Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /var/www/vhosts/mospat.ru/httpdocs/church-and-time/wp-content/plugins/hyper-cache-extended/cache.php on line 392
Уроки религии в государственной школе — норма светского правового государства — Церковь и Время
mospat.ru
Опубликовано в журнале "Церковь и время" № 51


К. А. Писенко

Уроки религии в государственной школе — норма светского правового государства

К. А. Писенко.

Европейский опыт правового регулирования школьного религиозного образования

В последнее время в России ведется дискуссия по вопро­су преподавания в светской государственной школе «Основ духовной культуры», формирующих представление о духов­ных традициях и культуре крупнейших религиозных общин России в соответствии с конфессиональным выбором учаще­гося и его семьи. Возрождение духовной жизни в нашей стра­не, осмысление отечественных религиозных и образователь­ных традиций со всей очевидностью свидетельствует об орга­ничности преподавания религиозных знаний в образователь­ной системе Российского государства, диктует необходимость образования и воспитания полноценно и всестороннее разви­того в культурной, нравственной, интеллектуальной и духов­ной областях человека, что невозможно без знания отечествен­ной и мировой духовной культуры, коренящейся в вековых религиозных традициях. Объективная потребность общества в традиционном духовном воспитании и образовании находит отражение в том, что религиозное образование предоставляет­ся не только в конфессиональных образовательных учрежде­ниях, но все большее распространение получает в системе светской школы. И это процесс объективный, он отражает за­интересованность в таком образовании большинства росси­ян, многие из которых за годы господствующей атеистичес­кой идеологии утратили связь с собственными религиозными традициями, однако желают эту связь восстановить, в том числе при помощи возможностей инфраструктуры светской системы образования. Однако нередко в общественной дис­куссии встречаются мнения о том, что преподавание религи­озных традиций в соответствии с выбором учащегося в шко­ле, в том числе в культурологическом аспекте, противоречит светскому характеру государства, а значит и Конституции, которая провозгласила Россию светским государством, а зна­чит конфессиональное образование не может иметь места в государственной школе, в государственной системе образо­вания. При этом следует обратить внимание, что принцип свет­скости приобретает разную трактовку как в теоретических исследованиях, так и практике его реализации в современном мире.

В научной литературе отражаются различные подходы к пониманию светскости государства1. Можно выделить два основных подхода. Одни авторы полагают, что светскость рав­нозначна понятию атеистичности государства, и настаивают на удалении религии из публичной сферы, в том числе из си­стемы государственного образования, что практически озна­чает отделение религии от общественной жизни. Другие счи­тают, что светскость не предполагает отделение религии от общества, и понятие светскости совсем неравнозначно поня­тию атеистичности государства, и в светском государстве последнее активно сотрудничает с традиционными религиоз­ными общинами, высоко оценивая их вклад в духовно-нрав­ственное воспитание и просветительскую деятельность в об­ществе2. Ведь государство само есть производное от общества образование, а общество составляют носители религиоз­ных традиций, и искусственное вычленение и отделение ре­лигиозной сферы от общества, от общественной жизни было бы противоестественным социальным феноменом и наруша­ло бы права верующих.

Отличие светских государств от несветских состоит не в том, что сфера религии и ее лидеры и структуры искусственно изолируются, а в том, что в светском государстве нет слияния конфессиональных структур с государственными, руководите­ли государства не назначают религиозных руководителей, и наоборот, религиозные лидеры не участвуют в формировании властных элит государства, и в обществе присутствует религи­озный плюрализм, предполагающий свободу вероисповедания и ее защиту. В этом контексте можно говорить о светскости таких стран, как например, Россия, большинство европейских стран, в том числе Италия, Германия, Испания, где происходит активное сотрудничество с традиционными конфессиями, и несветскости, например, Ватикана, где институты главы госу­дарства и духовного главы религиозной общины совпадают3. К несветским некоторые исследователи относят также страны с господствующей «секулярной квазирелигией», по сути сли­той с системой государственного управления. Среди таких стран, в частности, И. В. Понкин называет, например, СССР или нацистскую Германию4.

Автор настоящей статьи разделяет мнение о том, что свет­скость не означает атеистичности или безразличия государства к религиозной сфере, а предполагает органичное взаимодей­ствие и сотрудничество государства с традиционными религи­озными конфессиями в соответствии с конфессиональным вы­бором его граждан, в том числе в такой важнейшей сфере об­щественной жизни, как образование.

Большинство европейских государств традиционно рас­сматриваются как страны с развитой демократией, как право­вые государства, обеспечивающие реализацию и защиту прав и свобод человека и гражданина. Эти государства являются светскими. В то же время европейские культурные, историчес­кие и правовые традиции во многом ближе России, чем аналогичные традиции ряда других демократических государств мира, в частности, США, чья государственность и подходы к построению государственно-конфессиональных отношений изначально развивались по несколько отличному от европейс­кого и тем более российского пути. В частности, если форми­рование национальных европейских государств первоначаль­но, как и в России, в силу объективной конфессиональной си­туации проходило в условиях тесного взаимодействия государ­ства практически только с христианской общиной, еще не пре­терпевшей отделения римо-католиков, лютеран, кальвинис­тов и других протестантских деноминаций, и усложнение пра­вового регулирования государственно-конфессиональных от­ношений приходит в Европу, как и в Россию, уже в более по­здний период, то США с первых дней своего существования провозгласили религиозный плюрализм, обусловленный пес­трой палитрой религиозных верований ее граждан, среди ко­торых были представители и разных вер, и многочисленных христианских конфессий, которых к моменту образования США возникло уже немало. Появление многочисленных хри­стианских конфессий в Европе, рост исламского фактора, уве­личение числа представителей других религий в европейских странах постепенно привели к необходимости развития пра­вовой системы в сторону содействия межнациональному и межконфессиональному миру, предоставления прав на сво­боду совести и вероисповедания приверженцам многих веро­ваний, если последние не противоречат общественной безо­пасности, нравственности, традиционным общественным ин­ститутам, в том числе институту семьи, здоровью, правам других лиц. В то же время европейский опыт свидетельству­ет о сохранении преимущественного сотрудничества государ­ства с традиционными религиозными общинами, которое высоко оценивает их вклад в развитие духовно-нравственной жизни общества, общественное и государственное строитель­ство в целом.

