Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /var/www/vhosts/mospat.ru/httpdocs/church-and-time/wp-content/plugins/hyper-cache-extended/cache.php on line 392
Изгнание духовенства и мирян из кремлевских монастырей и храмов в 1918 году — Церковь и Время
mospat.ru
Опубликовано в журнале "Церковь и время" № 53


И. А. Зюзина, Л. Б. Милякова

Изгнание духовенства и мирян из кремлевских монастырей и храмов в 1918 году

Публикация подготовлена в рамках государственного контракта  № 02.740.11.0577.

Германская интервенция февраля 1918 года — оккупация Латвии, Эстонии, части Украины, взятие Пскова, угроза наступления на Петроград — побудила Совет народных комиссаров (СНК) оставить город и в обстановке строжайшей секретности эвакуироваться в Москву. Даже подписание 3 марта 1918 года Брестского мира с Германией не остановило, а ускорило подготовку к переезду — немцам не доверяли. Для предотвращения возможной паники среди населения в результате этих действий вопрос о временном или постоянном переносе столицы из Петрограда в Москву комментировался очень уклончиво на страницах официального органа ВКП(б) газеты «Правда» (см. «Правда». 1918, 10 марта). Уже 11 марта СНК и ВЦИК прибыли в Москву. По соображениям безопасности для работы этих органов в Москве был выбран Кремль. Другие варианты размещения СНК и ВЦИК в Москве — в Западном дворце у Красных ворот, в Дворянском женском институте на Божедомке отвергались по вышеупомянутым соображениям. Комендантом Кремля был назначен бывший балтийский матрос, первый комендант Смольного П. Д. Мальков, а охрану осуществляли латышские стрелки, которых расквартировали в Чудовом монастыре (см. док. № 6).

До Октябрьской революции Кремль воспринимался верующими как духовно-религиозный центр России. На его территории действовали два монастыря: Чудов и Вознесенский, располагались 31 храм и 5 часовен. Вход в Кремль был свободным. Свободным доступом пользовались соборы, Грановитая палата, а также царские дворцы — Большой Кремлевский и Теремной (в них лишь частично ограничивался доступ во время приездов царской семьи в Москву).

По свидетельству Малькова, в начале 1918 года население Кремля было многочисленным: оно включало монашествующих, обслугу дворцов с семьями, старую охрану и т.д. Первый же разговор Малькова по приезде в Москву с его непосредственным начальником председателем ВЦИК Я. М. Свердловым 20 марта свидетельствовал, что решение о полном выселении нежелательных лиц из Кремля было принято ранее и исходило от высшего руководства страны1. Сам Свердлов являлся одним из самых радикальных сторонников подобных действий. Наибольшую неприязнь и подозрения в «контрреволюционности» вызывали монашествующие двух кремлевских монастырей2. Вытеснение их (а вслед за ними и всего духовенства) из Кремля началось с предложенных Мальковым мер по ужесточению пропускной системы для прохода на его территорию (см. док. № 1, 2), ограничению доступа клира и мирян в кремлевские соборы и храмы, что распространялось также на Патриарха Тихона (см. док. № 2), а также выражалось в требовании выдачи специальных разрешений на проведение крестных ходов в Кремле (см. док. № 3). Затем последовали непосредственные меры по сокращению числа монашествующих в кремлевских монастырях: переговоры по этому вопросу велись между Церковью и СНК на протяжении лета 1918 года. Профессор Н. Д. Кузнецов был уполномочен Собором для ведения переговоров с управляющим делами СНК В. Д. Бонч-Бруевичем.

В этих условиях Церковь пыталась добиться сохранения необходимого числа монашествующих для охраны храмов и святынь, участия в совершении богослужений (см. док. № 6–9), а при угрозе их полного закрытия стремилась во время крестного хода 21 июля в честь Казанской иконы Пресвятой Богородицы «изнести из Кремля святыни» (см. док. № 2). Это Церкви не было разрешено. Кремль был закрыт для духовенства и мирян в октябре 1918 года (см. док. № 14). После этого долгие 10 лет оба монастыря пустовали, а в 1929 году Чудов и Вознесенский монастыри были разрушены.
№ 1. Заявление члена Всероссийского Священного Собора Православной Российской Церкви Н. Д. Кузнецова3 в СНК РСФСР по вопросу о выселении монахинь из Вознесенского монастыря

27 июня 1918 г.4 до разъяснения всех обстоятельств дела» (ГА РФ. Ф. 130. Оп. 2. Д. 160. Л. 4).]

В Совет Народных Комиссаров
Члена Всероссийского Церковного Собора
Н. Д. Кузнецова

Заявление


24 июня 1918 г. при возвращении в Кремль проживающих в Вознесенском монастыре монахинь Еванфии и Ираклии и послушниц Е. Лучаниновой, В. Захаровой, П. Тимофеевой, М. Рыбаковой, И. Кижаевой и И. Кутиной произошло следующее недоразумение, которое угрожает им большими бедами.
На вопрос охраны у входа в Кремль «как фамилия?», одни из указанных лиц назвали свою прежнюю фамилию в миру, между тем, как в пропусках было написано их монашеское название. Другие, будучи неграмотны, перепутали свои пропуски и говорили не те имена, какие обозначены в предъявляемых пропусках. В этом г. комендант Кремля усмотрел намеренную передачу монахинями своих пропусков другим лицам и решил выселить их из5 пределов Кремля, а следовательно, и монастыря.
По сообщению мне настоятельницы монастыря игуменьи Евгении6 все эти монахини и послушницы окажутся выброшенными на улицу. Они не имеют ни родных, ни знакомых, с молодых лет живут в монастыре и не располагают никакими средствами будучи буквально нищими.
Очень прошу Совет Народных Комиссаров отменить основанное на недоразумении решение г. коменданта7 о выселении монахинь и во всяком случае предписать выяснить ка должно8 все обстоятельства дела9.

Москва 27 июня 1918 г. Н. Кузнецов.

Представляю при сем заявление игуменьи, полученное мной.

Н. Кузнецов.

Резолюция: Немедленно разослать в копиях: 1) в ЦИК — Свердлову; 2) в Комис[сариат] юстиции; 3) в Ком[иссариат] внутр[енних] дел. В. Б[онч]-Б[руевич].
Помета: Написана 1 июля.

[Приложение]
[Прошение игуменьи Вознесенского монастыря Евгении
(Виноградовой) члену Всероссийского церковного Собора
Н. Д. Кузнецову 27 июня 1918 г.]

