Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /var/www/vhosts/mospat.ru/httpdocs/church-and-time/wp-content/plugins/hyper-cache-extended/cache.php on line 392
Русская Православная Церковь и политическое противостояние осенью 1993 года — Церковь и Время
mospat.ru
Опубликовано в журнале "Церковь и время" № 59


В. А. Кузнецов

Русская Православная Церковь и политическое противостояние осенью 1993 года

«Нравственная сила содержится в Церкви христианской, а если это так, — а никто в мире не может доказать, что это не так, — то и Церковь, как бы ни была гонима государством, может с полною надеждою мирно ожидать время, когда само государство в своих интересах присоединится к ней и будет пользоваться тою нравственною силою, которою в безуслов­ном смысле обладает только Церковь»1.

Советское государство проводило широкомасштабную и жестокую политику по отношению к Русской Православ­ной Церкви. Идеологическая природа советской власти была несовместима с существованием другого мировоззрения и другого образа жизни. Новое коммунистическое общество строилось на жестком противопоставлении: вере в Бога — вера в Его отсутствие; религиозным ценностям — ценности коммунистические; церковной организации — организация партийная.

Распад СССР (вместе с этим и прекращение господству­ющего положения коммунистической идеологии) в декабре 1991 года и дальнейшее изменение политического режима спо­собствовал восстановлению позиций Русской Православной Церкви в обществе. В ситуации переходного периода «Церковь с ее долгой историей и сильными культурными традициями в России ассоциировалась со стремлениями к стабильности и уверенности в будущем»2.

Становление политической системы новой России про­ходило в условиях жесткого противостояния двух политичес­ких группировок: Правительства и Верховного Совета РСФСР. Первая во главе с президентом Б. Н. Ельциным выступала за продолжение и углубление реформ, вторая группировка во гла­ве с вице-президентом А. В. Руцким требовала плавного пере­хода к рынку под руководством государства.

Русская Православная Церковь, всецело осознавая свою пастырскую ответственность перед гражданами страны, не могла остаться в стороне от происходящих событий. Она все­ми силами и доступными средствами пыталась повлиять на события трагического противостояния. Все ее воззвания, обра­щения и мероприятия были направлены на умиротворение враждующих сторон.

«Церковь призвана быть вне политики в том смысле, что у нее не должно быть своих собственных политических про­грамм, а в равной мере и претензий на политическое лидер­ство. Чтобы ее пророческий голос слышали все, она должна избегать соблазна отождествлять себя с той или иной полити­кой. Но, с другой стороны, Церковь не может быть безразлич­ной к политическим, экономическим, социальным, научным или культурным преобразованиям, которые способны влиять на личную или общественную нравственность. В этом смысле Церковь должна быть заинтересована и политикой, и экономи­кой, и наукой, и всеми остальными областями общественной жизни. Она должна иметь возможность выносить о них свое cуждение, руководствуясь не какими-либо узкими человечес­кими интересами, а исключительно нравственными принципа­ми, содержащимися в Библии и в Церковном Предании»3.

Такие размышления по вопросам отношения Церкви и государства, Церкви и политики содержались в докладе архи­епископа Смоленского и Калининградского Кирилла (ныне Святейший Патриарх Московский и всея Руси) на Архиерейс­ком Соборе Русской Православной Церкви 7-14 октября 1989 года, который состоялся по случаю празднования 400-летия установления Патриаршества на Руси.

Здесь необходимо отметить две основные идеи, которые потом будут положены в основу действий Церкви в условиях политического противостояния Правительства и Верховного Совета РСФСР осенью 1993 года, а также дальнейшего отно­шения Церкви по отношению к государству и политическим силам: Церковь не соотносит себя ни с какой политической силой, движением, партией, группировкой, но в тоже время она оставляет за собой право оценивать их действия с духовно-нрав­ственных позиций.

В процессе становления новой российской государствен­ности и будущего назревания политического противостояния в Москве с 31 марта по 5 апреля 1992 года состоялся очередной Архиерейский Собор Русской Православной Церкви. Собор принял «Обращение», в котором детально сформулировал цер­ковное отношение к современным политическим процессам и событиям (распад СССР, создание СНГ, формирование много­партийности и др.)

