Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /var/www/vhosts/mospat.ru/httpdocs/church-and-time/wp-content/plugins/hyper-cache-extended/cache.php on line 392
«Апостольское Предание» священномученика Ипполита Римского: учение о священстве — Церковь и Время
mospat.ru
Опубликовано в журнале "Церковь и время" № 46


Игумен Феогност (Пушков)

«Апостольское Предание» священномученика Ипполита Римского: учение о священстве

К ИСТОРИИ ФОРМИРОВАНИЯ КЛИРА

Поводом к написанию этой статьи стало замечание Ипполита Римского в его «Апостольском Предании», о позволении поставлять в пресвитерский чин некоторых лиц без хиротонии. Возникает вопрос: как объяснить этот прецедент так, чтобы не поставить под сомнение благодатность священства, ибо это даст серьезный аргумент протестантам в протестантско-православном диалоге. Да и вообще, как возможно поставлять в служители алтаря человека, который не имеет на то посвящения? Как он будет возносить Евхаристию и вязать и решить грехи своей паствы, если сам не поставлен быть ее пастырем?.. Ответ на этот вопрос я предлагаю в данной работе. По ходу исследования оказалось, что тщательное изучение памятника проливает свет еще на ряд сложных и «темных» вопросов церковной истории.

О том, что первохристианству был чужд антиклерикализм в устройстве церковной жизни, уже много писалось разными авторами, как православными, так и католиками и даже некоторыми протестантами. В Церкви всегда были предстоятели общины, были те лица, которые принимали какой-то специальный жребий, помимо общего жребия верных — быть народом Божиим. Церковь — это удел, «жребий» Божий и именно в этом жребии каждый отдельный член принимает свой жребий служения Богу.

То, что в ранней Церкви были епископы, пресвитеры, диаконы — факт несомненный. Но остается открытым «вопрос о соотношении функций апостолов и иерархических лиц в период написания Нового Завета; апостолов, пророков, дидаскалов и иерархии в последующее время; наконец, разделение функций самой иерархии в период до IV века. Этот вопрос исторически действительно сложный, характеризующийся большим динамизмом»1.

Несомненно, в Древней Церкви не везде существовала одна и та же система «трехступенчатого клира», и не везде функции той, или иной степени в клире совпадали. Но в описании церковного устройства III века представляет особую ценность «Апостольское Предание Ипполита Римского».

На основании внимательного изучения этого памятника христианской письменности, во-первых, мы можем сделать вывод о существенном отличии сущности пресвитерского сана в древности (по крайней мере, в некоторых Церквах) и в наше время. Во-вторых, именно в этом отличии мы найдем ответ на вопрос, который сейчас так волнует многих современных теологов (особенно в контексте спора о так называемом «женском священстве»): «Кем были те древние пресвитериды, о которых говорит 11-е правило Лаодикийского собора»?

Краткая справка об «Апостольском Предании»

За рамки данного краткого труда выходит подробная биография священномученика Ипполита (ок. 180—237) и обзор библиографии его трудов2. Жил он в Риме, однако имел общение с греческими богословами того времени, в частности, в 212 году Рим посетил Ориген, имевший с ним общение (в то время

Ипполит уже был пресвитером). Писал он по-гречески, что и стало, по мысли иеромонаха (ныне епископа) Илариона (Алфеева), причиной того, что труды его в большинстве случаев сохранились только в переводе на латынь, эфиопский, грузинский, коптский, сирийский, арабский и славянский языки3.

Касательно авторства «Апостольского Предания» священномученика Ипполита не может быть никаких сомнений. «В XVI веке в Риме была найдена статуя, которую, судя по всем признакам, почитатели святого поставили на его могиле. Эта статуя изображает св. Ипполита, восседающим на седалище, и на этом седалище начертаны надписи — отрывок из составленного св. Ипполитом сочинения о вычислении дня Святой Пасхи и, кроме того, список трудов Святого Ипполита»4. В хартии на статуе упомянуто и «Апостольское Предание».

До нас текст дошел через двойной перевод — с греческого (не сохранившегося оригинала) на коптский и эфиопский языки. А с последних уже и был сделан русский перевод. На базисе «Апостольского Предания» Ипполита впоследствии появились литургические тексты на сирийском языке: «Апостольские Постановления», «Завещание Иисуса Христа» и «Каноны Ипполита». Все они, появившиеся на ранее конца IV века, являются продолжением развития положенного в основу их аутентичного Предания апостолов, дошедшего до нас через Ипполита Римского.