В связи с изложенным представляется полезным обра­щение к опыту демократических европейских государств в об­ласти правового регулирования преподавания в государственной школе дисциплин, включающих в себя религиозный ком­понент, взаимодействия государства и традиционных конфес­сий в системе светского государственного образования.

Согласно Акту о школьных стандартах 1998 года5 и Акту об образовании 1996 года6, все школьные программы должны содержать религиозный компонент. При этом п. 3 ст. 375 части 3 Закона об образовании 1996 года гласит: «Каждая введенная школьная программа должна отражать тот факт, что религиоз­ные традиции в Великобритании в целом христианские, при­нимая во внимание учения и практику иных основных рели­гий, которые представлены в стране». Отказ от религиозного компонента возможен, равно как и от обязательной коллектив­ной молитвы христианского содержания, по согласованию со школьными властями. При этом приветствуется замена, а не полный отказ. Также по согласованию возможно изменение характера молитвы.

Наряду с указанными актами религиозное образование в светских школах урегулировано следующими специальны­ми законами: Закон 1944 года; Закон о реформе образования 1988 года. Как отмечает в своем исследовании И. В. Понкин, «большинство школ имеют на своей территории небольшую часовню (Англиканской или Католической Церквей), где уча­щиеся посещают службу два-три раза в неделю. Дети, выра­жающие принадлежность к другой религии (ислам, иудаизм и др.) могут быть освобождены от посещения христианских служб, однако атеисты и агностики не освобождаются от та­ких мероприятий. Школы придерживаются мнения, что цер­ковные службы и уроки «Закона Божьего» формируют в де­тях моральные ценности. Закон от 1944 г. сделал обязатель­ным для школ, получающих государственные субсидии, реа­лизацию официально установленных программ религиозно­го образования»7.

Анализируя британский Закон о реформе образования 1988 года И. В. Понкин отмечает, что данный акт «продублировал многие положения Закона от 1944 года, а также ввел из­менения, которые усилили место религиозного образования в программах. В 1994 году Оценочной комиссией учебных про­грамм были опубликованы две рекомендательные справочные программы, включавшие элементы, касавшиеся шести религий в Великобритании (христианство, иудаизм, ислам, индуизм, буддизм и сикхизм), подготовленные во взаимодействии с пред­ставителями этих религиозных общин. В 2004 году министр образования Великобритании Чарльз Кларк объявил о выпус­ке новых методических рекомендаций по изучению и препода­ванию религии в школах и колледжах, предполагавших изуче­ния христианства на всех уровнях среднего образования, а так­же возможность изучения учащимися по их добровольному выбору других вероучений (ислама, иудаизма, буддизма, ин­дуизма и сикхизма)»8.

Наряду со светскими публичными школами в Великоб­ритании действуют также религиозные школы, например ис­ламские, которые, как и публичные, могут получать финанси­рование от государства. Преподавание религии в них регули­руется на основе специальных правил.

Германия

Основные принципы отношений государства и Церкви устанавливает Основной закон (Конституция). Особое значе­ние имеют ст. 4 Основного закона, в которой гарантируется как индивидуальная, так и коллективная свобода религии, и ст. 7 (о праве на религиозное образование). Ответственность за регулирование правового статуса Церквей возлагается на зе­мельные органы власти (ст. 140 Основного закона). Отсюда происходят определенные различия в соответствующих зако­нодательствах каждой конкретной земли9. Наряду с этим су­ществует так называемое право Церквей на заключение согла­шений с каждой конкретной землей, которое приобрело боль­шое значение в новых землях после объединения Германии. Федеральные земли заключают соглашения с земельными Еван­гелическими церквами, а с Католической Церковью — конкордаты. Важным примером является государственный конкордат 1933 года, который был заключен как договор между немец­ким государством и Святым Престолом, оформленный соглас­но всем нормам международного права. Со времен Реформа­ции двумя крупнейшими конфессиями Германии являются Евангелическая Церковь Германии и Римско-Католическая Церковь. Данные Церкви традиционно имели особое значение в Германии и в настоящее время имеют большое обществен­ное признание.

Многие вопросы регулирования преподавания христи­анской религии в рамках римско-католического и евангели­ческого исповеданий определяется соглашениями и конкор­датами, имеющими обязательный правовой характер, заклю­чаемыми германскими землями соответственно с Евангели­ческой Церковью Германии (соглашения) и Римско-Католи-ческой Церковью (Святым Престолом) (международно-пра­вовые конкордаты). В частности, между землей Северный Рейн-Вестфалия (центр г. Дюссельдорф) и Святым Престо­лом в 1981 году был заключен договор, согласно которому земельное правительство и Римско-Католическая Церковь соглашаются на совместную деятельность в организации ра­боты педагогических и других учебных институтов. Образ­цом для заключения такого договора является договор между Святым Престолом и свободным государством Пруссия 1929 года, а также другие действующие соглашения в других фе­деральных землях и государствах с преобладающим католи­ческим населением. Также в 1933 года были заключены кон­кордаты между Римско-Католической Церковью и Германи­ей, а также с Австрией, которые до сих пор имеют законную силу.

Статья 7 § 3 Основного закона гарантирует изучение ре­лигии в качестве обычного учебного предмета (ограничивает­ся ст. 141 (поправка Бремера): изучение религии в государствен­ных школах является обязательным учебным предметом, за ис­ключением нерелигиозных школ. Несмотря на право государ­ства осуществлять надзор за преподаванием, религиозные за­нятия проводятся в соответствии с принципами религиозных сообществ. Учителя не могут привлекаться против своей воли к преподаванию религиозных предметов.

Кроме того, обе Церкви, а также иудейская община и исламская федерация имеют свои конфессиональные школы (в Берлине теперь насчитывается 17 евангелических школ, 19 ка­толических, 2 иудейских и одна исламская). Помимо этого, все религиозные сообщества имеют право открывать конфессио­нальные детские сады.