«Знайте, что Церковь наша — не противница нового го­сударственного устройства, не “имперская структура”, како­вой именуют ее наши недруги. Но она останется духовно еди­ной, и никакие границы не смогут этому единству помешать. Мистическое Тело Христово — Церковь Его — нераздельна, и именно поэтому она до скончания века будет той непре­ложной связью, которая скрепляет сердца людей поверх го­сударственных рубежей и поверх всех человеческих разли­чий. Она всегда будет служить единству отдельных народов и всей человеческой семье, помогать государствам сообща работать над укреплением мира, согласия и нравственного порядка.

Мы обращаемся к лидерам политических партий и об­щественных движений. Нас беспокоит, что в Церкви подчас хотят видеть лишь политическую попутчицу, проводницу чьих- то планов и идей. Миссия Церкви — это служение Господу, спасение душ человеческих, проповедь Евангелия среди лю­дей. “Наипаче ищите Царствия Божия” (Лк. 12:31), — запове­дал нам Спаситель. Преданность Церкви Ее Божественному Создателю должна быть непреложной. Ее спасительная мис­сия всегда будет для нее важнейшей, и никакие иные цели не могут главенствовать для нее. Вот почему, участвуя в обще­ственной жизни, Церковь имеет лишь одно устремление — проповедь Христа словом и делом, заботиться, чтобы жизнь народа была устроена в мире, любви и справедливости. Цер­ковь не связывает себя ни с каким общественным или государ­ственным строем, ни с какой политической силой. Она — над “правым” и “левым” и потому может вести диалог с любыми общественными движениями, кроме заведомо преступных, ища их примирения и объединения в служении благу людей»4.

Руководствуясь сформулированными принципами и по­ложениями, Русская Православная Церковь приняла активное участие в разрешении политического противостояния Прави­тельства и Верховного Совета РСФСР осенью 1993 года.

21 сентября 1993 года президент Б. Н. Ельцин издал указ о поэтапной конституционной реформе. Согласно данному указу, он приостановил полномочия Съезда народных депута­тов и Верховного Совета РСФСР и назначил на 12 декабря 1993 года выборы в новый орган законодательной власти — Госу­дарственную Думу, нижнюю палату Федерального Собрания России. Президент поручил Конституционной комиссии и Кон­ституционному совещанию представить на всеобщее голосо­вание (референдум) согласованный проект Основного Закона.

Руководство Верховного Совета во главе с председате­лем Р.И. Хасбулатовым этому указу, который не соответство­вал Конституции РСФСР, не подчинилось и приняло постанов­ление о прекращении полномочий президента. Верховный Со­вет приступил к формированию подконтрольных ему органов исполнительной власти. И. о. главы государства был объявлен вице-президент А.В. Руцкой.

Десятый чрезвычайный Съезд народных депутатов Рос­сийской Федерации, состоявшийся 28 сентября 1993 года, на­правил Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алек­сию II Обращение, в котором дал оценку происходящим собы­тиям и просил Святейшего Патриарха о содействии в мирном разрешении сложившегося конфликта.

«Президент России Б.Н. Ельцин переступил грань доз­воленного, отступил от своей присяги Основному Закону на­шего Отечества. Своим Указом от 21.09.93 он распустил Пар­ламент, приостановил деятельность народных депутатов Рос­сийской Федерации, пытается с кликой своих прислужников полностью и надолго узурпировать власть, стремиться править народами России своим указующим перстом. Произошел ан­тиконституционный государственный переворот.

Над великой Русью нависла чудовищная угроза ненави­сти и распрей, раздор между различными противоборствую­щими силами. С минуты на минуту может пролиться кровь, вспыхнуть угрожающим огнем гражданская война.

Мы, народные депутаты Российской Федерации, на это беззаконие ответили своим противостоянием.

С защитниками Дома Советов ежедневно находятся не­сколько священников Русской Православной Церкви. Они слу­жат молебны и совершают крестные ходы, показывая образцы пастырского служения.

В сложившейся ситуации от имени своих избранников просим Вас, Патриарха Московского и всея Руси, опираясь на влияние многомиллионной Православной Церкви, приложить все усилия для преодоления распада России и развязывания гражданской войны и достижения национального согласия на­шего великого многонационального Отечества»5.