До сих пор остается спорным вопрос о том, литургическую практику какой Поместной Церкви отражает это памятник. По мнению А. Постернака, реальность, которую отражает данное произведение свя-щенномученика Ипполита «следует соотнести с жизнью не римской, а североафриканской Церкви, о чем свидетельствуют и более поздние переводы этого текста на восточные языки»5, тогда как епископ Илари-он (Алфеев) считает, что он все же отражал традицию Римской Церкви и передает Ее «Символ» и литургический строй.

Клир в описании «Апостольского Предания»

Когда мы говорим о древних формах церковного служения, мы должны опираться прежде всего на литургические чины, на молитвы посвящения в тот или иной сан.

Рассмотрим, какие служения упоминается в «Апостольском Предании» священномученика Ипполита:

1. Епископ.

2. Пресвитер.

3. Диакон.

4. Иподиакон.

5. Чтец.

6. Исповедник.

7. Девственник(ца).

8. Вдова.

9. Имеющий дар исцелений (харизматик). Рассмотрим статус и функции каждого из них: 1. Епископ: «Даруй сему рабу Твоему …пасти

Твое святое стадо и безупречно соблюдать пред Тобою первенство священства служением Тебе днем и ночью. и приносить Дары Твоей Святой Церкви, и Благодатью Духа Сподобившего его приматства во священстве, иметь власть отпускать грехи. и жаловать жребий»6.

Такова молитва поставления во епископа у Ипполита. На ее основании можно так определить его функции:

А) Иерархические. Прежде всего он — «примас» Царственного священства Церкви — народа Божие-го, соблюдающий «первенство священства».

Б) Пастырские. Сама этимология слова, обозначающего его сан, говорит о пастырском служении. «Слово «епископ» означает не только внешнего наблюдателя, но еще и зрителя человеческого сердца»7.

В) Литургические. Возношение даров Церкви на алтарь.

Г) Власть вязать и решить грехи членов Церкви. По сути это власть устроителя жизни Церкви. Ее часто считают властью судейской. Но все же, как мне кажется, на эту власть нужно смотреть чрез призму онтологического мышления: Епископ — не судья, а именно блюститель Церковного тела, и от его мудрости зависит, чтобы спасти больной, но поддающийся врачеванию член Церкви или своевременно отсечь гниль, чтобы она не повредила иные члены. Таким образом, епископ — не судья, а в полном смысле слова «блюститель».

Д) «Жаловать жребий». То есть поставлять верных на то или иное служение. Это не административное управление Церковью, а благодать устроения в гармонии жизни Тела Церкви. Жалование жребиев начинается не в кабинете епархиального управления, а в литургии Церкви8, и это есть именно ее литургический акт, выражаемый в епископе и чрез епископа.

Здесь наглядно показано, как может быть вся «Церковь в епископе».

2. Пресвитеры: «Даруй Дух благости и совета пресвитерского, чтобы он помогал и управлял народом Твоим, — подобно тому, как Ты заботился о избранном народе Твоем, повелев Моисею избрать старейшин»9.

И ни слова о его литургических функциях или о власти вязать и решить. Пресвитер — именно «старейший», мудрый советник и помощник в пастырской деятельности епископа. Почему так? Об этом мы скажем ниже.

3. Диаконы: «Даруй Святый Дух благодати, ревности и усердия рабу Твоему, которого Ты избрал служить Твоей Церкви и приносить в святости к Твоему алтарю то, что приносят по наследию Великого Первосвященника»10.

То есть его функции:

А) Служить Церкви. Обратим внимание, что не служить Христу в Церкви (это общий удел всех верных), но здесь он сам поставляется быть слугой Церкви, слугой верных. Вероятно, это свидетельство о том, что диаконское служение виделось как продолжение служения «о трапезах» и для «ежедневного раздаяния потребностей» (Деян. 6:1—6). Диакон — служитель верных. На нем лежат экономические и хозяйственные дела общины. Он «не участвует в совете клира»11.

Б) «Приносить в святости то, что приносят по наследию Великого Первосвященника». То есть приносить Дары для совершения Евхаристии.

Кажется, что в одном лице диакона собрались противоположные формы служения — литургическое и социальное. Однако, все выглядело гораздо проще: диакон ежедневно сталкивался с бытовой стороной жизни Церкви. Он раздавал потребное для пропитания — хлеб. И он же принимал пожертвования от богатых членов общины для пропитания. И из этих даров лучшее он приносил к алтарю. Поэтому литургические функции объединены в одно целое с функциями служения физическим нуждам народа Божие-го. Он же ответственен за весь уклад богослужения, служа при епископе. Он выносит свечу на вечернем богослужении12.

Как видим, диакон имеет особое литургическое служение, но самостоятельно не совершает решительно ничего. Поэтому и он может быть поставлен без посвящения от епископа, будучи выдвинут в диаконы за свое исповедничество13, так как «не для священства поставляется, но для служения епископу»14.

