Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /var/www/vhosts/mospat.ru/httpdocs/church-and-time/wp-content/plugins/hyper-cache-extended/cache.php on line 392
Слово к сотрудникам Отдела внешних церковных связей — Церковь и Время
mospat.ru
Опубликовано в журнале "Церковь и время" № 47


Патриарх Московский и всея Руси КИРИЛЛ

Слово к сотрудникам Отдела внешних церковных связей

Ваше Высокопреосвященство, дорогие отцы, братья и сестры. Я с очень светлым чувством отправился сегодня на работу по хорошо известному маршруту, по которому ездил почти 20 лет. Мне даже казалось, что и водитель едет как-то повеселее, чем обычно, — настолько все было привычно и понятно. И очень рад видеть вас всех в добром здравии, с хорошими лицами. Чувствую, какая положительная энергетика у нас в этом здании. Поэтому, может быть, и не случайно, что Патриарх уже второй раз посещает это синодальное учреждение, с которым связаны важные годы моей жизни и роль которого в церковном управлении очень велика.

Вы знаете, что мы провели реструктуризацию высшего церковного управления. Были, как теперь говорят, диверсифицированы задачи, решением которых занимается высшее церковное руководство, в связи с чем созданы новые синодальные учреждения. Мы сузили повестку дня каждого из них, и сделано это было с совершенно конкретными целями. В основе этого решения — мой личный опыт работы в Отделе, который занимался решением очень широкого круга вопросов. И это происходило не из-за какого-то особого властолюбия председателя ОВЦС, и совсем не потому, что нам хотелось работать по 14 часов в сутки, а потому что таково было положение Церкви. Вы хорошо помните, что многими вопросами вообще некому было заниматься. Мы начинали здесь и социальное, благотворительное служение, налаживали взаимодействие с Вооруженными Силами, отчасти и миссионерскую деятельность. Все, что касалось важного диалога с политическим миром, осуществлялось в рамках Отдела внешних церковных связей по причине отсутствия профильных учреждений. И даже тогда, когда такие учреждения появлялись, мы часто оказывали им братскую поддержку. Так, при существовавшем уже Отделе по взаимодействию с Вооруженными Силами, ОВЦС продолжали курировать часть этой важной работы. Функционировал Отдел социального служения и благотворительности, а мы осуществляли важные функции, связанные с оказанием помощи пострадавшим от вооруженных конфликтов и природных катаклизмов на Кавказе, в Молдове, в других местах. И опять-таки это происходило не потому, что нам хотелось топтаться на чужом поле, а потому что только ОВЦС с его потенциалом мог справиться с решением задач, поставленных самой жизнью.

Но, тем не менее, опыт показывал, что многое сделать не удается — именно из-за чрезвычайно широкой повестки дня. Потому что как не совершенствуй работу учреждения, его руководитель всегда несёт персональную ответственность за результаты всей работы. На председателе Отдела лежала колоссальная и ответственность и нагрузка. Кроме того, я управлял практически двумя епархиями и более чем трёхстами приходами и учреждениями в 42 странах мира. Это создавало сложную ситуацию, трудную для председателя Отдела и, как мне казалось, отрицательно сказывалось на результатах работы. Вот почему, став Патриархом, я сузил круг вопросов, решением которых занимается ОВЦС, что даёт возможность его председателю и сотрудникам Отдела с большей эффективность решать те задачи, которые перед ними поставлены.

Я говорю об это сейчас так легко и спокойно, потому что уже вижу положительные последствия этой реструктуризации. В качестве примера приведу подготовку Всеправославного совещания в Шамбези. В преддверии этого совещания была проведена огромная работа на уровне двухсторонних отношений с другими Православными Церквами. Что было бы невозможно сделать, если бы председатель ОВЦС оставался правящим архиереем, если бы перед ним лежал огромный пласт других вопросов и задач, которые ему нужно было бы решать. Поэтому, сокращая повестку дня, мы никак не умаляем значение Отдела внешних церковных связей, который остаётся главнейшим синодальным учреждением. Потому что совокупность проблем, которые вам приходится и решать, остается очень и очень значительна.

Я хотел встретиться с вами по нескольким причинам. Во-первых, для того, чтобы рассказать, почему все это произошло, чтобы у вас было ясное понимание того, что это не аппаратные игры, как это пишут на «подмётных» интернет-сайтах, а продуманная и ясная стратегия, направленная на то, чтобы синодальные учреждения работали более эффективно. Я очень надеюсь, Владыка, что высвобожденное время будет использовано Вами и Вашими сотрудниками в полной мере, чтобы решать задачи, стоящие перед Отделом. А задачи эти очень важные. На передний план сегодня встает проблема отношений с Православными Церквами. Мы десятилетиями находились в состоянии либо скрытой конфронтации, либо в некой стагнации. Много было причин к тому, но я думаю, что сейчас наступает то время, когда можно эти завалы потихонечку расчищать, концентрируя именно в этом направлении значительную часть энергии Отдела. Я бы хотел подчеркнуть важность двухсторонних отношений нашей Церкви с другими Православными Церквами. И вообще важность всей православной проблематики, включая проблему раскола, которая присутствует, как известно, не только за рубежами нашего Отечества, но и даже внутри Российской Федерации. Мы должны хорошо понимать все, что происходит, у нас должна быть очень ясная и четкая аналитика, у нас должны быть контакты даже с самыми, казалось бы, недостойными этих контактов людьми, для того, что можно сделать для восстановления единства Православия там, где оно нарушено.