В ответ на данное Обращение 29 сентября 1993 года Свя­тейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II обра­тился к участникам противостояния с Воззванием, в котором призвал к диалогу и предложил быть посредником при перего­ворах, а также место переговоров — Данилов монастырь. В этом Воззвании содержится очень серьезное беспокойство Предсто­ятеля Русской Православной Церкви за судьбу Родины и ее граждан, призыв к мирному решению политических проблем, следование озвученной ранее позиции не связывать себя с ка­кими-либо политическими группировками и не поддерживать какие-либо определенные политические силы.

«Россия стоит на краю пропасти: или остановится паде­ние, или России грозит распад, за который нас проклянут бу­дущие поколения.

Противостояние у Дома Советов в любой миг может взор­вать хрупкий мир.

Слезно умоляю: не совершайте кровопролития, не пы­тайтесь решить политические проблемы силой.

Не поддавайтесь на провокации. Нынешней смутной си­туацией могут воспользоваться экстремисты, преступные эле­менты и просто нездоровые люди. Одна пуля возле Дома Сове­тов может привести к кровавой бойне, эхо которой прокатится по всей стране.

Призываю ослабить политическое противостояние, так как политические цели не могут препятствовать людям, находящимся в Доме Советов, пользоваться медикаментами, теплом и связью.

Русская Православная Церковь призывает к диалогу.

В связи с событиями вокруг Дома Советов созывается экстренное заседание Священного Синода.

Прошу молиться всех верующих за спасение России и даже тех, кто никогда не был в храме. Совместными усилиями спасем Россию.

Верю Господь даст силу народу своему. Господь благо­словит народ свой миром (Пс. 28, стих 11)»6.

Вечером этого же дня Десятый чрезвычайный внеочеред­ной Съезд народных депутатов Российской Федерации напра­вил Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси ответ­ное Обращение, в котором заявил, что «принимает предложе­ние немедленно начать такие переговоры при Вашем посред­ничестве в Даниловом монастыре»7.

30 сентября 1993 года состоялась встреча президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина и Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Как сообщила пресс-служ­ба президента, Б.Н. Ельцин проинформировал Патриарха о положении в стране. Они выразили обоюдное стремление все­мерно содействовать укреплению российской государственно­сти, сохранению целостности России.

Святейший Патриарх Алексий II выразил озабоченность в связи с возможным кровопролитием. Б.Н. Ельцин заверил Патриарха в том, что они примет все необходимые меры для защиты гражданских прав населения и прав человека.

Большое внимание в ходе беседы было уделено ситуа­ции вокруг здания бывшего Верховного Совета в связи с нали­чием в здании оружия. Была подчеркнута необходимость при­нятия таких мер, которые позволили бы разрядить ситуацию без применения насилия.

Президент Б.Н. Ельцин поблагодарил Святейшего Патри­арха Алексия II за его готовность принять участие в миротворчес­ких усилиях и назначил со своей стороны для участия в перегово­рах руководителя Администрации президента С. Филатова и пер­вого заместителя председателя Правительства О. Сосковца.

В этот же день А. Руцкой обратился к Святейшему Пат­риарху Алексию II с посланием, в котором сказал: «Как верую­щий и гражданин России, облеченный высокими полномочия­ми, заверяю Вас в том, что сделаю все возможное для преодо­ления кризиса власти мирными средствами <.> В моем лице Вы имеете безусловного сторонника Ваших усилий организо­вать посредническую миссию в Свято-Даниловом монастыре»8.

1 октября в Москве в Свято-Даниловом монастыре в 10 часов начались переговоры между представителями Президента Российской Федерации и представителями бывшего Верхов­ного Совета Российской Федерации.

Участники переговоров: Патриарх Московский и всея Руси Алексий II, митрополит Крутицкий и Коломенский Юве­налий, митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл — председатель Отдела внешних церковных сношений Русской Православной Церкви.

Абдулатипов Рамазан Гаджимурадович — председатель Совета Национальностей Верховного Совета России; Воронин Юрий Михайлович — первый заместитель председателя Вер­ховного Совета России; Домнина Валентина Александровна — народный депутат России; Лужков Юрий Михайлович — мэр Москвы; Огородников Вячеслав Васильевич — начальник ГУ- ООП (главное Управление охраны общественного порядка МВД России), генерал-майор милиции; Олейник Владимир Иванович — член Конституционного Суда; Панкратов Влади­мир Иванович — начальник ГУВД г. Москвы, генерал-майор милиции; Соколов Вениамин Сергеевич — председатель Со­вета Республики Верховного Совета России; Сосковец Олег Николаевич — первый заместитель председателя Правитель­ства; Филатов Сергей Александрович — руководитель Адми­нистрации президента; Чеботаревский Равкат Загидулович — председатель Комитета Верховного Совета России по обороне и безопасности, контр-адмирал; Шкирко Анатолий Афанасье­вич — заместитель командующего внутренними войсками МВД России,генерал-майор.