Здесь хотелось бы обратить внимание читателей на то, как расходится понимание святоотеческого священства и понимание священства в наших схоластических курсах догматики и литургики: здесь вполне понятно и не двусмысленно говорится, что диакон

«не для священства поставляется», то есть диакон — это еще не клерикальное священство. И святитель Иоанн Златоуст писал свои «Шесть слов о священстве» не перед диаконской хиротонией, а перед пресвитерской. В них он постоянно говорит, что не стремится к священству. То есть он, будучи диаконом, не воспринимал свой статус как поставленного в степень священства, ибо диакон не священнодействует. Преподобный Феодор Студит (IX в.) в своем «списке священнодействий» говорит о таинстве рукоположения епископов и пресвитеров15, но не привносит сюда поставление во диаконы.

Тем не менее диаконам и пресвитерам определено вместе сходиться с народом на молитву и поучать, наставлять его16. Здесь не следует видеть полного богослужения Церкви. Это — нечто вроде монастырского монашеского правила, исполняемого на повечерии, которое сегодня можно исполнить как в присутствии священнодействующего клира (епископ, пресвитер), так и в его отсутствие.

Особенности пресвитерского служения в системе Ипполита Римского

Выше мы видели, что Ипполит разрешает ставить в диаконы исповедников без рукоположения. Но это же касается и пресвитеров: «На исповедника же, если он был в оковах за имя Господне, да не возлагается рука ни для диаконства, ни для пресвитерства, ибо он уже имеет (выделено мною. — Иг. Ф.) честь пресви-терства. А если он посвящается во епископа, да возлагается на него рука»17. С чем связано такое установление св. Ипполита? Означает ли это, что священник может стать священником и без рукоположения?

Как уже было отмечено, в отношении пресвитера Ипполит ни разу не употребил слово «священство». И это понятно, так как пресвитер в ипполитовской традиции никого не освящает. То есть, если пресвитер и принадлежит к священству, то только к общему со всеми верными — к Царственному священству народа Божиего. Клирикального18 же священства он не имеет. Пресвитер ипполитовского времени эквивалентен старцу-духовнику в монастырях, который может и не иметь никакого сана, но духовно руководить чадами (к примеру, Антоний Великий или Па-хомий и многие другие устроители и аввы монастырей не имели сана, но были именно аввами, отцами, старейшинами обителей, имеющими «дух благости и совета»). Недаром Ипполит провел в молитве постав-ления во пресвитеры параллель между пресвитером и старейшинами Израиля при Моисее, которые не имели никакого отношения к священству (только колено Левия священствовало), не исполняли никаких функций жреческого служения при скинии или при храме. И наверняка именно это сравнение пресвитеров со старцами при Моисее дало основание видеть некоторым исследователям в пресвитерах лишь деформированный институт дидаскалов. «Еще Ориген ставит пресвитеров и дидаскалов наравне»19. По крайней мере, в иудеохристианских церквах пресвитер имел именно равный дидаскалу (или несколько превосходящий его по чести) статус20. Дарование пресвитерству особых литургических функций (клирикального священства) произошло в эллино-христианской среде21.

Именно поэтому было возможным зачисление в пресвитеры исповедников без их хиротонии. «А если он посвящается во епископа, да возлагается на него рука»22, так как епископское служение — это служение совершению Таинств, и оно не может быть дано без особого возложения рук для передачи апостольской благодати.

В поставлении пресвитера Церковь (в традиции Ипполита Римского) молится только о даровании ему «духа совета и мудрости», а так как он не совершает литургических функций, то может в силу лично дан-

ных ему от Бога дарований стать пастырем. Иными словами, об одних Церковь молит Бога, чтобы дал им мудрость служении пресвитеров, а в других уже видит эту мудрость обретающуюся, данную от Бога — и благодарит за нее Бога. Поскольку же ипполитов-ский пресвитер не несет литургического служения (особого, отличного от литургического участия верных), то Церковь решительно ничего не теряет, если вдруг появится «непосвященный» пресвитер. Именно поэтому если исповедника выбирают в епископы, то его поставление чрез возложение рук и молитву епископа обязательно: он должен получить «преемство Апостольского служения»23.

Кто такие «присвитериды»?

В свете вышесказанного мы можем решить и другую историко-богословскую проблему: кто такие «пресвитериды» или «старицы», о которых упоминается в письменности Древней Церкви?

Если учесть, что пресвитер ипполитовской традиции — это именно «старец», имеющий благодать наставничества словом и жизнью, то почему на этом (именно на этом и никаком другом) поприще не могли нести свое служение пресвитериды? Апостол Павел говоря о «старицах» в Тит. 2:3—524, говорит об их наставнической деятельности: они должны быть уважаемыми в народе, чтобы к их наставлениям могли прислушиваться молодые. Пресвитериды были в полном смысле этого слова «старицы» (как у нас и сейчас существуют старицы-духовницы в женских монастырях, равно как и в мужских — «старцы», не имеющие сана).