Николаю Дмитриеву Кузнецову

Прошение

Монахиням Вознесенского монастыря Еванфии, Ираклии и послушницам Лучаниновой Е., Захаровой В., Тимофеевой П., Рыбаковой М., Кижаевой И., Кутиной М. сделано распоряжение от коменданта Кремля (словесно) в 24 часа выселиться из Кремля, ставя им в вину якобы намеренное преступление — передача пропуска в Кремль другим лицам, у которых они и отобраны.
Имею Вам сообщить и просить, что это обвинение основано на недоразумении: у них при входе спрашивали фамилии Еванфии, Ираклии монахинь, и они уже теперь, не имея фамилий как монахини, сказали свою прежнюю фамилию, а на пропуске стояло монашеское имя, и за это были лишены пропуска, а означенные послушницы были поставлены в эти условия своими товарками, ибо они по безграмотности взяли ошибочно из общего стола (они живут в общежитии) не свои пропуски, и при опросе фамилий сказали свою, а пропуски были отобраны. Теперь за это недоразумение им приказано и бумагой (копия приложена) — приказ подтвержден от коменданта — выселиться из Кремля из монастыря. Многие из них не имеют не только дома, где остановиться, а даже и родных, ибо с малых лет живут в монастыре, и таким образом должны будут выкинуты на улицу на произвол судьбы. Весьма сожалея о происшедшем недоразумении, я покорнейше прошу Вас, Николай Дмитриевич, войти с ходатайством к гражданскому начальству об отмене постановления о выселении означенных лиц, и ведение всего дела я Вам поручаю и о сем покорнейше прошу.
ГАРФ. Ф. Р-130. Оп. 2. Д. 160. Л. 1–3 об. Автограф.
ГАРФ. Ф. Р-1235. Оп. 93. Д. 77. Л. 390. Заверенная копия.

№ 2. Сообщение Патриарха Тихона на 130-м заседании Всероссийского Священного Собора Православной Российской Церкви о выселении монашествующих из Чудова и Вознесенского монастырей и 
«изнесении кремлевских святынь»

19 июля 1918 г.

Вчера управлением Чудова и Вознесенского монастырей, находящихся в Кремле, получено от местного коменданта требование, чтобы живущие в этих обителях в недельный срок выселились из них; при этом им разрешено взять из монастырей лишь частное имущество,  «общественное же достояние», как говорится в уведомлении, не исключая и церковного имущества, вывозить воспрещается10. Это делается, по-видимому, по военным соображениям, причем в уведомлении содержится угроза, что если насельники монастырей добровольно не покинут их в указанный срок, то будет применено насилие. Та же участь, по-видимому, ожидает и Успенский собор, причт которого уже давно испытывает затруднения в совершении богослужения. Я и сам недавно должен был стоять некоторое время у проезда в Кремль, пока не получил пропуск. Предположено разрешить насельникам помянутых обителей выселиться из Кремля, но вместе с тем изнести с собою, как из этих обителей, так и из других кремлевских соборов, мощи и другие святыни, составляющие великое и священное достояние православного верующего русского народа. Само изнесение кремлевских святынь приурочить к крестному ходу, совершаемому обычно в Москве в день Казанской иконы Божией Матери, 8 (21) июля,  приходящийся в настоящем году на воскресенье, и поместить святые мощи и чудотворные иконы в других монастырях и церквах города Москвы.

Деяния Священного Собора Православной Российской Церкви 1917–1918 гг. Т. 9. М., 2000. С. 151.

№ 3. Выписка из протокола заседания Комиссии при СНК
РСФСР (Малый СНК)11 № 78

19 июля 1918 г.

На заседании председательствует: т. Козловский12.
Присутствуют: Галкин13, Земит.
Слушали: 3. Просьба Церковного Собора о вывозе цер-
ковного имущества из Кремля. (В.Д. Бонч-Бруевич14).

Постановили: 3. В ходатайстве члена Всероссийского Церковного Собора гр. Кузнецова о перенесении так называемых мощей и вообще церковных имуществ — отказать.
1) Предложить коменданту Кремля выселить в семидневный срок из Кремля всех лиц, не служащих в советских учреждениях, разрешая  выселяемым взять с собой только (личные) домашние вещи, освободившиеся таким образом помещения предоставить для жилья советским служащим.
2) Вопрос о запрещении или незапрещении крестного хода15 передать на решение Большого Совета ввиду разногласия в Малом Совете.

Предс[едатель] СНК — Вл. Ульянов (Ленин)
Секретарь — Озеревская
Помета: ВЦИК, тов. Свердлову16.
РГАСПИ. Ф. 19. Оп. 2. Д. 79. Л. 1. Подлинник.

№ 4. Выписка из протокола заседания
СНК РСФСР 19 июля

20 июля 1918 г.

К протоколу № 160, п. 6.

Постановление
17 Совет Народных Комиссаров в заседании от 19 июля с.г. по вопросу о выселении духовенства и всех посторонних лиц из Кремля в связи с распоряжением т. Свердлова и мерами, принятыми к исполнению его комендантом Кремля, постановил:
Поручить т. Бонч-Бруевичу и Свидерскому18 выяснить этот вопрос с т. Свердловым19 на предмет отмены его распоряжения.
20 Совет Народных Комиссаров в заседании от 19 июля с.г. по вопросу о разрешении крестного хода на воскресенье постановил:
Поручить т. Бонч-Бруевичу обсудить вместе с Мальковым21 вопрос о принятии мер по усилению охраны Кремля (и проч.) в воскресенье 21 июля в день предполагающегося крестного хода22.
Секретарь Совета23

№ 6115 — т. Малькову
№ 6116 — т. В.Д. Бонч-Бруевичу
№ 6117 — ЦИК т. Свердлову.

ГАРФ. Ф. Р-130. Оп. 2. Д. 24. Л. 171–172. Копия.

№ 5. Заявление члена Всероссийского Священного Собора Православной Российской Церкви Н. Д. Кузнецова в СНК РСФСР об отсрочке выселения монашествующих из монастырей Московского Кремля

20 июля 1918 г.

В Совет Народных Комиссаров
Члена Всероссийского Церковного Собора Н.Д. Кузнецова,
живущего у Боровицких ворот Кремля в доме № 5

Заявление

Согласно требованию гр. коменданта Кремля монахи и монахини по мере возможности начинают выносить на себе принадлежащие им вещи, причем нередко падают под их тяжестью. Кроме того, при выходе из Кремля происходят большие недоразумения. Из вещей, по утверждению монахинь, пропускают только носильные и отбирают такие, как например, стенные часы, под тем предлогом, что на них не представлено счета на покупку. Но кто же из монахинь мог ожидать теперешнего выселения из Вознесенского монастыря, стоящего целые сотни лет, и брать в магазинах счета на покупаемые вещи? Да и самые то часы, говорят, куплены чуть ли не 25–30 лет тому назад. Нельзя же предъявлять подобные неисполнимые требования. Во всяком случае, вопрос о лично принадлежащих монахам и монахиням вещах требует упорядочения и едва ли может быть предоставлен на полное усмотрение стражи. По словам монахинь, все вещи в их келиях приобретены ими лично. Сами они люди неимущие и большинство из них кормилось трудами рук своих. Среди них немало также очень старых и слабых.
Поэтому я прошу разрешить монахиням взять все принадлежащее им имущество. Ввиду же крайнего затруднения в перевозочных средствах и полного отсутствия денег у монахинь, а также слабости многих из них прошу предоставить в распоряжение монастырей один или два больших автомобиля. Ведь выселение происходит по требованию властей, а не по желания монахов и монахинь.
Наконец, прошу принять во внимание, что вопрос о выселении монахов и монахинь из монастырей Вознесенского и Чудова возник совершенно неожиданно и Высшему церковному управлению приходится заботиться о размещении куда-либо монахов и монахинь. Срок же на выселение почему-то назначен очень краткий — 25 июля сего года. В течение этого времени ни монахи, ни монахини не успеют выселиться, а Церковное управление не успеет предоставить им возможность разместиться, хотя на время, где-либо в других монастырях. Поэтому крайне необходимо продолжить срок выселения по меньшей мере еще на одну неделю, т.е. по 2 августа 1918 года, о чем я прошу Совет Народных Комиссаров сделать распоряжение гр. коменданту Кремля24.