Особенности законодательства Гамбурга в области образования С 12 декабря 1999 года в Гамбурге действует закон, со­гласно которому (в соответствии с ст. 7 Основного закона) ре­лигиозный предмет является обязательным для изучения. По решению Высшего учебного совета Гамбурга преподавание религии в школе преследует три задачи: содействие устране­нию имеющихся противоречий между религиозно-культурны­ми традициями, укрепление способности и готовности к про­должению диалога между ними и воспитание и поддержка ин­дивидуальной религиозности или этико-морального мироощу­щения.

Особенности законодательства Баварии в области образования В Баварии уроки религии также являются обязательным предметом во всех общеобразовательных школах. Обычно на уроках религии класс разделяют на католиков и протестантов. Право на преподавание и обязанность изучения религии име­ют и православные, несмотря на свою небольшую численность. Так глубоко уважается потребность реализации вероисповеда­ния граждан. Остальным ученикам вместо религии преподает­ся этика.

Особенности законодательства Берлина в области образования (берлинского земельного законодательства) Согласно закону Берлина (§13 берлинского закона о школах от 26 января 2004 года), отличающемуся от законода­тельств других земель, проведение религиозных занятий явля­ется делом тех или иных Церквей или религиозных общин. Школьники могут добровольно принимать в них участие, притом результаты успеваемости по этому предмету не учитыва­ются при переводе ученика в следующий класс. Санкция на ходатайство выдается администрацией Берлинского сената, которая также утверждает учителей, заботится о повышении их квалификации и подыскивает школы, где такие занятия мог­ли бы проходить. В настоящее время в общеобразовательных школах земли Берлин-Бранденбург следующие Церкви и ре­лигиозные организации предлагают религиозные занятия: Еван­гелическая Церковь земли Берлин-Бранденбург и силезского Оберлаузица, Берлинская архиепископия Римско-Католической Церкви, Гуманистическое общество Германии, Берлинская ис­ламская федерация, Берлинская иудейская община, культур­ный центр анатолийских алевитов (алавитов), Буддийское об­щество Берлина.

Земельные власти оплачивают до 90% расходов, связан­ных с преподаванием религии в школах. Кроме того, в конфес­сиональных школах преподавание религиозного учения дан­ной конфессии является общеобязательным предметом.

Испания

Основные принципы образовательной деятельности в Испании заложены Конституцией этой страны, принятой 27 де­кабря 1978 года. Статья 27 Конституции Испании устанавли­вает: «1. Каждый имеет право на образование. Признается сво­бода образования. 2. Образование имеет своей целью всесто­роннее развитие человеческой личности на основе уважения демократических принципов общественной жизни и основных прав и свобод. 3. Органы власти гарантируют право родителей в выборе такой формы воспитания для своих детей, которая соответствует их собственным моральным и религиозным убеж­дениям».

В соответствии с законодательством Испании «религи­озным организациям, с которыми Испанским государством заключено соглашение о сотрудничестве, гарантируется пре­доставление возможности вести религиозное образование в государственных и частных школах при наличии соответствующего желания со стороны учеников и их родителей»10. Ре­лигия в Испании преподается специалистами, которых светс­кая администрация выбирает из списка кандидатов, представ­ленных епархией, религиозное образование является факуль­тативным11.

Преподавание религии осуществляется в Испании на всех уровнях: от дошкольного образования до университетского. Данные уровни включают в себя дошкольное, начальное, сред­нее образование, бакалавриат и дальнейшие степени образова­ния как государственного, так и частного.

В Испании вопросы религиозного образования детально регламентируются на уровне центрального законодательства, церковно-государственных конкордатов, актов, прямо регули­рующих вопросы образования, а также актах, касающихся дру­гих вопросов, но включающих нормы, связанные с регламен­тацией в области религиозного образования. Многие вопросы регламентируются и проводятся в жизнь автономными облас­тями в рамках так называемого делегированного законодатель­ства. Например, королевскими декретами Коммуне Мадрида был передан ряд полномочий в области управления образова­нием. В связи с этим мадридскими властями издано значитель­ное количество актов, регулирующих порядок, расписание, состав предметов в рамках дошкольного, школьного, высшего и других видов образования, включая преподавание религиоз­ных или альтернативных им предметов, в соответствии с со­глашениями между государством Испании и Католической Церковью и другими религиозными объединениями. Норма­тивными актами урегулировано и преподавание религии в час­тных вузах. Преподавание художественных дисциплин на раз­личных уровнях на основе мадридских актов должно включать изучение религиозного искусства разных эпох и в разных ви­дах искусства. Акты бюджетного права Мадрида, содержат отдельные положения, касающиеся материального обеспече­ния преподавателей религии.

К общим актам, регулирующим вопросы религиозного образования, в частности, относятся: Королевский декрет 2438/ 1994 от 16 декабря 1994 года, регулирующий порядок религиозного образования12, Приказ от 21 сентября 1993 года, регу­лирующий участие преподавателей, занятых в преподавании религии, в органах управления центров публичного управле­ния13.

В Испании в качестве альтернативы преподаванию ре­лигии разрешено изучать нерелигиозные этические предметы. Порядок преподавания таких предметов определен в Приказе от 3 августа 1995 года, регулирующем образовательную дея­тельность, альтернативную изучению религии, установленную Королевским декретом 2438/199414. Также ряд вопросов рели­гиозного образования определен в Соглашении от 5 апреля 1962 года о государственном признании аттестации по нецерковным предметам, преподаваемым в университетах Католической Церкви. При этом важно отметить, что Католическая Церковь занимает важное место в университетском образовании. Зна­чительная часть испанских университетов — католические.