Позднее, когда к мужчинам-пресвитерам перешли полномочия священников, то возник актуальный вопрос: прежняя форма пресвитерского служения у мужчин выродилась, а как быть с женщинами? Сначала их институт пресвитерид оставили: такую параллельность двух форм пресвитерства мы видим в «Апостольских постановлениях»: с одной стороны, они свидетельствуют, что в Церкви, литургическо-дисцип-линарную практику которой описывает этот памятник, пресвитеры несли священническое служение. С другой, говорится о пресвитеридах, которым давалась привилегия стоять впереди молящихся во время богослужения25.

Но со временем, как мне думается, эти пресвите-риды начали искать себе полномочий, равных пресвитерам (может быть, это была форма спора в Древней Церкви о священстве женщин, на который Церковь и тогда, и ныне отвечает отрицательно), и соборное решение постановило: «Не должно поставлять в Церкви так именуемых «пресвитерид» (стариц) или председательниц»26.

Со временем память о том, что представлял из себя институт пресвитерид исчезла из церковного сознания, и солунский иеромонах Матфей Властарь (XIV в.) считал, что пресвитериды — это присвоившие себе привилегии жены пресвитеров, чего быть не должно27.

«Степени» или «ветви» клира?

Далее Ипполит говорит о формах поставления и служения иподиаконов, чтецов, дев и вдов. Это все различные степени жребиев верных в Церкви.

В разделе о вдовах автор говорит о том, почему не на всех посвящаемых на то, или иное церковное служение возлагается рука: на иподиаконов, чтецов, дев и вдов не возлагается, а на пресвитера и диакона — возлагается. При посвящении возлагается рука «на клириков, ради литургического служения»28. Лица, лишенные особого литургического служения не принимают посвящение чрез возложение руки.

На наш взгляд, это место в оригинале было явно повреждено и интерполировано позднейшими редакторами. Если учесть, что Ипполит недвусмысленно

говорит о том, что пресвитеры литургического служения не имеют, то становится странным такое заверение: следует тогда и пресвитеров не поставлять чрез руковозложения (хотя мы уже обратили внимание на то, что их хиротония — не безусловна и не необходима).

Следовательно, надо искать иное обоснование возложения руки епископа при поставлении в клир.

Не сам факт несения служения в Церкви, а возможность влияния на Церковь, на жизнь верующих требует поставления с возложением руки. Иподиакон — как помощник диакона — тоже облечен определенными литургическими функциями, однако при его посвящении рука епископа на него не возлагается29. Можно сказать так: пресвитер следит за благочестием (учение, правила жизни благочестивой и веры истинной), а диакон — за благочинием (чинность поведения, благообразие и размеренность исполнения житейских потребностей Церкви). Их место в церкви — ответственное место. Они, своими общественными проповедями и поучениями (которые, как уже говорилось выше, им предписано совершать) могут определенным образом влиять на формирование мировоззрения своих собратьев во Христе.

Исполняющие же другие формы служения хотя и принадлежат к клиру, но не обладают возможностью влиять на жизнь Церкви и суть не ведущие, но ведомые.

Таким образом мы видим, что Ипполит четко различает две ветви священства: клирикальное и общецерковное.

Так же он различает две ветви клира: литургическую (в Ветхом Завете это жрецы, левиты) и пастырскую (старейшины Израиля при Моисее). Епископ совмещает в себе эти две ветви и носит полноту священства (сакраментальное служение), а диакон и пресвитер — это потоки двух направлений клерикального служения: пастырского (пресвитер) и литургического (диакон)30. В такой ситуации служение диакона — это степень в литургическом клире, а пресвитера — степень в пастырском клире.

Поэтому, если и можно говорить о «трех» формах клирикального служения в ипполитовской системе, то только о «трех ветвях», но не о трех степенях (как это у нас сейчас делается). Нет никакой ступенчатости и последовательности чинов в системе Ипполита.

