Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /var/www/vhosts/mospat.ru/httpdocs/church-and-time/wp-content/plugins/hyper-cache-extended/cache.php on line 392
Нил Сорский как учитель — Церковь и Время
mospat.ru
Опубликовано в журнале "Церковь и время" № 45


Г. М. Прохоров

Нил Сорский как учитель

Все произведения Нила Сорского учительные. Но на своих учеников-читателей преподобный Нил смотрит не сверху вниз, поучая, а как бы среди них стоя и вместе с ними учась. Начиная свое сочинение «О жительстве от святых писаний», которое мы называем «Преданием», Нил Сорский называет уче­ников братьями одного с ним нрава: «…иаписахъ писание душеполезна себе и господе братии моей присным, яже суть моего нрава. Тако бо азъ именую васъ, а не ученики. Единъ бо нам учитель есть — Господь Исусъ Христос, Сынь Божий…»; «…предах писание господе и братии моей — спасения ради моего и всех произволяющих, въздвизая съвссть къ лучшему…»1. «Съвесть» здесь можно перевести как «сознание»-: как и во всех других его произведени­ях, речь здесь идет именно об умственной работе, необходимой тем, кто хочет быть его учеником, и соответствующем! практике: «И понеже мнози благо-говейнии братиа приходять къ мне, хотящи житель-ствовати у насъ, и азъ намнозе отрицаюся, понеже грешенъ и неразумен человекъ еемь, и теломъ немо-щенъ, отвращаеми же от мене не оставляют мя по-чити, ниже престают стужати ми, и сего ради сму­щенна бывают намъ, и смотрихъ се, аще есть и воля Божиа, да иже придуть к намъ, подобает преданна святыхъ имсти и хранити заповеди Божиа и творити преданна святых отець…»3. «И сих ради, испытавше божественная Писания, предаем приходящими к иамъ и требующимъ сихъ — паче же не мы, недостойны бо есмы, но блажении святии отци от божественных Писаний — и тщитися прсбывающимъ у насъ опасно сия съхраняти. Тако бо мы произволяемъ и любимъ»4.

Переданным «от святыхъ степь» правилом он на­зывает: получать «от праведных трудовъ своего руко-делиа и работы дневную пищу и прочая нужныа по­требы». «Не делаяй, — бо рече аностолъ, да не ясть» (2 Сол. 3:10). «Делати же дела подобает под кровомъ бывающая». «Излишнихъ не подобает нам имети». Помогать другим инок должен не милостыней, а сло­вом: «Милостыня бо иноческая — еже помощи брату словомъ въ время нужи и утеишти ему скорбь разеу-жетгемъ духовпымъ, по и сие — могущихъ»5.

В кратчайшем «посланеице просившему у него брату съ въеточныа страны па ползу души» Нил называет самое ипоку необходимое: «правило въ телесных деланиих по силе, а не выше меры, а въ Писаниих божественных поучатися, и въ рукодслиих себе обучати, и безмолвие любити»6.

«Безмолвию», исихии, преподобным Нилом по­священо самое большое его сочинение, «О мыслен­ном делании», — так называемый «Устав». «И от сна въетавъ, — пишет там Нил (в главке «О обдержаниии всего деланна в жительстве нашемь»), — преже прославити Бога, таже исповедатися Ему, и потом — сиа деланна: молитва, пение, чтение, руко­делие и аще поделие кое»7.

Главное же дело инока — борьба со страстями. «Страстных помыслов», следуя традиции, Нил на­считывает восемь: «1. чревообьястпый, 2. блудный, 3. сребролюбпый, 4. гневный, 5. печалный, 6. уны-ниа, 7. тщеславный, 8. гордостный». И каждому из них он посвящает особое внимание, научая, как каждому из таковых и всем им вместе противостоять, как сохранять память о смерти и о Страшном суде, как обретать дар слез, чтобы оплакивать свои грехи, как затем «съхрапятися от духа гпевнаго и прочих неподобных помыслъ» и о последующем полном «отсечении» всех забот и «беспоисчении истинней», «еже есть умрътвие отъ всех, и упражнениа и вниманиа о едином деле Божий»8.

Пересказывая слова Исаака Сирина, Нил пишет о тогдашнем прикосновении человека к вечному Царствию Небесному: «И внегда сподобится ум по-чювати будущаго блаженьства, и себе забывает, и всех сущих зде, и не ктому възимаст движение в чем». Далее он цитирует Симеона Нового Богослова: «Страшно бо, въистину страшно и паче слова: зрю свет, сгожс миръ не имат, носреде кслиа на одре седя. Внутрь себе зрю Творца миру, и беседую, и люблю, и ямъ, питаяся добре единым боговидени-емь, и съедипився Ему, небеса превъехожу. И сие вем известно и истинно. Где же тогда тело, не вемъ»9.