Конечно, особое значение приобретают двухсторонние отношения с Константинопольской Церковью и со всеми другими Поместными Православными Церквами. Особенно я бы хотел подчеркнуть важность двухсторонних отношений со славянскими Церквами, а также с Румынской Православной Церковью.

Очень важным является направление, которым занимается недавно созданный третий секретариат ОВЦС, — работа с политическим миром за рубежом. У нас недостаточно систематизированы, а то и вообще отсутствуют отношения с государствами, на территории которых пребывают наши церковные учреждения. Мы не отслеживаем того, что происходит на стыке церковно-государственных отношений в этих странах, а это необходимо.

Также систематически нужно заниматься соотечественниками. Сегодня в нашей диаспоре происходят очень сложные процессы, в том числе и связанные с экономическим кризисом. Как они будут влиять на состояние церковной жизни? Я глубоко убежден в том, что вообще роль Православной Церкви в организации жизни наших соотечественников должна быть гораздо значительней, чем она была до этого.

Мне бы хотелось также сказать о важности работы в международных организациях: и в Совете Европы, и в Европейском Союзе, и в Организации объединенных наций. Эти те площадки, на которых Русская Православная Церковь может представлять свою позицию по самым главным проблемам современности.

Область, которую мы свое время называли экуменическими, теперь межхристианскими отношениями, также продолжает оставаться очень важной, потому что процессы, развивающиеся в мировом христианстве, вызывают тревогу. Это и либерализация протестантского мира, и очень непростая ситуация внутри Католической Церкви. И поэтому, развивая отношения, как с католическим миром, так и с протестантским, мы должны преследовать самую главную цель: предотвратить это движение в сторону либерализации, помочь нашим братьям переосмыслить те проблемы, на которые у них был однозначно светский либеральный ответ. Должен сказать, что за последние годы сделано много существенного. Мне приходится встречаться с высокопоставленными представителями протестантского мира и беседовать с ними по телефону, и я должен сказать, что я не слышал раньше таких слов, которые слышу сейчас. Это если не повторение нашей позиции, то, по крайней мере, мысли, которые нашей позицией продиктованы.

Мне кажется, Владыка, очень важно усиление богословского вклада в наши межцерковные контакты. Мы должны помочь нашим партнёрам понять важность богословской рефлексии на события в мире, основанной на апостольском предании. Если они почувствуют вкус такого рода богословствования и поймут его значение, то мы действительно сделаем нечто очень существенное для сохранения христианских ценностей в жизни современного общества.

Все три направления работы ОВЦС важны. И я очень надеюсь, что Отдел в полной мере будет способен решать те задачи, которые перед ним сегодня стоят. Для того чтобы была возможность сконцентрироваться на решении этих задач, и была проведена реструктуризация. И сегодня Отдел возглавляет не епархиальный, а викарный архиерей, который является постоянным членом Священного Синода. С точки зрения протокола положение председателя ОВЦС не изменилось, а времени высвободилось очень много.

Я хотел бы также сказать о необходимости подготовки кадров для работы в Отделе. У нас, как вы знаете, есть большие планы по реформированию аспирантуры. Сейчас мы вышли на новою концепцию работы аспирантуры, на понимание того, как она будет вписана в систему образования. Я написал и передал Владыке Председателю соответствующие наработки. Очень надеюсь, Владыка, что мы сумеем подобрать преподавательские кадры и как можно быстрее организовать учебный процесс с тем, чтобы аспирантура действительно стала местом подготовки кадров в первую очередь для внешней церковной деятельности, а также школой научной специализации. Сейчас появилось много талантливой молодежи. Я продолжаю знакомиться с московским духовенством и должен вам сказать, что из наших священников можно составить целую «академию наук». Я думаю, что сейчас нет никаких преград к тому, чтобы образованные и хорошо подготовленные священнослужителя города Москвы принимали более активное участие во внешней деятельности Церкви. Это не означает, что нужно включать их в штат Отдела, хотя, может быть, кого-то и следует включить; но формировать делегации для участия в межцерковных и церковно-обще-ственных мероприятиях мы можем сегодня, опираясь на куда более широкий круг возможных кандидатов. Я думаю, мы нуждаемся в том, чтобы как можно больше людей вовлекалось в эту деятельность, и вот почему: с одной стороны, мы усиливаем потенциал влияния на наших собеседников, на те аудитории, где мы выступаем, с другой стороны, получая соответствующие сигналы извне, мы начинаем по-новому смотреть на мир Божий, что может быть и полезно для нашего духовенства.

Вот те мысли, которыми я хотел с вами поделиться. Скажу также, что Отдел внешних церковных связей по-прежнему является очень дорогим и близким моему сердцу. Хотел бы всем вам пожелать помощи Божией в трудах.