Святейший Патриарх Алексий II обратился к участни­кам переговоров с краткой речью, в которой поблагодарил всех, кто откликнулся на призыв и прибыл на переговоры. Предсто­ятель Русской Православной Церкви подчеркнул, что «на всех нас лежит огромная ответственность за будущее нашей Отчиз­ны. Необходимо сделать все для того, чтобы предотвратить возможность гражданской войны и распад страны <.. .> И пред­ложив свое посредническое участие, мы будем всячески содей­ствовать примиренческому процессу и сближению точек зре­ния по тем вопросам, которые сегодня спорны и которые явля­ются противоположными позициями.

Вчера мною дано указание во всех монастырях провести в воскресный день, 3 октября, молебное пение, с чтением мо­литвы, которую составил в 1917 году Святейший Патриарх Тихон, тоже в годину тяжелых испытаний <.> И мы призыва­ем всю нашу паству, даже тех, которые никогда не молились Богу, в эти судьбоносные для России дни вознести свои молит­вы, чтобы Господь даровал мир нашему Отечеству и согласие»9.

В ходе переговоров, когда обмен мнения переходил во взаимные обвинения двух сторон, Святейший Патриарх Алек­сий II неизменно призывал к поиску мирного способа назрев­ших вопросов: «Нужно сделать все для того, чтобы снять на­пряжение и предотвратить гражданскую войну и возможное кровопролитие <.> Ведь сегодня, может быть вчера доста­точно было одной пули, одного выстрела со стороны человека, который или доведен до предела, или больного человека, или просто провокатора, для того чтобы возник конфликт и граж­данская война, которую остановить будет трудно. Поэтому наша задача не обвинять друг друга, а найти пути выхода»10.

Во второй половине дня состоялась пресс-конференция, на которой митрополит Смоленский и Калининградский Ки­рилл сообщил, «что достигнута предварительная договорен­ность по проблеме Белого Дома. По его мнению, наличие ору­жия как в Белом Доме, так и вокруг него может быть использо­вано сознательно или несознательно в эпицентре конфликта и тем самым спровоцировать гражданское столкновение по всей стране»11.

Переговоры в течение 1 октября привели к следующему результату: было решено провести поэтапную демилитариза­цию в здании Верховного Совета и прилегающих к нему тер­риторий, но соглашения о получении Верховным Советом пря­мого эфира для изложения своих позиций и решений достиг­нуто не было.

2 октября продолжились переговоры в Свято-Даниловом монастыре между представителями президента России и Вер­ховного Совета с участием представителей Русской Православ­ной Церкви.

Перед началом встречи Святейший Патриарх Алексий II сказал: «Нас огорчило то, что вчерашняя пресс-конференция, ко­торая была в 2 часа, ни единым словом не была упомянута. По­этому хотелось бы, чтобы как-то объективно освещалось. И каж­дый из нас должен осознавать ту ответственность за Россию, за народ, за державу, сынами и дочерьми которой мы являемся»12.

Слова Предстоятеля Русской Православной Церкви сви­детельствуют о критической оценке происходящих событий, о стремлении примирить противоборствующие стороны и при­звать к ответственности государственных и политических де­ятелей.

Свою оценку сложившейся трагической обстановке и положению около Белого дома, а также работе телеканалов в эти дни представил митрополит Смоленский и Калининградс­кий Кирилл, который перед заседанием общался с милиционе­рами, стоящими в оцеплении у Белого Дома. Митрополит Ки­рилл сказал о глубочайшей надежде простых людей с обеих сторон на то, что данные переговоры принесут определенные результаты, и снова напомнил присутствующим об ответствен­ности перед страной и ее гражданами.