<Москва. 20/7 июля 1918 г. Н. Кузнецов25 монастыря сообщает, что 3 монахини уже выселены, и та же печальная участь угрожает и другим. Еще раз прошу Совет Народных Комиссаров приостановить распоряжение гр. коменданта до разъяснения всех обстоятельств дела» (ГАРФ. Ф. 130. Оп. 2. Д. 160. Л. 4).]
Отсрочка выселения до 2 августа необходима еще и потому, чтобы согласно ответа Совета Народных Комиссаров на мое заявление от 19 июня 1918 г. составить подробные списки всех лиц, которые должны остаться в Кремле для охраны храмов и совершения богослужений и служения при них. Н. Кузнецов.>26

Пометы: Копия — Свердлову. В.Б[онч]-Б[руевич]
Написано 31 июля.

ГАРФ. Ф. Р-130. Оп. 2. Д. 160. Л. 8–8 об. Подлинник.

№ 6. Письмо монашествующих кремлевского Чудова монастыря члену Всероссийского Священного Собора Православной Российской Церкви Н. Д. Кузнецову о выселении их из монастыря

21 июля 1918 г.

Члену Всероссийского Церковного Собора
Николаю Дмитриевичу Кузнецову
Наместника и братии Чудова монастыря

Донесение

Сим просим Вас довести до сведения Совета Народных Комиссаров следующее: в Чудовом монастыре предполагается разместить какие-то учреждения. Но предшествовавший опыт (поселение в монастыре латышских стрелков) показал, что совместная жизнь насельников монастыря с учреждениями, монастырю чуждыми, немыслима. Это в корне нарушает и расстраивает весь строй монастырский. Поселение в монастыре какого-либо учреждения, чуждого монастырю, равносильно уничтожению самого монастыря ввиду крайне незначительной территории, на которой он находится, и полной невозможности как-либо изолироваться от предполагаемых насельников. Это поставит братию в необходимость выселиться из Чудова монастыря. Но в случае выселения братии, святыни монастыря и в особенности мощи Святителя Алексия, которые могут быть охраняемы только священными лицами, остаются без всякой охраны. Посему братия может оставить монастырь, только взявши с собою мощи основателя обители Святителя Алексия. Без этой, самой главной, своей святыни братия из монастыря выйти не может.

Наместник Арсений, епископ Серпуховский27
Помощник наместника архимандрит Серафим
Казначей игумен Иоанникий
Ризничий иеромонах Филарет
Духовник иеромонах Никифор
Эконом иеромонах Аркадий
Регент иеромонах Феодосий
Иеромонах Зосима
Иеромонах Иоанн
Иеромонах Ермоген
Иеромонах Серафим
Иеромонах Феодосий II
Архидиакон Алексий
Иеродиакон Геннадий
Иеродиакон Варнава
Иеродиакон Вениамин
Иеродиакон Андрей
Иеродиакон Иосиф
Монах Киприан
Монах Питирим
Монах Иннокентий
Монах Никодим
Монах Евфимий
и указанные послушники: Александр Степанов,
Гавриил Румин,
Петр Покровский,
Алексий Митюшин
Расходчик: Афанасий Бикишев

ГАРФ. Ф. Р-130. Оп. 2. Д. 160. Л. 6–6 об. Подлинник.

№ 7. Заявление члена Всероссийского Священного Собора Православной Российской Церкви Н. Д. Кузнецова в СНК РСФСР о списке монашествующих, оставляемых в Чудовом и Вознесенском монастырях

24 июля 1918 г.

В Совет Народных Комиссаров
Члена Всероссийского Церковного Собора Н.Д. Кузнецова,
живущего по Неглинной ул. в д. № 5 у Боровицких ворот

Заявление

в исполнение предложения мне доставить списки монахов и монахинь, которые должны остаться в Чудовом и Вознесенском монастырях для охраны храмов и святынь, которые по церковным правилам принадлежат лицам духовным, монахам и монахиням, а также для участия при совершении богослужений.
Прошу возможно скорее утвердить эти списки во избежание всяких недоразумений и для руководства охраны Кремля, из среды которой, по словам монахинь, нередко раздаются такие возгласы: «Уезжайте скорее все, никого не оставим, и все ключи возьмем себе». Эти замечания вызывают большие волнения и передаются в массу населения города. Поэтому я прошу Совет Народных Комиссаров положить им конец объявлением гр. коменданту Кремля, кто из монахов и монахинь остается в монастырях для охраны святынь и участия в совершении богослужений. Кроме того я обращаю внимание на представляемое при сем заявление на мое имя настоятеля и братии
Чудова монастыря.
Размещение в зданиях монастыря людей посторонних, особенно же другого вероисповедания или вовсе без всякой веры, как показывает опыт, тягостно отзывается на всей монастырской жизни и приводит ее в беспорядок. Поэтому я прошу Совет Народных Комиссаров или самому распорядиться или предписать гр. коменданту Кремля не размещать в зданиях монастырей, особенно женского Вознесенского, солдат и их семейств.
Если же этого никак нельзя избегнуть, то вопрос о размещении посторонних лиц в тех или других зданиях монастырей прошу решать не иначе, как при участии представителей монастырей.
Если же монахи или особенно монахини будут вынуждены жить среди солдат, из которых многие люди или другого исповедания или без всякого исповедания, то, естественно, что жизнь монахов и монахинь в зданиях монастырей Кремля сделается невозможной. Это будет лишь в другой форме тем же выселением всех обитателей монастырей, который однако не имел в виду ни Совет Народных Комиссаров ни Центральный Исполнительный Комитет, как это ясно видно из ответа мне Совета Народных Комиссаров на мое заявление от 19 июля 1918 г.
<Москва, 24/11 июля 1918 г. Н. Кузнецов.
Прилагаю: 1) Список монахов Чудова мон[астыря]28.
2) Список монахинь Вознесенского мон[астыря].
3) Заявление на мое имя Чуд[ова] мон[астыря]. Н. Куз-
нецов.>29

ГАРФ. Ф. Р-130. Оп. 2. Д. 160. Л. 9–9 об. Подлинник.

№ 8. Письмо члена Всероссийского Священного Собора Православной Российской Церкви Н. Д. Кузнецова в СНК РСФСР о списке насельников, оставляемых в Чудовом монастыре

26 июля 1918 г. 