Особый корпус составляют акты, регламентирующие преподавание католической религии в государственных учеб­ных заведениях Испании, а также порядок религиозного обра­зования вообще. Основные принципы и нормы преподавания католической религии закреплены в Соглашении между Испан­ским государством и Святым Престолом в области образова­ния и культуры (1979). Кроме того, ряд вопросов в данной об­ласти урегулирован в Соглашении об экономико-трудовом ре­жиме лиц, которые не принадлежат к действующему препода­вательскому корпусу и заняты в преподавании католической религии в публичных центрах дошкольного образования, на­чального образования, среднего образования от 26 февраля 1999 года.

Как уже говорилось, предоставление возможности вести религиозное образование в государственных и частных шко­лах при наличии соответствующего желания со стороны уче­ников и их родителей гарантируется тем религиозным органи­зациям, с которыми Испанским государством заключено со­глашение о сотрудничестве.

Положения указанных соглашений являются основой для преподавания религии в учебных заведениях. Они органично встроены в систему испанского законодательства. Норматив­но-правовые акты в области образования содержат ссылки на указанные соглашения обычно приблизительно в следующей редакции «преподавание осуществляется в соответствии с пун­ктом Соглашения между Испанским государством и Святым Престолом в области образования и культуры (1979) или ины­ми соглашениями, заключенными между Испанским государ­ством и иными религиозными объединениями». К таким актам относятся законы, декреты, приказы, касающиеся вопросов дошкольного, начального, среднего, высшего образования, рег­ламентирующих порядок осуществления образования, состав и режим преподавания учебных предметов, регламентирующих трудовую деятельность преподавателей и их участие в управ­ленческом процессе.

К нормативным правовым актам, непосредственно рег­ламентирующим порядок религиозного образования, отно­сятся, например, Королевский декрет 3/1995 от 13 января, принятый во исполнение положений соглашения между Ис­панским государством и Святым Престолом по вопросам об­разования, культуры в части изучения и наименования цер­ковных наук на уровне университетского образования, При­каз от 9 сентября 1993 года, обнародующий соглашение об экономическом режиме лиц, занятых преподаванием като­личества.

Соглашения между Испанским государством и Святым Престолом и, в частности, соглашение в области образования и культурной деятельности носят весьма конкретный характер и детально регулируют комплекс вопросов в данной области. Так, согласно п. III и IV Ратификационной грамоты от 4 декаб­ря 1979 года, Соглашения от 3 января 1979 года между Испа­нией и Святым Престолом, касающегося образования и куль­турной деятельности, на дошкольном уровне, образовательных уровнях начальной и средней школы и технических коллед­жей, религиозное обучение должно осуществляться теми людь­ми, которые каждый учебный год назначаются академической властью из числа предложенных епархиальным духовенством. Путем предварительного уведомления духовенство епархии сообщает имена тех преподавателей и лиц, которые признаны компетентными для осуществления указанной образователь­ной деятельности.

В общественных дошкольных заведениях, начальных школах и технических колледжах, при назначении преподава­телей начальной школы предпочтение должно отдаваться тем из них, которые подавали заявление на назначение. При этом никто не должен быть принужден преподавать религию. Пре­подаватели религии в любом случае должны являться частью преподавательского состава соответствующих учебных заве­дений. Изучение католической доктрины и изучение ее в уни­верситетских педагогических школах, если оно происходит на тех же основаниях, которые установлены для других базовых дисциплин, должно быть добровольным для учащихся. Препо­даватели католического вероучения должны назначаться влас­тями учебного заведения так же, как установлено в ст. III ука­занной Ратификационной грамоты, к ним также следует отно­ситься, как ко всем преподавателям факультетов.

На региональном и местном уровнях осуществляется уже не столько регламентация, сколько реализация, проведение в жизнь положений центрального законодательства и конкорда­тов (соглашений) с религиозными объединениями в области образования. Так, мадридское законодательство о религиозной деятельности в области образования развивает положения об­щего испанского законодательства и конкордатов с религиоз­ными объединениями в сфере образования. В сферу мадридс­кого регулирования входит реализация центрального законо­дательства об образования и соответствующих государствен­но-конфессиональных соглашений в области преподавания религии, в том числе по обеспечению преподавания религии в мадридских школах, интеграции преподавателей в систему пе­дагогической деятельности, их участия в управлении образо­ванием и материальным обеспечением. Преподаватели рели­гии выделены в специальном реестре должностей в бюджет­ных актах Общины (коммуны) Мадрида.

В частности, вопросы защиты прав преподавателей ре­лигии находят свое отражение и в Соглашении с Правительственным советом от 17 марта 2005 года, «которым утвержда­ется ясно и определенно соглашение от 11 марта 2005 года Окружной службы переговоров по условиям труда служащих Администрации и Служб, обеспечивающих Главную админи­страцию Коммуны Мадрида и ее автономных органов».

Среди специальных актов, определяющих статус препо­давателей католической религии, следует назвать и Соглаше­ние об экономико-трудовом режиме лиц, которые не принад­лежат к действующему преподавательскому корпусу и заняты в преподавании католической религии в публичных центрах дошкольного образования, начального образования, среднего образования от 26 февраля 1999 года.

В заключение обзора правового регулирования препо­давания религиозных предметов в Испании хотелось бы за­метить, что хотя в Испании в последнее время шла обществен­ная дискуссия о преподавании католической религии в шко­лах, на волне роста атеистических настроений в определен­ных слоях испанского общества высказывались отдельные мнения о нецелесообразности такого преподавания. Однако, как отмечают испанские исследователи, эти настроения ма­лообоснованны и в целом не отражают реальных настроений и позиции большинства испанского общества о необходимо­сти изучения религии в школе15. Как пишет испанская иссле­довательница Г. М. Моран, в Испании «тесные связи государ­ства с католической церковью, глубоко традиционные для ис­тории страны, не могли быть устранены при помощи закона, поскольку они обусловлены культурой самого общества»16.