«Ваше Святейшество, я хотел бы внести положительную ноту в начало этого заседания, учитывая категорическую не­обходимость достижения соглашения сегодня. Конечно, я дол­жен сказать, что вчерашняя передача, особенно первый канал “Останкино”, произвела тяжелое впечатление. Может быть, очень важно видеть финского фермера, который вместе с же­ной и дочерью убирает урожай, благополучно выращенный на своей ферме. Это, видимо, нужно знать нашему народу, как хорошо работают сельские труженики Финляндии. Но если бы в этой передаче было хоть какое-то упоминание о пресс-кон­ференции, данной от Вашего имени, то есть от имени этой ко­миссии, официально, по ее поручению, тогда это можно было бы понять. Но на фоне полного молчания об этой пресс-конфе­ренции, конечно, такая композиция “Новостей” вызывает глу­бочайшее неудовлетворение. Совершенно очевидно, что в та­ком большом государстве, как наше, не все зависит от одного человека, двух или даже трех, и это никоим образом не должно сейчас бросать тень на тех лиц, которые сидят здесь, потому что мы должны нормально начинать работать. Атмосфера дол­жна быть благоприятной настолько, насколько это возможно, потому что, действительно, страна, затаив дыхание, ждет ре­зультатов этих переговоров. Я сейчас вернулся от Белого дома, имел возможность общаться с милиционерами, которые там стоят, с ОМОНом, я видел их лица, слышал их просьбы и даже мольбы. Это были люди, которые стоят в оцеплении, — это наши люди, это наш народ, как и тот народ, который находит­ся в Белом доме. Там стояли точно такие же солдаты. Я видел в форме людей, значит, это были военные, простите, были мили­ционеры, точно такие, как стояли по другую сторону баррика­ды. И вы знаете, в этом весь трагизм нашего сегодняшнего по­ложения. И тут и там наш народ, и тут и там надежды на то, что мы сделаем что-то. И дай Бог, Ваше Святейшество, чтобы под Вашим руководством сегодня мы продвинулись, и я бы хотел призвать обе стороны — отказаться, действительно, от слова­ря и лексикона, который может оскорблять, обижать, оставить это для каких-то других аудиторий, а здесь говорить только исключительно о деле, какие бы чувства у нас на были внутри. Потому что мы собраны для того, чтобы действительно спасти Россию. Сегодня я убедился воочию, как опасно противостоя­ние вокруг Белого дома, Ваше Святейшество. Я благодарю, что Вы благословили меня посетить Белый дом, увидеть это — это важный опыт. Я бы очень хотел, чтобы все то, что было сказа­но, было принято во внимание»13.

В 10 часов участники переговоров подписали програм­му мер, разработанных группой экспертов, по нормализации обстановки вокруг Белого дома. Программа предусматривает: взаимное предоставление информации о планируемых действи­ях и составе вооруженных сил и их вооружений у каждой из сторон; одновременная ликвидация сторонами заграждений вокруг Белого дома; организация совместных мест хранения оружия.

Невероятную сложность психологической атмосферы переговоров, их очень тяжелый и трудный характер, а также последовательное стремление церковных деятелей всеми си­лами предотвратить военный способ разрешения создавшейся ситуации показывают слова Святейшего Патриарха Алексия II. Он сказал: «Очень печально, что наши двухдневные перегово­ры не дали результатов. Давайте подумаем еще о том, какие можно было бы найти пути преодоления этого кризиса. И ког­да мы предложили посредничество Церкви, надеялись, что, когда сядем за стол переговоров друг против друга, найдем в себе и мужество, и силы, думая о судьбе России, думая о на­шем народе, многострадальном народе, дать ему надежду, а не ввести в отчаяние. Если мы прекратим переговоры, потому что они зашли в тупик, — это значит отказаться от всякой надеж­ды. О предложении в отношении того, чтобы начать полити­ческие переговоры, которые приведут впоследствии к сокра­щению вооружений или разъединению военного противостоя­ния, я думаю, что мой опыт уже показал, политические вопро­сы мы не решим. И полагаю, что все мы думали, что, начав с конкретных взрывоопасных вопросов, мы сможем продвинуть­ся и к более серьезным вопросам, вопросам политического ха­рактера, вопросам выборов и так далее»14.

В 15 часов предполагалось подписать график совмест­ного сокращения вооружения сторон и документ, гарантирую­щий безопасность лиц, находящихся в Белом доме. Документ был подписан к концу дня после переговоров, проходивших, по словам митрополита Кирилла, в тяжелой психологической обстановке. Святейший Патриарх Алексий II подвел итоги вто­рого дня переговоров следующими словами: «Были у нас се­годня и драматические минуты, были и минуты согласия и доб­роты. Я думаю, что надо двигаться вперед»15.