В Совет Народных Комиссаров
Члена Всероссийского Церковного Собора Н. Д. Кузнецова,
живущего у Боровицких ворот Кремля в д. № 5

Заявление

В Чудовом монастыре оставлено всего 20 монахов. Но если иметь в виду, что 2 из них, архидиакон Алексей и монах Киприан, уже ранее выбыли из монастыря, то в монастыре оставлено всего 18 человек. Такого числа оказывается очень мало для удовлетворения нуждам монастыря. Между прочим выселяется и заведующий монастырем архимандрит Серафим, что, по утверждению наместника епископа Арсения, очень неудобно. Вместе с этим епископ обращает внимание, что у него не оставляется ни иподиакон, необходимый для служения при архиерейских службах, ни его личный секретарь.
Прилагая при сем доставленный мне список лиц, которых управление Чудова монастыря находит нужным оставить, кроме уже назначенных 18 человек30 я прошу дополнить этими лицами список, присланный гр. комендантом.
Кроме того, в интересах лучшей сохранности вещей, находящихся в ризнице Чудова монастыря — о чем должно заботиться Высшее церковное управление и что считает своей обязанностью нынешнее правительство — я прошу Совет Народных Комиссаров сделать распоряжение31 совместно с управлением монастыря немедленно составить подробную опись всем вещам в двух экземплярах, причем наиболее ценные и исторические вещи совместно с управлением монастыря перенести в Патриаршую ризницу, которая хранится в Кремле в Оружейной палате.
Наконец, по поводу увезенной вчера из Чудова монастыря муки, довожу до сведения Совета Народных Комиссаров, что это сделано с согласия членов охраны Кремля для необходимого пропитания тех монахов, которые должны были выехать из Чудова монастыря и временно поместиться в Новоспасском монастыре.
Прилагаю список монахов Чудова мон[астыря].

Москва. 26/13 июля 1918 г.
Н. Кузнецов32

[Приложение]

Члену Всероссийского церковного собора
Николаю Дмитриевичу Кузнецову

Список лиц, которых необходимо оставить в Чудовом монастыре
сверх уже оставленных по распоряжению господина
коменданта Кремля
лета
Андрей иеродиакон — благочинный 36
Бикишов-Горцев Афанасий расходчик 37
Волков Михаил Трофимович певчий 21
Варнава иеродиакон 34
Вениамин иподиакон 35
Евфимий монах, секретарь епископа Арсения 34
Ермоген иеромонах 35
Зосима иеромонах 43
Иннокентий монах, лавочник 37
Куделькин Александр Егорович певчий 37
Питирим монах, пономарь 36
Серафим архимандрит, заведующий монастырем 35
Степанов Александр Григорьевич канонарх 23
Сельский Федор Евфимиевич писарь 15
Феодосий иеромонах, секретарь домового комитета 37

Честь имеем довести до Вашего сведения, что из прежде разрешенного списка 2 человека — архидиакон Алексий и Киприан монах — по болезни выбыли из Чудова монастыря.

Наместник Арсений, епископ Серпуховской
П[омощник] наместника архим[андрит] Серафим33

ГАРФ. Р-130. Оп. 2. Д. 160. Л. 14–15 об. Подлинник.

№ 9. Письмо члена Всероссийского Священного Собора Православной Российской Церкви Н. Д. Кузнецова в СНК РСФСР о новом списке насельниц, оставляемых в Вознесенском монастыре Кремля

26 июля 1918 г.

Заявление

Из списка, присланного господином комендантом Кремля в Вознесенский женский монастырь, видно, что вместо 51 монахини, указанной в списке монастыря, оставлено 36. Кроме того, в числе оставленных записаны те, которые уже выехали из монастыря, а у некоторых монахинь неверно названы имена, что в будущем может вызвать печальные для них недоразумения.
Поэтому я прошу прежде всего дополнить хотя 8–10 лицами число остающихся монахинь. Это необходимо потому, что на монахинях лежит много обязанностей, которые не могут исполнять очень старые и слабые, преимущественно оставляемые в монастыре.
Монахиням нужно убирать храм, следить за его чистотою, охранять его, читать и петь за богослужением, печь просфоры, приобретать съестные припасы, приготовлять пищу для монахинь и т.д. в монастыре оставляется всего 36 лиц, из которых 19 монахинь — более 50 лет, а многие из них старше 55 лет, т.е. имеют лета, когда женщина уже делается почти неспособной к труду. Таким образом, крепких монахинь, необходимых для разных служб при монастыре оставлено всего лишь 17 человек.
Поэтому я прошу дополнить список остающихся еще монахинями: 1) Ниной 48 лет и 2) Людмилой 43 лет, которые находятся в полном постриге и всю жизнь прожили в монастыре; кроме того, очень просят остаться при монастыре еще послушницы: 3) Варвара Владимирова, необходимая как руководительница пения, 4) Татьяна Шибанова, необходимая для просфорни, 5) Надежда Запольская, 6) Евдокия Сафронова, Ольга Федосова, 7) Матрона Андреева и 8) Александра Сукова, крайне нужные для кухни, 9) Анастасия Кузьмичева, 10) Евдокия Лежнева.
Если принять во внимание, что 5 человек из оставленных: 1) Пошенкова Агриппина, 2) Тихонова Гликерия, 3) Еремеева Пелагея, 4) Михайлова Александра, 5) Лазенцова Евдокия — уже выехали из монастыря, то пополнение списка сводится лишь к 5 монахиням, и я прошу это удовлетворить. Во всяком случае прошу заменить уехавших 5 монахинь другими из числа указываемых. Наконец в списке, присланном господином комендантом, необходимо исправить имена у Луговкиной, которую зовут Татьяна, и Федоровой, которую зовут Евдокией.
Прилагаю прошение Надежды Запольской34
Н. Кузнецов

ГАРФ. Ф. Р-130. Оп. 2. Д. 160. Л. 17–17 об. Подлинник.

№ 10. Акт комиссии по ревизии ризницы Чудова
монастыря, назначенной Президиумом ВЦИК

28 июля 1918 г.

Протокол

28 июля 1918 г. по предписанию Президиума ВЦИК мы, нижеподписавшиеся, прибыли в помещение Чудова монастыря и в присутствии ризничного иеромонаха Филарета и эконома иеромонаха Аркадия осмотрели помещение верхней ризницы Чудова монастыря. Помещение сие находится в третьем этаже и оказалось имеющим один вход, закрытый железной дверью, запертый ключами, причем ключи находились у коменданта Кремля тов. Малькова. Двери оказались опечатанными тремя печатями: В[сероссийской] Чрезвыч[айной] Комиссии, коменданта Кремля и Чудова монастыря. На вопрос относительно описи имущества, находящегося в данном помещении, со стороны иеромонаха Филарета и эконома Аркадия последовал ответ, что ни описи, ни инвентаря в их распоряжении в данный момент не имеется, и где они находятся, им в точности не известно. Быть может, сказали они, эти описи находятся в Патриаршей ризнице. Старая опись приблизительно до 60-х годов имелась в монастыре, и иеромонах Филарет ее видел у архиерея епископа Серпуховского Арсения, но на руки Филарет ее никогда не получал. Иеромонах Филарет в течение 3-4 лет заведует этим помещением и имуществом без всякого соблюдения каких-либо формальностей (в смысле приемки, описи инвентаря и т.п.) Иеромонах Филарет при отлучках передавал ключи епископу Арсению. Филарет знает, что новая опись есть и видел [ее] у архиерея Арсения. Других ключей от этой ризницы ни у кого не было. По осмотре и снятии печатей мы были в помещении ризницы и произвели поверхностный осмотр имущества там находящегося. Ввиду отсутствия описи или инвентаря проверка всех там находящихся предметов была в высшей степени затруднительна. По-видимому, поскольку мы могли судить, предметы там находящиеся хотя и составляют значительную ценность, как-то: митры, усыпанные камнями и жемчугом, ризы, Евангелие, кресты и т.д., но все относятся к предметам богослужебным. После осмотра на двери наложены вновь печати коменданта Кремля и печать Чудова монастыря, а ключи от запечатанной входной двери переданы на хранение коменданту тов. Малькову.