Нил пишет о реальности этого опыта и в его дни: «Древний убо отци мнози делатели и учители сим быша и единъ другаго назидаху и укренляху. Ныне же, оскудевшим таковым, аще кто потщится въ дело Божие, наипаче благодать вразумляет и помогает — отныне и до века. Λ не ироизволяющих нодвизатися, и иных в нерадение и безнадсжис приводящих, и глаголющих, яко ныне древних дарований даръ от Бога не бывает — (апостол) нарицает сих «прелща-емы и прелщагоще» иных (ср.: 2 Тим. 3:13). Неции же ни слышати хотят, аще есть благодать въ нынеш­нее время. Сии от многаго нечювства и неразумна и маловериа омрачени, рече Гргиорие Синаитъ. Мы же, сиа вся уведевше от святых Писаний, и аще хощем о деле Божий истинно прилежание имети, удаляемся преже, елико мощно, от суеты мира сего и потщимся страсти умаляти, еже есть сердце блюсти от лукавых помыслъ…»10. Но, предупреждает препо­добный Нил, «не прежде времени и подобными ме­рами сиа деланна подобаетъ творити»11.

Это адресовано преподобным Нилом Сорским читателю вообще: «Сна убо мы иеразумнии по мере худости нашего разума написахом на въсиоминаниие себе и подобным мне, иже в чину учимых суть, аще и произволяют»12. В посланиях же своих он обраща­ется к конкретным лицам, отвечая на их письма. Насильно постриженный в монахи князь, терпя от «находящих помысль нредних мирскаго житиа», Вассиан Патрикеев <<множицсю понудил» Нила на­писать ему «слово къ съзиданию добродетели». И тот написал ему об обманчивости мирских благ, «о помыслехь нечистыхъ, иже от врага душь нашихь приносимых», о необходимости творить «что-любо и рукоделие», иметь «послушание къ наставнику и прочим отцемь о Господе въ всяко дело благо», быть усердным «къ послушанию божественных Писаний», иметь терпение в скорбях и за оскорбивших молить­ся. «И Богъ всякоа радости и утегаепиа утешить сердце твое и съхранит тя в страсе Своемь молитва­ми Пречистая Богородица и всех святыхъ»13. Васси­ан Патрикеев впоследствии, уже после смерти своего учителя, будет смелым защитником монашеского нестяжания, борцом против владения монастырями вотчинами, а также борцом против смертной казни еретиков, которой добивался Иосиф Волоцкий11. Он был неправедно судим «иосифлянами» и умер в заточении в Иосифовом Волоколамском монастыре.

Другое дошедшее до нас большое послание Нила Сорского написано им Гурию Тушину, монаху и некоторое время игумену Кирилло-Белозерского мо­настыря. Перед этим они «усты къ устом» беседова­ли, затем Гурий присылал Нилу «писаниица о том же», прося его «написано послати (…) слово полез­но — еже къ благоугожению Божию и къ ползе души».

Уступая этим просьбам, Нил стал письменно отвечать на его вопросы. Первый из них был «о помыслех блудныхъ: како съпротивлятися имь», второй «о хулном помысле», третий — «како отступити от мира». Отвечая на этот третий вопрос, Нил касается злободневного тогда вопроса о монастырс­ких стяжаниях: «Не въехощи же приати и обычныхъ друговъ беседы, иже мирская мудрьствующихь и упраждняющихся въ безеловесная попечениа — яжс въ прибыткы монастырьскаго богатьства и стяжаниа имений, — яже мнятся сиа творити въ образе благо­сти и от неразумениа божественных Писаний и от своих пристрастий добродетель мнять проходити. И ты, человече Божий, таковым не приобщайся». Лю­бопытно, что он удерживает Гурия (это, видимо, отражает черту его собственного характера) от поле­мики с монахами-стяжателями: «Не подобает же и на таковыхь речми наскакати, ни поношати, ни укоряти, но — Богови оставляти сиа: силен бо есть Богъ исправити ихъ»15.

Последний, четвертый, вопрос Гурия Тушина: «Како не заблудити оть истиннаго пути». На него Нил отвечает рекомендацией: «Свяжи себе законы божественыхь Писаний и последуй темь, — Писанием же истиннымь, божественымь. (И далее любопытное свидетельство о существовании в его время писаний неистинных. — Г. П.) Писаниа бо многа, но не вся божественна суть. Ты же истинная известие испытать от чтений сих и беседъ разумных и духовныхь мужей, — понеже не вси, но разумнии разумевають сихь, — и безъ сведетельства Писаний таковыхь не твори что, якоже и азь. <…> Аз убо не творю что безъ сведетель­ства божественыхь Писаний, но по святых Писаниихь последуя, творю елико по силе. Егда бо сътворити ми что, испытую прежде божественная Писаниа. И аще не обрящу съгласующа моему разуму въ начинание дела, отлагаю то, дондеже обрящу. Егда же обрящу, благодатию Божиею, творю благодръзностно яко из­вестно. От себе же не смею творити, понеже невежа и поселянинъ есмь. Сине и ты, аще хощеши, сътворяй по святых Писаниихь…»16.