Польша

В Польше религиозный предмет «Закон Божий» являет­ся в школе таким же обязательным, как польский язык или ма­тематика. Иными словами, данный предмет изучается в сетке обязательных школьных дисциплин. При этом преподавание осуществляется на альтернативной основе. Эта система напо­минает, в частности, испанскую, но с тем отличием, что если в Испании в школе преподаются на альтернативной основе те религии, общины которых достигли соглашения с государ­ством, то в Польше все зависит от численности учеников той или иной конфессии, обучающихся в классе. Таким образом, католический «Закон Божий», преподается во всех школах, а религиозные предметы иных общин — в зависимости от нали­чия в классах приверженцев соответствующей конфессии. По польским законам, чтобы преподавать такой предмет, необхо­димо наличие в классе не менее трех учеников-единоверцев. С первых дней обучения школьная администрация и учителя ос­ведомлены о вероисповедании каждого ребенка и учитывают это в течение всего учебного процесса.

Так, если в какой-то школе учатся хотя бы три право­славных ученика, им начинают преподавать православный «За­кон Божий» соответствующие преподаватели. Важно отметить, что даже если в классе обучается меньше трех православных или представителей иных религий и конфессий, то они, хотя и не могут изучать свою религию в этом классе, не лишены та­кой возможности в рамках школьной программы в целом. Они получают знания о своей вере на занятиях в специальной со­вместной группе в одной из школ, куда приходят в определен­ное время на уроки.

Православных христиан в Польше сегодня проживает около 500 тыс. По словам предстоятеля Польской Православ­ной Церкви митрополита Варшавского и всея Польши Саввы, православные ученики польских школ обеспечены всеми пра­вами и возможностями свободного изучения основ правосла­вия17.

Таким образом, законность и право религиозного препо­давания в школах Польши не только установлены государством, но гарантируются и обеспечиваются на практике.

Франция

Франция относится исследователями к государствам с так называемой сепарационной моделью государственно-конфес­сиональных отношений, для которой характерно равномерное правовое регулирование деятельности различных конфессий, или так называемое равноудаленное отношение государства ко всем религиозным общинам, что проявляется в соответствую­щих правовых актах и правовом регулировании. Так, в госу­дарственной системе образования строго соблюдается принцип отделения школы от религии. А в 2004 году был принят закон, запрещающий носить одежду или предметы, подчеркивающие религиозную принадлежность, но постановляющий в то же время, что каждый случай должен рассматриваться отдельно18.

Однако в последние годы и во французском обществе все чаще ставится вопрос о включении религиозных сведений в государственную школьную программу. Это рассматривается как необходимый шаг для знакомства мигрантов с культурой Франции. Положительный взгляд на преподавание культуро­логического предмета о религии содержится в докладе 2002 года «Преподавание в светской школе предметов, касающихся религии», подготовленном в Министерстве национального об­разования Франции. В этом же году министр национального образования Жак Ланг дал распоряжение о возможности пре­подавания религиоведческих предметов в школах. Для изуче­ния возможностей в этом направлении в 2002 году во Франции был создан Европейский институт изучения религии, выпол­няющий функции центра государственной экспертизы по ре­лигиозным организациям.

В то же время конфессиональное преподавание возмож­но в частной системе образования, широко представленной во Франции. Более того, при принятии закона 1905 года о разде­лении государства и Церкви (закон является действующим на настоящий момент) Церковь получила все материальные воз­можности (помещения, источники финансов) для создания соб­ственной полноценной образовательной системы. Согласно закону Дебре 1959 года, частные школы, в том числе религиоз­ные, могут получать государственное финансирование, если они заключают договор с государством. По этому договору они могут осуществлять собственные педагогические проекты, но обязуются выполнять программы, утвержденные Министер­ством национального образования.

Бельгия

Согласно бельгийским законам, правомерность включения в программу курсов, называемых «философскими» (общее назва­ние в Бельгии для всех курсов религий и нерелигиозной морали) в систему всеобщего школьного образования базируется на ст. 18 и 26 Всеобщей декларации прав человека и ст. 29 и 30 Междуна­родной конвенции о правах ребенка. Из местных правовых актов власти опираются на ст. 24 бельгийской Конституции, на Закон от 29 мая 1959 года, называемый «Школьным пактом», а также на законодательные акты субъектов федерации.

Помимо этих фундаментальных законов, право на рели­гиозное образование в школах четко разъясняется в официаль­ном пособии Министерства образования страны «Предметы морали и религий. Образовательное поле»19. Комментируя бель­гийские принципы и правила религиозного образования, слу­жащий в Бельгии клирик Православной Церкви священник Сергий Модель пишет: «В современном обществе, где прогрес­сирующее исчезновение нравственных опор порождает кризис ценностей и где молодежь задается вопросом о смысле суще­ствования, школа обязана помочь юношеству в его становле­нии. В этом случае курсы религии или морали могут в каче­стве связующего образовательного действия позволить проти­востоять безразличию, фанатизму, нетерпимости, насилию, и… помочь ученикам стать людьми ответственными, членами де­мократического и солидарного общества, открытого к плюра­лизму и диалогу с другими культурами.

Для выполнения этой цели уроки религии должны:

<… > базироваться на образовательной педагогике, в со­ответствии с культурным наследием и местным контекстом. Предлагая каждому точку опоры для личного возрастания, ре­лигиозная педагогика преследует цель помочь юношеству не впасть в конформизм и научиться приспосабливаться, а подго­товиться к самостоятельной жизни»20.

Религиозное образование в школах Бельгии открыто для всех религий, официально признанных бельгийским законода­тельством, и лежит в пределах, с одной стороны, внешнего контроля со стороны государства, не отдающего при этом пред­почтения ни одной из конфессий, а с другой — полной свобо­ды религиозных общин в своей деятельности. В Бельгии госу­дарством официально признаны 6 религиозных культов: като­личество, протестантизм, англиканство, православие, иудаизм и ислам. Также официально признанным является так называ­емым «лаисите» — нерелигиозное философское течение или, попросту говоря, атеизм21.

