванные из контекста святоотеческие выражения. В частности, они ссылались на слова свт. Григория Богослова из Слова 45, на Святую Пасху, приводя их в таком варианте: «Тело стало единобожным с Богом Словом, стало совершенно таким же, как и Создавший его» (ср. у свт. Григория: Τέλειον δέ, ού διά τήν θεότητα μόνον, ής ούδέν τελεώτερον, άλλά καί διά τήν πρόσληψιν τήν χρισθείσαν θεότητι, καί γενομένην όπερ τό χρίσαν, καί θαρρώ λέγειν, όμόθεον) и на образ соединения во Христе двух природ, который встречается у свт. Григория Нисского, — образ капли уксуса и морской бездны (Antirrheticus adversus Apollinarium {TLG 2017/8} 3,1.201.10-13). В других главах «Путеводителя» преп. Анастасий неоднократно полемизирует с неправильным толкованием этих слов свт. Григория Богослова и свт. Григория Нисского. Так, в тринадцатой главе он истолковывает образ капли уксуса и моря следующим образом: «Божественный Григорий употребил название уксуса и моря не для того, чтобы сказать об уничтожении свойств (природы тела), а для сравнения свойств, показывая жалкое состояние нашей природы по сравнению с беспредельным величием непостижимой бездны Божества».
  19. Συναθανάτος.
  20. Ныне Каир.
  21. Речь идет о Пасхальных Посланиях севирианского Александрийского Патриарха Иоанна III (680-689), который явно исповедует учение Дамиана.
  22. В сохранившихся творениях свт. Григория Богослова данного выражения нет. Возможно преп. Анастасий имеет в виду слова свт. Григория из Первого Послания к пресвитеру Клидонию: «В Спасителе есть иное и иное, потому что не тождественно невидимое с видимым и довременное с тем, что под временем; но не имеет в Нем места Иной и Иной. — Сего да не будет! Ибо то и другое вместе — и Бог очеловечился, и человек обожился… Когда же говорю “иное и иное”, понимаю сие иначе, нежели как нужно понимать Троицу. Там Иной и Иной, чтобы не слить Ипостасей, а не иное и иное, ибо Три Ипостаси по Божеству суть едины и тождественны». Эти слова преп. Анастасий тут же приводит почти дословно.
  23. Ин. 1:14.
  24. Ср.: Мф. 11:17.
  25. Ср.: Гал. 3:13.
  26. Преп. Анастасий переформулирует выражение «единая воплотившаяся природа Бога Слова» и монофизитское исповедание «Христос из двух природ до Воплощения, одна природа после Воплощения» согласно дамианитскому пониманию Воплощения и получает явно абсурдные выражения.
  27. Γαβάλων.
  28. Здесь и во всех приводимых ниже выражениях апостола Павла, помеченных звездочкой, стоит одно слово — πλήρωμα  (полнота; исполнение, то есть завершение; общее число).
  29. Кол. 2:9.
  30. Рим. 13:10.
  31. Рим. 10:4.
  32. Гал. 4:4.
  33. Рим. 11:25.
  34. Ср.: Ин. 16:32.
  35. Лк. 4:18; Ис. 61:1. В словах епископа Гавалона, которого преп. Анастасий называет Севирианским, хотя ересь Дамиана возникла после смерти Севира, выражено следствие дамианизма — совоплощение с Сыном Отца и Святого Духа. Повторяя мысль Дионисия Ареопагита о Божественной сущности как о Преисполнении (ύπερπλήρη), превышающим всякую полноту, которое превыше всякого бытия (см.: Дионисий Ареопагит. О божественных именах. 2, 10; 2, 11; 6, 3; 9, 2; 12, 4; 13, 1. Послание 4, 1. Послание 9, 5), Гавалон говорит, что слова апостола: в Нем обитает вся полнота Божества телесно (Кол. 2:9) необходимо понимать не только в том смысле, что во Христе совершенная Божественная сущность, но и в смысле воплощения всей Троицы.
  36. Ин. 1:14.
  37. Кол. 2:9.
  38. См.: Дионисий Ареопагит. О божественных именах. 2, 6. Более подробно эти мысли преп. Анастасий комментирует в двадцать четвертой главе «Путеводителя».
  39. Христом.
  40. Кол. 2:9.
  41. Неизвестно, кого из Святых Отцов цитирует преп. Анастасий. Понятие «Сыноотец» (Υίπάτωρ) характеризует патрипассианство и ранний модализм (Праксей, Ноэт) — Сам Отец явился во плоти, сделавшись Сыном, Сам Он страдал, умер и Сам Себя воскресил.
  42. Святые Отцы видят воплощение для нашего спасения именно Второго Лица Святой Троицы наиболее сообразным с Его ипостасным свойством: «Сын Божий благоволит стать и именоваться и Сыном человеческим, не изменяя того, чем был (ибо это неизменно), но, приняв то, чем не был (ибо Он человеколюбив)» (свт. Григорий Богослов. Слово 39).
  43. Игра слов: άπορία — «апория, трудность, недоумение», άπόρροια  — «поток, струя, истечение, выделение».
  44. Кол. 2:9.
  45. Ср.: Пс. 109:1.
  46. Ср.: Ин. 1:18.
  47. Кол. 2:9.
  48. Дамианизм, как и савеллианство, не различает ипостасные свойства Лиц Троицы — нерожденность и беспричинность Отца, рожденность Сына, исходимость Духа — и общие природные свойства, присущие каждому Лицу — безначальность, нетварность, неограниченность, неизменяемость, благость и др. Подобная ошибка и в католическом учении об исхождении Святого Духа не только от Отца, но и от Сына (Filioque). У преп. Анастасия здесь ясное отвержение этого учения.