Послание Герману Подольному написано тоже после встречи с ним и какой-то дискуссии, после которой у Германа осталось впечатление, что Нил остался обижен не него: «…мнишь скорбь мне на тебя тех ради речей, что беседовали семи с тобою, коли еси былъ зде». И у Пила осталось чувство, что Гер­ман стал тогда «скорбен»: «Ныне же и азъ оскорбихся о томь, что ты скорбенъ». Λ говори ему тогда Нил то же, о чем писал Гурию Тушину, — «что не просто или якоже прилучися подобаеть намь творити деланна каа, но по божественыхь Писанихь и но преданию святых отецъ». Это постоянная тема в поучениях Нила и главное правило его собственной жизни. «И азъ, не ласка тя, ни съкрываа жостоту теснаго и прискорбного пути, предложих ти. И нем же противу мере комуждо беседую». Это важное замечание: чем более ёмка «мера» ученика, тем, очевидно, строже требования к нему Нила. Герману как близкому человеку он напоминает, рассказывая о себе: «Егда въ монастыри купно жили есмы (в Кирилло-Белозерском. — Г. П.), сам веси, яко съпле-тений мирскых удаляюся и творю, елико по силе, по божественных Писаниихь, аще и не вьзмогаю тако ради лености моса и небрежениа. Тажс, по ошествии странничьства моего (но возвращении с христианс­кого подвластного туркам Востока. — Г. П.) пришед въ монастырь, въне близь монастыря сътворих себе келию и тако же живях, елико по силе моей. Ныне же въдалее от монастыря преселихся, понеже, благодатию Божиею, обретох место (на лесной речке Соре. — Г. П.) угодно моему разуму, занеже мир­ской чяди маловъходно, якоже и самъ виделъ еси. И наипаче испытую божествепаа Писаииа: прежде — заповеди Господня и толкованиа ихь и апостольская преданна, таже житиа и учеииа святыхъ отецъ, — и темь вънимаго. И яже съгласна моему разуму къ благоугождению Божию и къ ползе души преписую себе и теми поучаюся, и въ томь живот и дыхание мое имею. <„.> И аще кто любовию духовною при­лепляется мне, тако же съветую делати, наипаче же тебе, заиеже изначала духовною любовию усвоаемь еси мне» и т.д.17

Достойно внимания то, что, казалось бы, самого близкого своего ученика, своего спутника, который побывал с ним «въ Святей Горе Лфонстей и въ стра­нах Цариграда»18, а затем жил и в его ските на реке Соре, Иннокентия Охлябинина-Комельского, соглас­но очень правдоподобной записи в рукописном Сбор­нике XVIII века, Нил выслал из своего скита: «…уче­ника своего Иннокентия посла в Вологоцкой уездь на Мерму реку и прорек ему: «Бог тя имать просла-вити тамо, и твоя обитель общая, а моя пустыня будет тако, какъ при животе моемъ, такъ и по смер­ти моей, и братия по единому имут житии в келияхъ своихъ»» (РНВ. О. И. 247, л. 2). Дело в том, что Иннокентий, как это ясно видно из написанных им «Надсловия» и «Пристежения» к сочинениям своего учителя Нила, пришел к убеждению, что жить в кельях монахам подобает подвое или потрое, дабы у отшельника не было «единоборства сь бесы». Нил с этим не согласился и отправил Иннокентия основы­вать свою Спасо-Преображснскую Комельскую оби­тель19. В его же ските, как мы знаем (Повесть о Нило-Сорском ските XVII века), и скитах его пос­ледователей в России XVII века (скит Елеазара Анзерского) и в других странах, как то в Молдавии XVIII века (скиты Василия Поляномерульского и Паисия Величковского) и в Германии XX—XXI ве­ков (скит иеросхимонаха Василия Гролимунда), осталось неизменным правило проживать инокам в кельях по одному.

И остается не нуждающимся в переменах главное поучение Нила Сорского всем своим ученикам и последователям — «испытывать», внимательно чи­тать «божественая Писаниа».

Примечания

1 Преподобные Нил Сорский и Иннокентий Комельс-кий. Сочинения. СПб., 2008. С. 82.

2 См.: Прохоров Г. М. Древнерусское слово «съвесть» и современные русские слова «совесть» и «сознание» (Заметки историка культуры» /./ Труды Отдела древне­русской литературы. СПб., 2004. Т. 55. С. 523—535.

3 Преподобные Пил Сорский и Иннокентий Комельс-кий. Сочинения. С. 82—84.

4 Там же. С. 84.

5 Там же. С. 86-88.

6 Там же. С. 244.

I Там же. С. 130.

8 Там же. С. 186.

9 Там же. С. 118.

10 Там же. С. 122-124.

II Там же. С. 192.

12 Там же. С. 200.

13 Там же. С. 222-230.

14 См.: Казакова Н. А. Васснап Патрикеев и его сочинения. Л., 1960.

15 Нил Сорский н Иннокентий Комельский. Сочинения. С. 234.

16 Там же. С. 236.

17 См.: там же. С. 238-244.

18 Там же. С. 198.

19 См.: там же. С. 287-318.