Критериями для официального признания культа явля­ются следующие положения:

—  существование в стране той или иной конфессии на протяжении довольно долгого периода времени (как минимум, несколько десятилетий);

—  значительная численность последователей той или иной конфессии (не менее нескольких десятков тысяч верую­щих, исходя из общей численности страны в 10 млн. человек);

—  социальная полезность обществу (т.е. не быть дест­руктивной сектой и не противопоставлять свою деятельность общепризнанным нормам морали);

—  наличие хорошо организованной структуры с единым представительным органом (главы культа или же координаци­онного совета). Последнее вовсе не подразумевает наличие еди­ного доктринального или иерархического авторитета внутри культа, а необходимо лишь для представительства в диалоге с государственными властями22.

На основе этих критериев и в результате серьезной про­верки те или иные религии и философские течения могут быть признаны государством после соответствующего предложения Министерства юстиции, в компетенции которого находятся дан­ные вопросы. Впрочем, в соответствии со ст. 21 Конституции Бельгии, ни данное Министерство, ни какой-либо другой госу­дарственный орган не имеют права вмешиваться во внутрен­нюю деятельность религиозных культов. Единственно возмож­ным является внешний контроль за исполнением администра­тивных и финансовых обязательств религиозных общин, так как священнослужители получают зарплату и пенсию от госу­дарства на основании ст. 181 Конституции. Данное министер­ство осуществляет также надзор за соблюдением гарантий го­сударства: предоставления религиозным культам доступа к средствам массовой информации (ТВ и радио), права соверше­ния капеланского служения в больницах и тюрьмах и финан­сирования преподавания «религиозных уроков» в школах. Ре­лигии и течения, не признанные государством (например, буд­дизм или дохалкидонские Церкви), не имеют таких привиле­гий, но их свободное существование гарантировано ст. 19 Кон­ституции Бельгии и ст. 9 Европейской конвенции о правах че­ловека и основных свободах23.

Статья 24 Конституции и Федеральный закон страны от 29 мая 1959 года («Школьный пакт») предписывают школам предоставлять ученикам выбор между одной из признанных религий или же «светской моралью» для обязательного изуче­ния в рамках школьной программы по 2 часа в неделю на про­тяжении всего периода обучения в школе: с 6 до 18 лет. В силу данного норматива в сетку обязательной школьной програм­мы включены уроки по изучению основ католичества, протес­тантизма, англиканства, православия, иудаизма, ислама и «свет­ской морали». Выбор предоставляется родителям, которые дол­жны записать своего ребенка на уроки по изучению основ той или иной религии в начале учебного года. Эта свобода выбора не ограничена ни конфессиональной принадлежностью роди­телей или ученика (то есть ученик вовсе не обязан исповедо­вать выбранную для изучения религию), ни численностью по­желавших изучать данный предмет учеников (даже если один-единственный ученик в школе изъявит желание изучать какую-либо религию, такое право будет ему предоставлено). Безус­ловно, процентное соотношение между количеством учеников, изучающих ту или иную религию, сильно разнится: от более чем 50% изучающих основы католичества до 1% изучающих православие, что отражает в среднем общую статистику рели­гиозных убеждений населения страны24. Составление программ уроков и педагогическая инспекция вверены представительным органам самих религий.

Как и по остальным обязательным предметам, ученики сдают по основам религии экзамен, и по итогам обучения ста­вится отметка в аттестат. Единственное отличие от остальных предметов заключается в том, что ученик не может быть остав­лен на второй год, имея неудовлетворительную оценку по ос­новам религии.

Православная Церковь, будучи официально признанной государством в 1985 году25 и будучи структурно организован­ной (с юридической точки зрения, это один из критериев при­знания государством религиозной общины) с 1988 года, нача­ла преподавание дисциплины «Основы православия». Перво­начально преподавание велось только во фламандских обще­образовательных школах, но с 1997 года уроки появились и во франкоязычной части страны, а с 1999 года — ив самом ма­леньком германо-говорящем округе. Преподавание ведется на местных национальных языках и осуществляется, в большин­стве своем, учителями-мирянами, имеющими высшее богослов­ское образование, наличие которого позволяет заниматься по­добной деятельностью. Преподаватель должен быть дипломи­рованным специалистом в области православного богословия (диплом соответствующего богословского заведения Греции, России, Румынии или парижского Свято-Сергиевского право­славного богословского института). Лица, не имеющие соот­ветствующего диплома, могут его получить, пройдя курс трех­летнего обучения в Институте святого Иоанна Богослова, спе­циального созданного для этой цели несколько лет назад в Бель­гии. Ответственность за уровень преподавания уроков «Осно­вы православия» возлагается на специальных инспекторов, на­значаемых Министерством образования по предложению пред­ставителя Православной Церкви перед бельгийскими властя­ми — митрополита Пантелеймона (Константинопольский Пат­риархат). Специальная педагогическая комиссия под руковод­ством митрополита Константинопольского Патриархата опре­деляет основные направления программы уроков «Основы пра­вославия», согласовывая их с основными требованиями обще­го школьного образования страны и с нормами толерантности по отношению к другим религиям26.

Заключение

В завершение статьи подведем некоторые итоги и выво­ды. Прежде всего, следует сказать, что практика преподавания религии в школах согласно конфессиональному выбору уча­щихся является повсеместной для европейских стран. Для Гер­мании, Испании, Польши, Бельгии, Великобритании, Италии и многих других стран преподавание конфессиональных дис­циплин является важнейшей неотъемлемой частью государ­ственной политики в области образования, благодаря чему до­стигается религиозно-этическое воспитание и духовное разви­тие школьников. Положительные свойства религиозного вос­питания и образования в духе традиционных для данного госу­дарства религиозных традиций используются в полной мере, а само усвоение этих традиций рассматривается как один из фун­даментов формирования человеческой личности и достойного члена общества и гражданина. При этом во Франции, которая являет собой нетипичный для Европы пример построения се-парационной модели государственно-конфессиональных отно­шений и находится в этом плане в абсолютном меньшинстве, в последнее время все чаще проявляется стремление к возвраще­нию религиозного образования в государственную школу. Под влиянием деструктивного влияния сектантства на фоне усили­вающегося исламского фактора французы начинают осознавать необходимость возврата к истокам и важность широкого изу­чения собственных религиозных традиций как для сохранения идентичности, так и для знакомства мигрантов — представи­телей иных культур и вер — с религиозной и культурной тра­дицией, покоящейся в лоне Христовой Церкви. При этом сле­дует отметить, что во Франции существует сильная и разветв­ленная сеть католических школ, поддерживаемых государ­ством, дающих полноценное светское, наряду с религиозным, образование. Поэтому проблема религиозного образовании в государственной школе стоит во Франции не так остро, как, например, в России, где традиционная для России Православ­ная Церковь до сих пор не в полной мере оправилась от потря­сений советского периода, что проявляется, в частности, в том, что в России система церковных школ, способных дать не толь­ко православное, но и среднее общее образование, в силу объек­тивных причин формируется с большим трудом, медленно и в весьма недостаточном объеме.