Поэтому в Древней Церкви и не было практики прохождения различных чинов для поставления в сан. К примеру, нет и намека на то, что пресвитером может быть только тот, кто прошел диаконское служение. Оно не было ступенькой, ведущей к пресвитерскому служению. Мы знаем о факте рукоположения как в Риме, так и в Византии и Карфагене диаконов на место епископов: был у епископа помощник- диакон, исполнявший все, как бы мы сказали сейчас, обязанности референта и личного секретаря. Потом он заступает на место своего епископа. Никто нигде даже не намекает на то, что его предварительно рукополагали в пресвитеры. Скорее наоборот — путь диакона-слуги-помощника к епископству был короче, чем путь пресвитера: диакон больше соприкасался с жизнью общины и больше о ней мог знать. Поэтому мы видим парадоксальную, с нашей точки зрения, практику: видные епископы и патриархи окружают себя диаконами, назначенными себе в преемники, но не рукополагают их в пресвитеры31 . Мы бы, наверное, дали ему сан архимандрита, чтобы «выглядел посолидней». Но, оказывается, тогда все было иначе: четко различались служения. Пресвитеров, в соответствии с Деян. 6:2, не обременяли административным служением. Его — чрез епископа — несли их архидиаконы.

Существует множество других свидетельств в древнецерковной письменности, которые говорят о том, что рукоположение в сан пресвитера не обязательно должно быть только после диаконской хиро-

тонии. Так блаженный Феодорит, епископ Кирский32 в своей «Истории Боголюбцев» приводит множество фактов поставления в сан пресвитера прямо из мирян. Так, епископы в гостях у пустынника Акепсима рукополагают его в пресвитеры, причем, даже не на богослужении, а «келейно»33. Епископ Антиохиис-кой Церкви Флавиан рукополагает (обманом) пустынника Македония во иереи. Причем, сам старец не понял того, что происходило, пока ему все на разъяснили; он разгневался и убежал в пустыню, боясь, что его вновь рукоположат, «хотя ему и говорили, что одного и того же человека нельзя дважды рукоположить»34. Македоний был простым мирянином-отшельником. То есть, диаконского сана не имел, а хиротонию получил сразу в пресвитеры. Ни о какой предварительной хиротонии во диаконы нет и речи.

Выводы

1. «Клир» и «священство» — понятия не тождественные. «Клир» (жребий) так же имеет двойной смысл, как и «священство». Во-первых, «клиром Божьим» становятся все христиане, все, кто принадлежит к уделу царственного священства (верные). Именно «ο κληρος» называет Апостол Петр (см. 1 Пет. 5:3) всю Церковь. Во-вторых, уже внутри этого «жребия» даются более конкретные, внутренние формы служения («жребии») для наследников жребия Божьего.

2. Нельзя на основании института «пресвитерид» делать выводы о допустимости в Церкви «женского священства», так как ни пресвитериды, ни даже пресвитеры в то время не были «священниками» в полном смысле этого слова, а занимались только просветительской, духовнической деятельностью.

3. Самое главное касается изменения «содержания» сана пресвитера. Если в Древней Церкви в некоторых традициях пресвитер не был священником, то со временем повсеместно произошло изменение не только его положения, но и его «сущности» (сущности сана). Если в древних молитвах ипполи-товского «Предания» мы видим сравнение его со старцами-наставниками и судьями, то в действующем на сей день чине рукоположения в сан пресвитера мы видим посвящение полноправного священника: В Первой молитве пресвитерской хиротонии говорится о даровании рукополагаемому «великия сия священ-ническия чести», а во второй молитве детализируются права его священнодействия: «Предстоять непорочно жертвеннику Твоему, вествовать Евангелие Царствия Твоего, священннодействовати слово Твоея Истины, приносить Тебе дары же и жертвы духовные, возновляти люд Твой через купель пакирожде-ния»35. То есть мы видим совершенного священника, которому уделено от тех даров, что в чине Ипполита получает только епископ. Примечательно также, что в нынешнем чине епископской хиротонии уже не испрашивается благодать совершения Евхаристии или Крещения, или предстояния алтарю (хотя и упоминается в молитвах епископской хиротонии власть священства, приносящего Евхаристию, но эта власть уже, повторимся, не испрашивается ставленнику, а только как бы подтверждается факт ее наличия у него). Очевидно, именно ввиду того, что эти дары и эта власть уже даны были в пресвитерской хиротонии.

4. Клир — расширяемая (развивающаяся и растущая) категория. Состав клира формировался в Церкви по потребе, и может так формироваться и сегодня. Клир — не есть нечто застывшее и окончательно установившееся. Приведем примеры.

Из Священного Писания ясно, что различные формы клирикального служения возникли в Церкви как исторический продукт, но не были даны в готовом виде в День Пятидесятницы. Жреческое служение (клири-кальное священство) онтологично в Церкви и было дано

в «готовом виде» (хотя было сосредоточено сначала только в апостолах), так же, как и всеобщее священство верных. Не было ни секунды бытия Церкви, когда бы в ней не было евхаристических предстоятелей (апостолов, епископов). Но вот диаконов какое-то время не было. И в них онтологической нужды не было: просто возникла практическая потребность в их служении. Значит, их служение обусловлено реальными нуждами исторического бытия Церкви. Служение клириков — это служение Церкви в ее историческом становлении, а значит, обусловлено именно исторической потребностью и может меняться как в содержании своем, так и в форме, а может — дерзну сказать — даже вовсе исчезать. Церковь сама видит, что сейчас сделать «жребием» своего служения.