Далее следуют 34 подписи.

Копия верна: В. Аванесов35.
Помета: тов. Красикову36. Комис[сариат] юстиции.

ГАРФ. Ф. А-353. Оп. 2. Д. 697. Л. 39. Заверенная копия.

№ 11. Письмо члена Всероссийского Священного Собора Православной Российской Церкви Н. Д. Кузнецова в СНК РСФСР об увеличении числа оставляемых в Чудовом монастыре монахов, а также о вызывающем поведении красноармейской охраны монастыря

8 августа 1918 г.

В Совет Народных Комиссаров
Члена Всероссийского Церковного Собора Н.Д. Кузнецова,
проживающего по Неглинной ул. в д. № 5

Заявление

Управление Чудова монастыря просит меня довести до сведения Совета Народных Комиссаров, что ввиду невыяснения до сих пор числа остающихся в монастыре монахов монастырь испытывает большое затруднение. В своем последнем объяснении по этому вопросу я указывал на необходимость хотя бы несколько увеличить число оставляемых монахов и во всяком случае заменить другими тех, которые ранее выбыли из монастыря и не могут находиться в числе оставленных. Теперь я снова повторяю эту просьбу, причем напоминаю, что имена выбывших и тех, которых можно еще оставить, были означены в прежнем моем заявлении.
Кроме того, управление Чудова монастыря и его богомольцы просят меня обратить внимание Совета Народных Комиссаров на следующий печальный факт, крайне вредный и для престижа советской власти. Солдаты, поставленные на часы в соборном храме монастыря, стоят в шапках и нередко курят, делая все это даже во время совершения богослужения. На замечания монахов и богомольцев снять шапки и бросить курить, они отвечают крайне грубо и угрожают чуть ли не расстрелом.
Такое поведение стражи крайне оскорбляет религиозные чувства монахов и православного народа и дает лишний повод к усилению всяких неверных слухов в народе относительно Кремля, которые мне лишь приходится часто опровергать. Я уверен, что Совет Народных Комиссаров предпишет, чтобы солдаты, находящиеся в Кремле, вели себя как должно и уважали религиозные чувства верующего народа. Прошу сделать это возможно скорее во избежание развития лишней вражды и злобы в народе.

Москва. 8 августа 1918 г.
Н. Кузнецов37

ГАРФ. Ф. Р-130. Оп. 2. Д. 160. Л. 11–12 об. Подлинник. Рукопись.

№ 12. Прошение насельников Чудова монастыря в СНК РСФСР о возвращении их в монастырь38

17 сентября 1918 г.

В Совет Народных Комиссаров
Российской Федеративной Советской Республики
кафедрального Чудова монастыря в Кремле,
младшей братии

Покорнейшее прошение

Сим покорнейше просит Вас совет младшей братии Чудова монастыря не найдете ли возможным возвратить обратно в монастырь из числа выселенных по Вашему распоряжению насельников монастыря хотя бы 12 человек, которые находятся в пожилом возрасте и в священном сане, список коих прилагается при сем прошении.
Беспокоить Вас ходатайством об этом заставляют нас самые крайние обстоятельства:
1) что ни один из районов Москвы не принимает нас на учет без Вашего удостоверения;
2) что нам невозможно жить и довольствоваться всем отдельно при наших крайне скудных средствах.
Кроме всего вышеизложенного, имеем долг почтительнейше поставить Вас в известность, что никто из нас не принадлежал ни к какому другому классу населения, кроме беднейшего крестьянства и в контрреволюционном выступлении замечен не был, о чем покорнейше просим убедиться проверкой наших документов. При крайнем уплотнении помещений в монастыре, нам хватит тех, которые уже отведены комендантом Кремля для оставшихся там 20 человек братии.

Председатель домового комитета иеромонах Филарет 
За секретаря иеромонах Аркадий
Члены: Иеромонах Зосима
Иеродиакон Питирим
Сергей Селиверстов39

ГАРФ. Ф. Р-130. Оп. 2. Д. 160. Л. 21. Подлинник.

№ 13. Письмо члена Всероссийского Священного Собора
Православной Российской Церкви Н.Д. Кузнецова в СНК
РСФСР об охране Чудова и Вознесенского монастырей
и выносе святого мира из Успенского собора Кремля

22 октября 1918 г.

В Совет Народных Комиссаров
Члена Всероссийского Церковного Собора

Заявление

Довожу до сведения Совета Народных Комиссаров, что комендант Кремля удалил из Чудова и Вознесенского монастыря40 всех монашествующих, хотя они и были оставлены в монастырях в июне сего года для охраны святынь и совершения богослужения. Таким образом в храмах монастырей богослужение уже прекращено, а самые храмы заперты, на замке наложены печати монастырей и коменданта, ключи от дверей взяты комендантом, в чем он выдал расписку. При таких условиях, когда монашествующие оказались лишенными возможности охранять храмы, вся ответственность за целость находящегося в них церковного имущества падает уже на одну правительственную власть, которую в лице Совета Народных Комиссаров я прошу принять надлежащие меры к охране закрытых храмов.
Кроме того сообщаю, что по причине воспрещения духовенству доступа в Кремль со стороны коменданта, богослужение прекратилось и во всех кремлевских соборах, не исключая и главного русского собора — Успенского. Но в Успенском соборе остались запертыми 24 сосуда со св. миром, употребляемым при совершении крещения. Это миро рассылается по всей России и составляет великую святыню, которая всегда должна находиться в распоряжении церковной власти41. Поэтому, если Совет Народных Комиссаров не разрешит вскоре
доступа в Кремль и в Успенский собор духовенству, то я прошу разрешить вынести все эти сосуды с миром в Храм Спасителя. Там они будут храниться, чтобы иметь возможность постоянно удовлетворять нужду в мире в разных местах России. Наконец я прошу сообщить мне письменный ответ на мое заявление Совету Народных Комиссаров об отмене распоряжения коменданта Кремля
1) о выселении из Чудова и Вознесенского монастыря монашествующих;
2) о запрещении доступа в Кремль духовенству для совершения богослужения;
3) в случае отказа в том — о разрешении вынесения из Кремля мощи и наиболее чтимые иконы в другие храмы Москвы вне стен Кремля.

Москва. 22/9 октября 1918 г.
Н. Кузнецов.

ГАРФ. Ф. Р-130. Оп. 2. Д. 160. Л. 123–124 об. Подлинник.
Рукопись.

№ 14. Постановление СНК РСФСР по ходатайству члена Всероссийского Священного Собора Православной Российской Церкви Н. Д. Кузнецова о крестных ходах в Московском Кремле и доступе в него духовенства

23 октября 1918 г.