  49. В Первом Слове из «Трех слов об устроении человека по образу и по подобию Божиему» преп. Анастасий видит образ Триипостасного Божества в разделении первобытного человеческого рода на три единосущные ипостаси (Адам, Ева и их сын): Адам — образ Отца: без вещественной, тварной причины, не рожден; Сын Адама и Евы — образ Сына Божия: рожден; Ева — образ Святого Духа: не рождена и не беспричинна, а по восприятию, по исхождению неизреченным образом приведена в бытие от сущности беспричинного Адама (см.: Anastasii Sinaitae. Sermones duo in constitutionem hominis secundum imaginem Dei, necnon Opuscula adversus monotheletas. / Cuius edionem curavit Karl-Heinz Uthemann. Turnhout, Leuven, 1985. Р. 10). Как Сын Божий имеет Свое ипостасное свойство, отличное от ипостасных свойств Отца и Духа, так и Сын человеческий не воспринял ипостасные, то есть частные свойства других людей.
  50. Ср.: Который, подобно [нам
  51. Действительно, перенесение христологического положения монофизитов и несториан, что ипостась есть природа, при перенесении на триадологию приводит либо к савеллианству (одна Ипостась = одна природа), как это у Дамиана, либо к тритеизму, арианству (три Ипостаси = три природы).
  52. В двадцать третьей главе «Путеводителя»: «Когда, например, в твердом небесном теле есть некие три единосущные и неограниченные светила, никто из здравомыслящих не станет именовать эти три света природами, но назовет три света единосущными ипостасями, несущими соприродный, одноприродный, однородный, сродный и нераздельный свет, так и в Троице не называют Бога Слова природой, но Ипостасью Слова, подобно и Отца и Духа Святого. Опять же, если оказалось, что один из этих светов соединен и неограниченно окутан неким облаком, то это светило в облаке называется ипостасью как одна из существующих трех ипостасей света, также называется и природой из-за присоединения соединенного со светом инородного и иной сущности облака».
  53. Для Аристотеля слово «ипостась» действительно было синонимом частной сущности. Однако Каппадокийские отцы, разделившие понятия «ипостась» и «сущность», следовали именно за смыслом Аристотелевского разделения частной и общей сущности. Преп. Анастасий, активно использующий воспринятый через Каппадокийских отцов Аристотелевский понятийный аппарат, на протяжении всего текста «Путеводителя» не перестает обвинять еретиков в увлечении эллинской философией и настаивает на отречении от наследия Аристотеля. Это можно понять и как некорректный полемический прием, чего Синаит отнюдь не чурается, и как упрек в том, что они не хотят перенести триадологическую терминологию святых Каппадокийцев на христологию. Кроме того, здесь можно увидеть намек на учение о соотношении философии и богословия. Церковь воспринимает терминологию древних философов в той мере, в какой это необходимо для выражения церковного учения. Само же учение языческих философов не является вероучением Церкви. Но, даже воспринимая их терминологические построения, Церковь адаптирует их для своих нужд. Таким образом, философия (вернее, терминология) того же Аристотеля является лишь «служанкой» богословия Святых Отцов, в том числе и преп. Анастасия.
  54. Положение дамианитов, что воплощение касается всей Троицы, естественно, исключает возможности наличия во Христе (а значит, по их мысли, и в Отце и во Святом Духе) двух природ, двух действий и двух воль.
  55. Ср.: Иез. 13:3.
  56. Дионисий Ареопагит. О божественных именах. 2, 4. Здесь и далее перевод Г.М. Прохорова по изд.: Дионисий Ареопагит. Соч. Максим Исповедник. Толкования. СПб., 2002. 864 с.
  57. Ср.: Ин. 16:10-28.
  58. Дионисий Ареопагит. О божественных именах. 2, 4.
  59. Дионисий Ареопагит. О божественных именах. 2, 6.
  60. Т.е. от учения о Святой Троицы.
  61. В толковании этого места из Ареопагита преп. Анастасий следует за преп. Максимом Исповедником.
  62. Дионисий Ареопагит. О божественных именах. 2, 6.
  63. Тимофей Элур — монофизитский преемник Диоскора на Александрийской кафедре.
  64. Иаков Бурдеан (Барадей) — монофизитский Эдесский епископ (543–578), основатель монофизитской иерархии (см.: Болотов В.В. История Церкви в период Вселенских Соборов: История богословской мысли. М, 2007. С. 499-500).
  65. Дионисий Ареопагит. О божественных именах. 2, 6.
  66. 1 Кор. 13:9.
  67. Ср.: Втор. 19:15; Мф. 18:16; 2 Кор. 13:1; 1 Тим. 5:19.
  68. Триадологическая терминология была разработана уже после I Вселенского Собора святыми Каппадокийскими отцами Василием Великим, Григорием Богословом и Григорием Нисским. Эту терминологию, перенесенную православными богословами на христологию, преп. Анастасий формулирует во второй главе «Путеводителя». Именно Каппадокийские отцы, разделившие понятия «сущность» и «ипостась» и сопоставив первое понятие Аристотелевской «общей сущности», а второе — «частной сущности», и выработали учение о единой сущности и о трех ипостасях в Боге. О том, что I Вселенский Собор еще не выработал значения слов «сущность» и «ипостась» свидетельствует история Александрийского Собора 362 г. под председательством свт. Афанасия Великого. Учивших о трех ипостасях в Боге обвиняли в арианстве, а традиционно отождествлявших сущность с ипостасью и говоривших об одной сущности, одной ипостаси и трех Лицах в Боге обвиняли в савеллианстве. По рассмотрении оказалось, что те и другие мыслят одинаково, вкладывая в эти термины различный смысл.
  69. III Вселенский Собор.
  70. Ср.: Правила святых Апостолов. 75.