Можно задаться вопросом: что в Церкви есть зерно, а что — его росток. Все ростки заложены в зерне, но лишь зерно фундаментально, а ростки могут трансформироваться. Зерно — это то, что реально дано в Пятидесятнице, а ростки — это все те потенциальные возможности, которые в той же Пятидесятнице даны Церкви, но осуществление их — дело исторического служения Церкви. Все тот же пример: без Евхаристии Церковь не жила ни дня, а вот без диаконов — существовала. Всякая форма Церковного служения осуществляется в Церкви и в Церкви получает свою благодатность. Но на месте одной формы могла возникнуть другая или вообще не возникнуть никакой, а появилось бы нечто рядом в другом виде, но вмещающее в себя служение, которое принадлежит сегодня иной форме.

Где в апостольском корпусе упомянуты чтецы, иподиаконы и другие церковные формы служения (клир), о которых мы знаем из позднейших источников? Нигде! Таким образом, мы видим, что по мере надобности Церковь давала новые «жребии», то есть предоставляла новое поприще для служения в своих недрах.

А ведь знание этой истины актуально и сегодня: мы разучились сегодня «ставить клир», то есть разучились наши формы служения «созиданию Тела Церкви» (Еф. 4:12) литургизировать, проводить чрез степень посвящения, видеть в этих формах именно служение, жребий, который человек получил в недрах Церкви. У нас все формы миссионерского и богословского служения носят характер кабинетного, а не богослужебного, литургического явления, то есть служение богослова и служение миссионера оказалось секуляризованным, не требующим посвящения. А ведь это служение апостольское. Почему бы ни «с постом и молитвою и возложением рук» предать их на служение (Деян. 13:3), как это видим в апостольский век? У нас в лучшем случае — отслужат молебен «пред началом всякого доброго дела».

Суждение о том, что Церковь не развивает своего клира, в корне неверно: это мы, сегодняшние православные христиане не развиваем, но это не значит, что развитие клира чуждо природе Церкви. И я думаю, что миссионерское служение можно начать не выдачей диплома, а именно литургическим чином поставления в миссионеры или дидаскалы: эти служения сегодня как нельзя актуальны36.

Итак, резюмируя, мы можем сказать, что при таком понимании священства, как оно представлено у Ипполита, власть иерархическая клерикального священства нисколько не страдает от того, что в Церкви будут разделены новые «жребии». Статус епископа и пресвитера нисколько не умалится от того, что появится «чин поставления в миссионеры» и т.п. Ведь нисколько не пострадали полномочия клира оттого, что появился чин поставления в монашество (постриг). А ведь первоначально монашество было именно лаической (или, как бы мы сейчас сказали, «мирской») формой служения Богу и не требовало постав-ления в свой чин. То есть оно носило сугубо хариз-

матический аспект. Теперь оно клерикализовалось37. Появился чин посвящения Богу монаха путем пострижения. Чин, который имеет свое глубокое богословское содержание и таинственную суть38.

В заключение хочу привести слова замечательного мыслителя Г. Честертона: «В своей сути Церковь есть простертый над миром Крест. Она может расширяться и простирать свой покров над большей частью вселенной, развивая свои служения. И она же может сжиматься до минимальных размеров, вплоть до «малого стада», напоминая собою свернувшийся, точнее, сжавшийся в себя крест. Но крестом она является и крестом она будет всегда, и своей Таинственной сути она не изменит»39. Но наша задача — распростереть покров Креста над миром, служить его расширению до масштабов вселенной. А значит, должны появляться все новые и новые, освящаемые Церковью, служения!

Примечания

1 Логинов А. О церковной организации в доникейский период // Духовный мир, 1994. № 1. С. 42.

2 Интересующимся этой темой рекомендую: Amann H. Hippolyte // Dictionnaire de theologie catholique, — 6. P. 2487—2511. Бубуруз П., прот. «Апостольское Предание» Ипполита Римского // Богословские труды, № 13, М. 1975. Писарев Л. Святой Ипполит, епископ Римский: Очерки его жизни и литературной деятельности. Казань, 1898. Иларион (Алфеев), иером. Священномученик Ипполит Римский: Жизнь, труды, библиография // Отцы и учители Церкви III века. Антология. М., 1996. Т. II. См. также латинский текст жития и трудов Ипполита в: PG. 10: 271—345. Собрание его трудов (далеко не полное), написанных на греческом языке, а также «мученические акты» см. в: PG.10: 551—875.