Следующий вывод состоит в том, что при определенных различиях большинству европейских стран свойственна одна основная модель такого образования, характеризуемая следу­ющими признаками и механизмами:

—  в школьной программе преподаются конфессиональ­ные предметы, которые могут носить как чисто религиозный («Закон Божий» и т.п.), так и культурологический характер («Основы православной культуры» и т.п.). При этом важно подчеркнуть, что мы говорим не о религиоведческих — поли­конфессиональных предметах, а именно о конфессиональных предметах, уроках конкретной религии, которые не подменя­ются религиоведческими курсами. Думается, это связано, в частности, с тем, что религиоведение — курс более информа­тивный, а не воспитательный, а изучение в школе конкретной традиции решает не только информативные, но и воспитатель­ные задачи;

—  наряду с уроками религии ученик может выбрать и урок так называемой светской этики. Таким образом, учитыва­ется мировоззренческий выбор ученика и его семьи, но в то же время из школьной программы данного ученика не исчезает воспитательный предмет, нацеленный на привитие ученику, пусть не таких глубоких, как в рамках религиозных этических доктрин, но хотя бы элементарных правил светской этики и морального поведения;

—   уроки религии помещены в большинстве стран Евро­пы в сетку обязательных дисциплин наравне с другими пред­метами, однако ученик волен согласно собственным религиоз­ным убеждениям и убеждениям своей семьи выбирать ту рели­гию, уроки которой он желает изучать, либо урок светской эти­ки. Эта практика едина для многих стран Европы, отличается только порядок определения соответствующих религий, под­лежащих изучению в школах. Если, например, в Испании и других странах так называемого консенсуального статуса ре­лигиозных объединений27 право на преподавание своих рели­гиозных знаний имеют те общины, которые заключили согла­шение с государством в области образования, то в других стра­нах вопрос может решаться с помощью иных механизмов, как например, в Польше, где преподавание конкретной религии в конкретном классе зависит от того, сколько приверженцев этой веры в нем учится. В других странах право на преподавание религиозных предметов в школах имеют только те общины, которые согласно Конституций и законодательству признаны государством.

Следует также добавить, что модель религиозного обра­зования в светской школе, принятая с отдельными отличиями во многих европейских странах, не просто не противоречит нор­мам, положениям международного права в области образования, которые устанавливают обязанность государства, уважая права и свободы человека и гражданина обеспечивать полноценное образование и воспитание ребенка в соответствии с религиоз­ными основами и морально-этическими ценностями, приняты­ми в его семье, но и реализует их. Так например, ст. 26 Всеоб­щей декларации прав человека и ст. 29 Международной конвен­ции о правах ребенка указывают, что образование ребенка дол­жно быть направлено, в частности, на «развитие личности, та­лантов и умственных и физических способностей ребенка в их самом полном объеме, на «воспитание уважения к родителям ребенка, его культурной самобытности, языку и ценностям, к национальным ценностям страны, в которой ребенок прожива­ет, страны его происхождения и к цивилизациям, отличным от его собственной» (ст. 29 Международной конвенции о правах ребенка), «к полному развитию человеческой личности и к уве­личению уважения к правам человека и основным свободам…» (ст. 26 Всеобщей декларации прав человека). Очевидно, что без религиозного образования никакое образование не может быть полным, а тем более способным воспитать уважение к традици­онным ценностям своей семьи и родины, не говоря уже об ува­жении ценностей других стран и сообществ.

Изучение европейского опыта свидетельствует о том, что в светских европейских странах в целом сформировалась де­мократическая модель обеспечения права на изучение религии согласно собственному мировоззренческому выбору в светс­кой государственной школе. Модель, предлагающая изучение одной из религий или светской этики по выбору учащегося и его семьи в рамках обязательной школьной программы, пред­ставляет собой, важный демократический элемент светского правового государства решающий ряд важнейших задач пол­ноценного развития личности в интересах самого человека, общества и государства, с одной стороны, и учитывающий сво­боду религиозного выбора, свободу совести и вероисповеда­ния конкретного ученика и его семьи, с другой.

В рамках данного подхода решаются задачи духовно-нравственного воспитания и обеспечиваются права отдельной личности на полноценное религиозное образование и реализу­ется публичный интерес в воспитании для общества достойно­го гражданина. А именно такие — добрые, жертвенные и поря­дочные люди способны на созидание государства и общества, бескорыстное служение и защиту родины, развитие науки и культуры, в том числе, на те самые инновационные прорывы, о которых так много говорится в последнее время.

В этой связи особо укажем на важное событие, которое произошло 21 июля 2009 года, в ходе которого в духе обще­ственного компромисса политическим руководством России по итогам встречи с лидерами крупнейших религиозных кон­фессий страны было найдено весьма мудрое политико-право­вое решение затянувшейся дискуссии о путях и формах пре­подавания религиозных дисциплин в государственной светс­кой школе. Основными предпосылками принятия решения, как представляется, были забота о будущем страны, о духов­но-нравственном облике ее подрастающего поколения, необ­ходимости возвращения традиций религиозного и морально-этического воспитания в школу, с одной стороны, и необхо­димость соблюдения принципов светскости и добровольнос­ти в изучении в государственной школе религиозных дисцип­лин, с другой.