В. Д. [Бонч-Бруевичу],
Тов. Малькову,
Н. Д. Кузнецову

Прот[окол] 142, п. 4

Постановление

Совет Народных Комиссаров в заседании от 22 октября с.г., заслушав ходатайство Н.Д. Кузнецова о разрешении крестных ходов в Кремле, о доступе в Кремль духовенства для совершения богослужения и о предоставлении монашествующим жить в кремлевских монастырях, постановил:
Разрешить крестный ход в Кремле на 4 ноября42 с.г. на общих условиях контроля. Предупредить тт. Малькова и Бонч-Бруевича о необходимости организовать контроль.
В оставлении монашествующих проживать в Кремлевских монастырях — отказать.
Разъяснить Н.Д. Кузнецову, что духовенство имеет право доступа в Кремль на общих основаниях со всеми гражданами и в специальном разрешении не нуждается.
В остальном ходатайство оставить без последствий.

Секретарь43

Помета: 1) Проживание монахинь.
2) Крестный ход.

ГАРФ. Ф. Р-130. Оп. 2. Д. 22. Л. 273. Копия.

№ 15. Отчет сотрудников Наркомата просвещения РСФСР Н. Н. Николаева и М. С. Сергеева об осмотре храмов Вознесенского и Чудова монастырей Московского Кремля44

3 ноября 1918 г.

Доклад

Сего 3 ноября сотрудники отдела Н. Н. Николаев и М. С. Сергеев были командированы в Кремль для участия в работе комиссии, имевшей целью выяснить вопрос о хранении вещей художественно ценных в церквах монастырей Чудова и Вознесенского.
Были осмотрены церкви Вознесенского монастыря: собор и ц.ц.45 св. Екатерины и церковь Михаила Малеина; в Чудовом монастыре — храм Алексия митрополита46.
В результате осмотра сотрудники пришли к следующим заключениям по вопросу об охране:
1) Следует организовать особую комиссию с участием представителя отдела и администрации Кремля, которой поручить произвести опись и отбор икон, предметов культа и утвари, до сих пор остающихся в церквах, упомянутых выше и охраняемых без достаточной гарантии в их целостности.
2) Драгоценности, имеющие вместе с тем художественную ценность, как ризы, серебряные вещи, кресты, Евангелия, подсвечники и пр. следует передать в Оружейную палату.
3) Художественные предметы — иконы, шитые хоругви и пр. следует передать в Национальный музейный фонд47 для производства расчистки и реставрации икон и хранения.
4) Все остальные предметы, хранение коих в теперешнем положении продолжает оставаться ненадежным, следует снести в особое (запертое) помещение, для чего возможно воспользоваться ризницей Чудова монастыря.
5) Желательно сохранить главный алтарь церкви митрополита Алексия Чудова монастыря с Патриаршим Запрестольным местом в неприкосновенном виде, но лишь в том случае, если будут должные меры к охране помещения, в которое легко проникнуть через окно.
6) Необходимо детально выяснить вопрос об организации охраны и караула.
Ризница собора Вознесенского монастыря, собор Чуда Михаила Архангела, усыпальница бывш[его] в[еликого] к[нязя] Сергея Александровича48 остались сотрудниками не осмотренными.

Н. Николаев.

ГАРФ. Ф. А-2306. Оп. 28. Д. 2. Л. 55, 55 об. Подлинник.

№ 16. Письмо секретаря СНК РСФСР Л. Озеревской коменданту Кремля П. Д. Малькову о постановлении СНК РСФСР по вопросу богослужения в Архангельском соборе Кремля49

20 ноября 1918 г.

Тов. Малькову

Постановление

Совет Народных Комиссаров в заседании от 19 ноября с.г., рассмотрев ходатайство церковного старосты Архангельского собора о разрешении совершить богослужение 21 ноября в Архангельском соборе, постановил: Разрешить совершить богослужение в Архангельском соборе 21 ноября с.г. в 10 часов утра под ответственностью церковного старосты, с правом выдачи пропусков на 100 человек.

Секретарь Л. Озеревская
Помета: В У[правле]ние к[омендан]та Кремля. 21/XI. 18 года.

ГАРФ Ф.Р-130. Оп. 2. Д. 157. Л. 3. Подлинник.
ГАРФ. Ф. Р-130. Оп. 2. Д. 22. Л. 364. Копия.

№ 17. Письмо коменданта Кремля П. Д. Малькова в Управление делами СНК РСФСР о закрытии соборов Кремля до окончания работы Комиссии по приему ценностей из соборов

21 ноября 1918 г.

В Управление делами
Совета Народных Комиссаров

В дополнение <надписи моей от сего числа № 3856>50 Б[онч]-Б[руевич]».], уведомляю, что в настоящее время Комиссией, в которую входят представители от Комиссии по охране памятников старины и искусства и других учреждений, а также в которой состою и я, принимаются все ценности, находящиеся в кремлевских соборах, и до полного окончания работы означенной Комиссии кремлевские соборы для богослужения открыты быть не могут.

Комендант Кремля Мальков
Делопроизводитель Ольшевич

ГАРФ. Ф. Р-130. Оп. 2. Д. 157. Л. 4. Подлинник.