3 См.: Отцы и учители Церкви III века. С. 208.

4 http://svitlo.by.ru/nasled/uchitel/ipolitrim/ipolit.htm.

5 Постернак А. Женское служение в ранней христианской Церкви // Альфа и Омега, № 9—10, 1996. С. 213.

6 Ипполит Римский, сщмч. Апостольское предание (далее — АП), 3. Цит. по: Отцы и учители Церкви III века. С.243—260.

7 Логинов А. О церковной организации в доникейский период. С. 37.

8 Божественная литургия есть служение всей Церкви, а не пресвитера или епископа. Поэтому совершенно «неортодоксальным» оказывается употребляемое по отношению к пресвитеру или епископу в «Известии Учительном» при Служебнике словечко «литургисает». Литурги-сать может только Церковь, а епископ или пресвитер предстоять на этой литургии. Но никак не литургисать! Ведь это слово означает «совершает общее служение». Интересно, каким образом один (пусть даже епископ) может заменить собою все тело Церкви, все ее служение?

9 АП, 7.

10 АП, 8.

11 Там же.

12 АП, 25.

13 АП, 9.

14 АП, 8. Честь диакону «не как священнику, но как служащему священникам» (Апостольские Постановления, 8:28, 4. Цит. по: Апостольские Постановления чрез Климента преданные. СПб, 2002).

15 Мейендорф И., протопр. Византийское Богословие. М., 2001. С. 334.

16 АП, 39.

17 АП, 9. Есть еще один памятник древней письменности — «Каноны Ипполита» (V век, но корнями уходящий в АП). И там тоже говорится: «Кто удостоился… претерпеть мучения ради Христа, таковый сим заслужил пресвитерскую степень (выделено мной. — Иг. Ф.) от Бога, а не получает ее чрез посвящение епископом» (Каноны Ипполита, 67.68.) Цит. по: Апостольские Постановления. С.194.

18 Я использую именно такое написание термина: «клирикальный», от слова «клир», вместо традиционного «клерикальный», который в современном богословии имеет несколько иное значение.

19 Алымов В. Лекции по исторической литургике. Лекция 2 (с. 12)

20 Обратим внимание на факт знакомства Оригена и Ипполита Римского: «В 212 г. Ориген отправился с ви-

«Апостольское Предание» священномученика Ипполита…

зитом в Рим, где познакомился и подружился с будущим римским епископом Ипполитом» (Мейендорф И., про-топр. Введение в святоотеческое богословие. Клин, 2001. С. 106). Вероятно, Ориген был знаком с традицией Ипполита Римского, изложенной им в «Апостольском Предании». Несомненно, Ориген видел, что пресвитер в рамках этой традиции воспринимался как учитель, благо-вестник, но не как клирикальный священник. Если не учитывать этот факт, может показаться справедливым упрек о. Иоанна Мейендорфа в адрес Оригена: «В то время, как цекрвное предание видело в епископах залог единства и центральный авторитет Церкви, Ориген отводит главное место в церковной структуре так называемым Учителям Церкви» (Мейендорф И., протопр. Введение в святоотеческое богословие. С. 122). На самом деле критика слишком завышена: Ориген не отвергал статуса епископа, а только говорил о великом значении для становления религиозной жизни подлинного учительства. Своими поступками он как бы говорил епископату: «Вы все обустраиваете, и у вас не доходят руки до скрупулезного изучения писания и Традиции, так хоть другим не мешайте трудиться для изъяснения Предания». Это факт. Ведь Ориген столкнулся со своим епископом на дисциплинарной почве (Алесандр Александрийский ничего не имел против спорных мнений Оригена).

21 В отдельно взятых Поместных Церквах были и другие различия в полномочиях одних и тех же клириков: «В Карфагене в III веке чтец читал Евангелие, а «Завещание» поручает чтение последнего пресвитеру или диакону» (Скабалланович М. Толковый Типикон. Ч. 1. М., 1995. С. 112 — сам проф. Скабалланович приводит ряд писем Киприана Карфагенского, где говорится о том, что чтец читал Евангелие и апостольские поучения, хотя в Риме его читал только диакон). То же самое относительно пресвитеров: в Апостольских постановлениях Климента пресвитер назван священником «в отношении некоторых», но там и в молитве поставления есть такие слова: «Даруй ему благодать. да яже о людех непорочные священнодействия совершит» (8:16). То есть, ему было позволено приносит Евхаристические Дары, а пресвитерам ипполитовской традиции — нет. Кстати, в современной реальности тоже есть различия между полномочиями пресвитеров в разных Православных Поместных Церквах: в Румынии обычный пресвитер не имеет права исповедовать и разрешать от грехов, то есть не обладает властью «вязать и решить». Там есть специальный литургический чин, специальная «хиротесия», в которой пресвитеру испрашивается эта самая власть исповедовать и разрешать от грехов кающихся. И только игумены или архимандриты и протоиереи имеют право исповедовать без сей хиротессии (то есть, если обычный пресвитер не получил в свое время такую хиротессию, то если его возведут в игумены или протоиереи право исповедовать будет дано ему автоматически).