Было принято решение на основе результатов экспери­мента в 18 регионах России с 2010 года установить следую­щую систему преподавания дисциплин религиозного, рели­гиозно-философского и морально-этического характера. Се­мьям школьников будет предложено изучать на выбор один из трех модулей: история и основы культуры одной из тради­ционных религий (православие, ислам, буддизм, иудаизм), история и основы культуры основных мировых религий или основы этики28.

Указанное политическое решение в условиях светскости государства и свободы религиозного выбора ее граждан позво­лит вернуть религии ее законное и исконное место в системе образования, адекватное ее онтологическому и общественно­му значению, использовать богатейшее духовное наследие ре­лигиозной традиции нашего Отечества для содействия гармо­ничному развитию подрастающего поколения, воспитания луч­ших духовных качеств, удовлетворения духовных исканий юных душ проверенными веками истинами религиозной веры, давшей нашему Отечеству и всему миру образцы святости, преданного служения Родине, творческого, в том числе худо­жественного и научного, вдохновения.

Примечания

1 Понкин И. В. Правовые основы светскости государства и образования. М, 2003. С. 32-61.

2 Там же.

3 Там же. С. 176,214.

4 Там же. С. 216.

5 School Standards and Framework Act 1998//URL: http://www.opsi.gov.uk/acts/actsl998/1998003 l.htm.

6 Education Act 1996// URL: http://www.opsi.gov.uk/acts/actsl996/ 1996056.htm.

7 Понкин И. В. Преподавание знаний о религии в светской школе:европейский опыт правового регулирования // Религиозная культура в светской школе / Отв. ред. и сост. Л. С. Гармаш, И. В. Понкин. М.,2007. Цит. по эл. изданию на сайте «Нравственность в образовании».URL: http://www.nravstvennost.info/library/news_detail.php?ID=2521.

8 Там же.

9 Классическим примером различий в законодательствах земель является, например, порядок взимания церковного налога.

10 Понкин И. В. Правовые основы светскости государства и образо­вания. М, 2003. С. 386.

11 Там же. С.363.

12 Королевский декрет 2438/1994 от 16 декабря, регулирующий порядок религиозного образования // Boletin Oficial del Estado № 22, 26 Enero.

13 Приказ от 21 сентября 1993 г., регулирующий участие преподавателей, занятых в преподавании религии, в органах управления центров публичного управления // Boletin Oficial del Estado № 236,2 Oct.

14 Приказ от 3 августа 1995 г., регулирующий образовательную деятельность, альтернативную изучению религии, установленную Королевским декретом 2438/1994 // Boletin Oficial del Estado № 209, 1Sept.

15 В настоящее время в Испании, действительно, наблюдается тенденция некоторого охлаждения к вере и рост атеистических настроений. По мнению российских исследователи, «падение духовности и атеизация испанцев сегодня вызваны во многом навязыванием католицизма франкистским режимом». Римско-Католическая Церковь имеет в настоящее время традиционно большое уважение в испанском обществе, что обусловлено исторически сильным влиянием католической религии на эту страны. Вместе с тем государство не оказывает давление на духовную жизнь людей. Показательно решение Верховного Суда Испании от 2 ноября 1987 года, в котором сказано, что «государство не вправе определять, что является религиозной целью, а что — нет. Государство не может диктовать или оценивать религиозные цели, а может лишь установить некоторые формальные критерии и то, что им соответствует» {Понкин И. В.
Правовые основы светскости государства и образования. М., 2003.С.263, 360).

16 С испанской точки зрения: Беседа с профессором Глорией Моран// Религия и права человека: На пути к свободе совести / Под общ.ред. С.Б.Филатова. —М: Наука, 1996. —Вып. III.

17 «Ни один православный школьник в Польше не лишен права изучения основ Православия» (Информационное сообщение Интернет-журнала Православие. Ру) // URL: http://www.pravoslavie.ru/news/printl9475.htm.

18 Несмотря на эту норму, Закон, тем не менее, вызвал массовые протесты мусульманского населения.

19 Священник Сергий Модель. Преподавание предмета «Основы православия» в светских школах: опыт образования в Бельгии // Церковь и время, № 2 (39). М, 2007. С. 18.

20 Там же. С. 19.

21 Там же.

22 Там же. С. 19-20.

23 Там же. С. 20.

24 Там же. С. 21.

25 Там же.

26 Там же.

27 В странах с так называемым консенсуальным статусом религиозного объединения объем его правомочий зависит от того, достигло оно или нет, и если да, то в каком объеме, соглашения с государством. К таким странам относятся, в частности, Испания, Италия,Германия. В этих государствах право на вероисповедание, на культовую деятельность имеют все соответствующие общим требованиям законодательстварелигиозные объединения, однако больший объем прав, как правило, связанный с присутствием в публичной сфере, получают те, которые достигли особого консенсуального статуса, т.е. достигли в определенном объеме соглашения с государством, которое носит характер нормативного акта, подписывается высокопоставленными представителями государства и соответствующей конфессии, обязательно к исполнению на территории данного государства, во многих случаях приравнивается по силе к закону, а в некоторых случаях и акту международного права, если, например, речь идет о конкордатах Ватикана, заключаемых им как субъектом международного права.

28 Президент РФ Д. А. Медведев провел совещание по вопросам преподавания в школе основ религиозной культуры и светской этики и введения в Вооруженных Силах института воинских и флотских свя­
щеннослужителей (Информационное сообщение пресс-службы Президента России от 21 июля 2009 г.) //URL: http://www.kremlin.ru/sdocs. Уместно заметить, что в тот же день Президентом России было также принципиально поддержано и решение о введении в Вооруженных силах России института военных священников, давно уже действую­щего во многих государствах мира. Президент обратил внимание и на необходимость обеспечения условий реализации религиозных прав верующих на полноценную религиозную жизнь в условиях армейской службы, и на значение института военного духовенства для духовно-нравственного воспитания военнослужащих. Было принято решение о разработке модели постоянного института военного духовенства, отвечающей вышеназванным задачам и соответствующим как светс­кой модели государства, так и принципу добровольности религиозно­го выбора ее граждан, в данном случае военнослужащих.