Примечания

  1. См. Мальков П. Д. Записки коменданта Кремля. М., 1967. С. 54.
  2. Там же. С. 57–58.
  3. Кузнецов Н. Д. (1863–1930) — член Священного Собора Православной Российской Церкви. Окончил физико-математический факультет Московского университета, а также Санкт-Петербургский технологический институт. В 1892 году окончил Санкт-Петербургскую духовную академию. Окончил Ярославский демидовский юридический лицей (1896), кандидат юридических наук, присяжный поверенный Московской судебной палаты — с 1901 г. Доцент Демидовского юридического лицея — с 1908 г. Магистр Казанской духовной академии — 1911 г., избран на кафедру церковного права Московской духовной академии. В 1917–1918 гг. член Предсоборного Совета и Священного Собора. В 1918–1919 гг. — член Исполнительного бюро Совета объединенных приходов г. Москвы. В 1919 г. арестован по делу Совета объединенных приходов (дело Самарина — Кузнецова). В январе 1920 г. приговорен к расстрелу. Расстрел был заменен лагерным заключением. В 1921 г. освобожден по амнистии. В 1924 г. вновь арестован, в 1925 г. приговорен к 3 годам ссылки. С 1926 г. в ссылке. Вероятно в 1928 г. получил степень доктора богословия за работу «Церковь и государство». Скончался в ссылке.
  4. 3 июня 1918 г. Н. Д. Кузнецов в своем обращении в СНК РСФСР вновь поднял вопрос об изъятии кремлевской охраной пропусков у монахинь Вознесенского монастыря и о выселении их из Кремля. В нем он просил СНК «приостановить исполнение распоряжения г. коменданта [Малькова
  5. Далее зачеркнуто: «монастыря, а».
  6. Игуменья Евгения (Екатерина Алексеевна Виноградова) — родилась в Муроме в священнической семье. Иноческий путь начала в Борисоглебском Аносином монастыре Звенигородского уезда (1854). В 1871 г. пострижена в монашество, казначея монастыря. В 1874 г. переведена в московский Страстной монастырь. В 1886 г. после ухода предыдущей настоятельницы на покой возглавила Флоро-Лаврскую обитель в с. Лукино Подольского уезда. Благодаря ей община была в 1888 г. преобразована в Крестовоздвиженский Иерусалимский общежительный второклассный монастырь. В 1893 г. назначена настоятельницей Кремлевского Вознесенского монастыря. Последняя настоятельница этого монастыря.
  7. Слова «г. коменданта» вписаны над зачеркнутым словом «его».
  8. Слова «выяснить как должно» вписаны над строкой.
  9. В сопроводительном письме от 1 июля управляющего делами СНК РСФСР В. Д. Бонч-Бруевича председателю ВЦИК Я. М. Свердлову к ходатайству Н. Д. Кузнецова указывалось, что «Управление делами полагает, что ходатайство гр. Кузнецова о расследовании всех обстоятельств, вызвавших постановление коменданта, подлежит удовлетворению. Но вместе с тем надлежало бы образовать специальную комиссию или поручить Комиссариату имуществ Республики произвести проверку правильности проживания всех жителей Кремля». (ГАРФ. Ф. Р-1235. Оп. 93. Д. 77. Л. 389).
  10. На 132-м заседании Собора от 22 июля 1918 г. Кузнецов продемонстрировал подлинное распоряжения коменданта Кремля от 17 июля 1918 г. на имя настоятельницы Вознесенского монастыря (см. Деяния Священного Собора Православной Российской Церкви 1917–1918 годов. Т. 9. М., 2000. С. 175).
  11. Комиссия при СНК, или Малый СНК, Малый Совет получила такое название в противоположность Большому Совету, т. е. СНК РСФСР. Была непосредственно связана с аппаратом СНК и создана для предварительного рассмотрения многочисленных второстепенных вопросов, вносимых в СНК.
  12. Козловский М. Ю. (1876–1927) — член СДКП Польши и Литвы, большевик, в 1917 г. — член Исполкома Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов, ВЦИК I и II созывов, с 23 ноября 1917 г. член коллегии при Народном комиссариате юстиции, в 1918 г. — председатель Следственной комиссии при Петроградском совете рабочих и солдатских депутатов, в марте 1918 г. — ноябре 1920 — член Малого СНК, затем председатель. В январе — апреле 1919 г. — нарком юстиции и член Президиума ЦИК Литовско-Белорусской советской республики (Литбел). В 1922–1923 гг. — на дипломатической работе. В 1923 г. назначен главным юрисконсультом Народного комиссариата путей сообщения. В 1924 г. — делегат ХIII съезда РКП(б).
  13. Галкин А. В. (1876 — после 1936) — большевик, в 1917 г. — член ВЦИК II созыва, член Петроградского ВРК, с конца 1917 г. — председатель Петроградского революционного трибунала, комиссар Управления водных и шоссейных дорог НК путей сообщения. С февраля 1920 г. член коллегии НК РКИ, с мая 1920 г. член коллегии НКВД. С 1918 г. член Малого СНК. В 1922 г. зам. председателя Верховного суда при Президиуме ВЦИК. В 1923 г. председатель суда по делу Патриарха Тихона. В 1923 г. член коллегии Верховного суда. В 1936 г. арестован.
  14. Бонч-Бруевич В. Д. (1873–1955) — советский государственный и общественный деятель. Активно участвовал в Октябрьском вооруженном восстании. После Октябрьской социалистической революции — управляющий делами Совнаркома (до октября 1920 г.), главный редактор издательства «Жизнь и знание». С 1930 г. возглавлял организованный им Литературный музей в Москве, с 1946 г. — директор Музея истории религии и атеизма Академии наук СССР в Ленинграде.
  15. Имеется в виду крестный ход 21 июля в честь Казанской иконы Божией Матери.
  16. Свердлов Я. М. (1885–1919) — российский политический и государственный деятель, Член РСДРП с 1901 г., с 1902 занялся профессиональной революционной деятельностью. Примкнул к большевикам. Во время революции 1905–1907 гг. руководил организациями РСДРП в Екатеринбурге и на Урале. Подвергался арестам, ссылкам и тюремному заключению. В 1912 г. кооптирован в члены ЦК РСДРП(б). В 1913–1917 гг. находился в ссылке в Сибири. После Февральской революции 1917 г. прибыл в Петроград. Переизбран в ЦК РСДРП и секретариат. В ноябре 1917 — марте 1919 г. — председатель ВЦИК РСФСР.
  17. Свидерский А. И. (1878–1933) — советский государственный и партийный деятель. Учился в Петербургском университете, участник студенческого движения. В 1918–1922 гг. член Коллегии Наркомпрода. В 1922–1928 гг. член Коллегии Народного комиссариата РКИ, зам. наркома земледелия РСФСР; в 1928–1929 гг. — член Коллегии Наркомпроса РСФСР, начальник Главискусства. С сентября 1929 г. полпред СССР в Латвии.
  18. По поручению Я. М. Свердлова его подчиненный П. Д. Мальков обратился 22 июля 1918 г. к управляющему делами СНК РСФСР В. Д. Бонч-Бруевичу с просьбой о встрече для решения вопроса об определении числа монашествующих, которых «надлежит оставить при Чудовом и Вознесенском монастырях в связи с выселением живущих там» (ГАРФ. Ф. Р-130. Оп. 2. Д. 160. Л. 5).
  19. Мальков П. Д. (1887–1965) — комендант Московского Кремля (1918–1920). Член партии большевиков с 1904 г., участник революционных событий 1905 г., рабочий Балтийского завода, балтийский матрос, участник Февральской и Октябрьской революций 1917 г. В 1917 г. до марта 1918 г. — комендант Смольного, а с переездом советского правительства в Москву — комендант Московского Кремля. После 1920 г. — на хозяйственной и советской работе. В 1936 г. арестован, в 1953 г. освобожден из лагеря. Оставил «Записки коменданта Московского Кремля».
  20. Этот крестный ход совершался 8 (21) июля в память явления Казанской иконы Божией Матери. 8 июля 1579 г. девице Матроне, жившей в Казани, явилась Божия Матерь и повелела ей объявить о Своем образе, скрытом в земле. Образ был обнаружен в тот же день и помещен в соборный храм, а на месте обретения иконы был выстроен монастырь. Список с иконы (или сама икона) имелся во Втором ополчении Минина и Пожарского. Предстательством Богородицы 22 октября 1612 г. был взят Кремль. В 1613 г. было решено праздновать в Москве Казанскому образу два раза в год: 8 июля, в день его явления, и 22 октября, в день освобождения Москвы от поляков, с учреждением крестных ходов. С построением Казанского собора и помещения в нем иконы князя Пожарского крестные ходы совершались в собор. 8 июля, в праздник Казанской иконы, крестный ход совершался из Большого Успенского и других кремлевских соборов и монастырей, а также из кафедрального собора Христа Спасителя и из храма во имя св. Василия Блаженного в Казанский собор (Московские церковные ведомости, 1907, № 28. С. 895).