22 АП, 9. См. также прим. 17 к настоящей статье.

23 АП, 9.

24 Неправильно отождествлять πρεσβυτιδας (Тит. 2:3) с πρεσβυτέρας (1 Тим. 5:2): в первом случае мы имеем дело с существительным «старица», а во втором — со сравнительным прилагательным «старшая» (возрастное сравнение по отношению к далее перечисляемым апостолом других возрастных состояний: молодых, вдовствующих).

25 Причем, по чину пресвитерида оказывалась ниже (выделено мной. — Иг. Ф.) древней формы монашества — девственниц: «Девственницы, вдовы и старицы пусть стоят впереди всех» (Апостольские Постановления, 2:57)

26 Лаодикийский Поместный собор. Канон 11. Цит. по: Книга правил св. апостолов, Вселенских и Поместных соборов и святых отцов. В 2-х т. Н.-Новгород, 1994.

27 Матфей Властарь. Алфавитная Синтагма. Буква «Г», гл.21. Следует отметить, что это замечание Властаря прямым текстом относится к нашему современному неуставному сословию «матушек» — жен клириков: совершенно неуставная практика выделять на фоне прочих мирянок такую же мирянку — жену клирика. Такого чина (матушки, или жены клирика) не существует.

28 АП, 10.

29 АП, 13.

30 Итак, если быть схематичным, клир — это общественное (литургическое) и личностное (пастырское) служение, а священство — это сакраменталии, освящающие Церковь как общество и каждого ее члена персонально — как личность. Последние находятся, согласно ипполитовской традиции, исключительно в руках епископа. Но и все верные в известной степени причастны священству (сакраменталиям). Тогда как у пресвитеров и диаконов ипполитовской традиции нет в области тайнодействия преимущества пред народом. Две ветви священства представлены так: высшая (епископ) и всеобщая (все в равной мере — народ, диаконы, пресвитеры).

31 Так было, к примеру, в Александрийском Патриархате: племянник Архиепископа был его архидиаконом, а после его смерти становился сразу архиепископом, предстоятелем целой Поместной Церкви со статусом патриархии. К началу V в., видимо, в некоторых местностях уже установился принцип прохождения степеней, т.к. в одном из обвинений Златоуста говорилось, что он «на одной Литургии рукополагал двух диаконов и рукополагал пресвитера без прохождения диаконской степени». Этот принцип действовал не везде, так как в «Истории Боголюб-цев» Феодорит, епископ Киры, упоминает о совершенных им в пустыни хиротониях монахов в пресвитеры без диаконских хиротоний (подробности см. ниже).

32 Уж он-то знал все литургические уставы и сам не раз совершал поставления в те или иные церковные чины.

33 Феодорит Кирский. История Боголюбцев / Пер. А.

И. Сидорова. М., 1996. 15:4

34 Там же. 13:4.

35 Чиновник Архиерейский. М., 1992. Чин рукоположения во пресвитеры.

36 Приведу мнение Н. П. Аксакова о причинах, по которым в Церкви тормозится развитие клира. При Константине Великом государство распространило на Церковь определенные льготы «в виде освобождения от государственных и военных повинностей и податей. Но, поступая так, государство не желало, да и не могло широко жертвовать своими интересами, преимущественно фискальными. Оно не могло допускать совершенно свободного роста числа клириков. Отдельным Церквам даны были отдельные штаты клириков, которые церковная жизнь не могла уже переступать. Если бы в той, или иной церкви возникала новая область служения, церковь не могла теперь передать ее непосредственно мирянину как новому члену своего служебного персонала (т.е. новой должностью в клире. — Иг. Ф.), но обязана была поручить его одному из своих клириков. Клир оказался, таким образом, замкнутой корпорацией» (Аксаков Н. П. Предание Церкви и предания школы. М., 2000. С. 5).

37 Здесь — именно «клерикализировалось», то есть официально получило свою законченную структуру, свой четкий статус.

38 О постриге как о Таинстве см: Иларион (Алфеев), иером. Таинство Веры. Гл. 8. Таинства. http:// www.wco.ru/biblio/books/alfeev2/; Польсков К., свящ. Постриг как Таинство // VIII ежегодная Богословская Конференция Православного Свято-Тихоновского богословского института. М., 1998.

39 Честертон Г. Вечный Человек // Его же. Избранное. Краснодар, 2001. С. 318.