  21. Подпись под документом отсутствует.
  22. См. док. № 1.
  23. В обращении в СНК РСФСР от 3 июля Н.Д. Кузнецов писал: «Игумения [Вознесенского
  24. Текст, заключенный в угловые скобки, вписан чернилами.
  25. Арсений (Жадановский Арсений Иванович). В 1914 г. архимандрит Арсений был хиротонисан во епископа Серпуховского, викария Московской епархии. С 1904 г. являлся последним наместником Чудова монастыря в Московском Кремле. В годы его наместничества Чудов монастырь стал одним из центров духовного просвещения Москвы. В 30-е гг. монастырь разрушен большевиками.
  26. 23 июля 1918 г. наместником Чудова монастыря епископом Серпуховским Арсением (Жадановским) был предоставлен Н.Д. Кузнецову «список лиц, проживающих в Чудовом монастыре, необходимо нужных для несения церковных служб, дежурств при святынях монастыря, сторожей и дворников». Список состоял из 44 человек, включая самого епископа Арсения. (ГАРФ. Ф. Р-130. Оп. 2. Д. 160. Л. 7–7 об.).
  27. Текст, заключенный в угловые скобки, вписан чернилами.
  28. Слова «кроме уже назначенных 18 человек» вписаны чернилами над строкой.
  29. Слова «сделать распоряжение» вписаны чернилами над строкой.
  30. Слова, выделенные курсивом, вписаны от руки чернилами.
  31. Вписано от руки чернилами.
  32. Текст, выделенный курсивом, вписан чернилами.
  33. Аванесов В. А. (Мартиросов С. К.; 1884–1930) — советский государственный деятель. Член РСДРП с 1903 г. До 1906 г. работал на Северном Кавказе, с 1906 г. в эмиграции. В 1917 гг. возвратился в Россию. В ноябре 1917 г. вошел в состав ВЦИК и был одно время его секретарем. В 1920 г. — зам. наркома РКИ. В 1926 г. зам. наркома торговли и член президиума ВСНХ.
  34. Красиков П. А. (1870–1939) — партийный и государственный деятель. Сын учителя. Образование получил на юридическом факультете Петербургского университета (1908 г.). В 1892 г. примкнул к группе «Освобождение труда», позже — член РСДРП, большевик. Неоднократно арестовывался. С 1900 г. вел партработу в Пскове, агент «Искры». В 1905 г. — член Петербургского комитета РСДРП, исполкома Петросовета. С 1908 г. работал помощником присяжного поверенного (Петербург). С октября 1917 г. — член следственной комиссии по борьбе с контрреволюцией и спекуляцией, член коллегии Наркомата юстиции. С марта 1918 г. — заместитель наркома юстиции РСФСР и председатель Кассационного трибунала при ВЦИК. С мая 1918 г. возглавлял VIII ликвидационный отдел НКЮ РСФСР (затем преобразованный в V), который занимался реализацией декрета об отделении Церкви от государства. С 1919 г. — редактор журнала «Революция и церковь». В августе 1922 г. — главный обвинитель по делу об изъятии церковных ценностей. С 1924 г. — прокурор Верховного суда СССР. В 1933–1938 гг. — заместитель председателя Верховного суда СССР.
  35. 20 августа Н. Д. Кузнецов обратился в СНК РСФСР с очередным заявлением, в котором он напоминал, что окончательно «вопрос о выселении монахов их Чудова монастыря еще не урегулирован». Кузнецовым был приложен список лиц, которым предписывалось покинуть монастырь, в числе которых находились и помощник наместника архимандрит Серафим и казначей игумен Иоанникий. В заявлении содержалась просьба предоставить право этим двоим «как должностным лицам, принадлежащим к управлению монастыря, проживать в Чудовом монастыре. Кроме того, из указанных в прилагаемом списке не менее 10 лиц оставить в монастыре, которые должны будут пополнить и выбывших раньше». Вместе с тем Кузнецов доводил до сведения СНК, что расселению монашествующих, выселяемых их Чудова монастыря в Новоспасский монастырь г. Москвы, чинит препятствие Рогожская районная жилищная комиссия, которая требовала от них удостоверение на вселение со стороны СНК. В заявлении Кузнецова содержалась просьба о получении такого удостоверения (ГАРФ. Ф. Р-130. Оп. 2. Д. 160. Л. 13-13 об., 16).
  36. Аналогичное письмо по тому же адресу было послано не позднее 14 октября 1918 г. В нем говорилось: «Сим младшая братия Чудова монастыря покорнейше просит Вас, не найдете ли Вы возможным пересмотреть наше дело о выселении из монастыря и, если не найдете возможным оставить всех 20 человек, то благоволите оставить хотя несколько человек сторожами при церкви» (ГАРФ. Р-130. Оп. 2. Д. 160. Л. 19).
  37. Вписано от руки чернилами.
  38. Насельницы монастыря были выселены из Кремля в 1918 г. и определены при Лефортовской больничной церкви (Романовский храм). Московский искусствовед В. А. Меняйло обнаружила в кремлевском архиве переписку от 1919 г. игуменьи Евстолии (Стрешневой?), которая значится на тот период настоятельницей бывшего Вознесенского монастыря в Кремле. См.: Меняйло В. А. Судьба иконостаса Вознесенского собора Московского Кремля.//Искусство средневековой Руси. Выпуск 12. М., 1999. С. 221.
  39. Традиционно до октября 1917 г. миро варилось в двух городах России — Москве и Киеве. Впрочем, последний снабжал миром лишь 9 губерний, Москва же все остальные, а также Черногорию, Антиохийскую патриархию и Болгарию.
  40. Речь идет о крестном ходе в Казанский собор в честь Казанской иконы Божией Матери.
  41. Подпись под документом отсутствует.
  42. Проверки в Кремле были связаны с принятием 5 октября 1918 г. декрета «О регистрации, приеме на учет и охранении памятников искусства и старины, находящихся во владении частных лиц, обществ и учреждений», который объявлял государство ответственным за судьбу памятников истории культуры, что в первую очередь касалось таких памятников первостепенного значения, как Кремль; предусматривал регистрацию всех монументальных и вещевых памятников искусства и старины и т.д. (см. Известия ВЦИК. 1918. 10 октября)
  43. Ц.ц. — церкви.
  44. Святой Алексий (около 1293–1378), митрополит Киевский (кафедра находилась в Москве), основатель Чудова монастыря. В 1313 г. постригся в монахи в московском Богоявленском монастыре. В 1354 г. стал митрополитом Киевским и всея Руси. Был регентом при малолетнем великом князе Дмитрии Донском. Основал в Москве монастыри: Андроников, Чудов, Алексеевский. Прославлен в лике святителей.
  45. Национальный музейный фонд был создан в Москве после Октябрьской революции. Его задачи определялись так: «В государственном масштабе и с соблюдением интересов общерусского искусства и разумной художественной политики» распределять предметы искусства и старины по всем русским музеям.  Перераспределение по музеям художественных сокровищ возлагалось на Комиссию по охране памятников искусства и старины, куда вошли крупнейшие знатоки музейного дела.
  46. Великий князь Сергей Александрович (1857–1905), дядя императора Николая II, был женат на сестре императрицы Александры — Елизавете Федоровне. В 1891 г. император Александр III назначил брата Сергея Александровича московским генерал-губернатором. Убит 4 февраля 1905 г. революционером-террористом.
  47. В ответ на письмо Управления делами СНК РСФСР П.Д. Мальков сообщил 21 ноября 1918 г., что «Архангельский собор 21 ноября с.г. для богослужения открыт быть не может ввиду того, что ценности собора описаны, собор опечатан, и более в моем ведении не состоит» (ГАРФ Ф. Р-130. Оп. 2. Д. 157. Л. 3 об.).
  48. Текст, заключенный в угловые скобки, подчеркнут. На полях резолюция: «Сообщите, что за надпись. В[ладимир