Днем 2 октября начались столкновения между сторон­никами оппозиции и ОМОНом на Смоленской площади в Мос­кве. «Митингующие бросают в ОМНОвцев камни, бутылки с зажигательной смесью. Рукопашная схватка, стрельба. Столк­новения длятся несколько часов. Раздаются призывы органи­зовать партизанскую войну против ОМОНа».16

3 октября (третий день переговоров) Святейший Патри­арх Алексий II обратился перед началом заседания к участни­кам переговоров с речью: «Сегодня было большим событием принесение в Богоявленский кафедральный собор чудотвор­ного образа Владимирской Божьей Матери. Люди на коленях, со свечами встречали с огромным подъемом, и мы во время литургии прочитали молитву Святителя Патриарха Тихона, которая была составлена в годину испытаний в 1917 году и читалась в храмах Русской Православной Церкви.

С большим сегодня подъемом прошло богослужение. Богоявленский собор не мог вместить всех желающих, но это было большим символом, знаком, и мы, подобно нашим пред­кам, которые в годину испытаний прибегали именно к помощи и молитве перед этой святыней земли русской и черпали силы, мудрость и мужество в своих испытаниях.

Я готов быть активным участником того процесса, кото­рый мы начали, процесса переговоров и выхода из тупика, во­енного противостояния и решения политических вопросов, которые нам предстоит решить, и подумать вместе сообща о том, что мы можем предложить, как мы можем найти вместе путь к выходу из того тупикового положения, в котором сегод­ня оказалась страна»17.

Ю.М. Воронин от лица депутатов Десятого чрезвычай­ного Съезда обратился к Святейшему Патриарху Алексию II с заявлением. Этот документ показывает, какое большое зна­чение политические деятели придавали миротворческой мис­сии Русской Православной Церкви. «Съезд выражает призна­тельность за шаги Церкви и лично Патриарху по урегулиро­ванию политического кризиса в стране, вызванного государ­ственным переворотом. Съезд также одобрительно оценива­ет предварительные договоренности по нормализации поло­жения вокруг Дома Советов. Необходимость снятия блокады здания, усиления контроля как внутри здания, так и вне его является очевидным.

Вместе с тем Съезд отмечает, что сосредоточения уси­лий миротворческой миссии только на проблеме оружия, ко­торая во многом создана искусственно, сегодня крайне недо­статочно.

Съезд обращается к вам — Патриарху Русской Право­славной Церкви. Помогите решить основную проблему — лик­видировать первопричину сложившейся ситуации вокруг Дома Советов. Поэтому только отмена антиконституционного ука­за, восстановление конституционного строя могут оздоровить обстановку, создать предпосылки для мирного разрешения кри­зиса. Промедление с решением этого вопроса чревато новыми человеческими жертвами»18.

Также в ходе переговоров Святейший Патриарх Алек­сий II сказал, что «призывы Церкви не достигают тех, которые применяют насилие и готовы расширить противостояние и кро­вопролитие за последнее время <…> Озлобленность настоль­ко велика, что они не воспринимают слова, обращенного к ним с призывом решать мирным путем. Но я думаю, что мы долж­ны думать о той модели, какую мы можем предложить для выхода из создавшегося положения и для решения политических вопросов, которые стоят перед нами»19.

3 октября около 16-17 часов дня сторонники Верховно­го Совета захватили здание московской мэрии, попытались штурмом взять телецентр в Останкино20.

В связи с вышеуказанными событиями было принято пре­рвать переговоры до 20 часов. К означенному часу представите­ли противоборствующих сторон в Свято-Данилов монастырь не прибыли. В 20 часов 45 минут представители Русской Право­славной Церкви и Конституционного Суда констатировали факт неявки на переговоры противоборствующих сторон21.

4 октября продолжились вооруженные столкновения сто­ронников и защитников Верховного Совета с военнослужащи­ми и милицией. Во второй половине дня спецподразделения взяли Дом Советов штурмом, к 17 часам арестовали А. Руцко­го и Р. Хасбулатова. В событиях 3-4 октября пострадало 878 человек, из них 145 человек погибло22.

7 октября Москва прощалась с погибшими в ходе собы­тий 3-4 октября. Вместе со всем народом Русская Православ­ная Церковь, следуя христианским заповедям и не различая правых и виноватых, скорбела по многочисленным жертвам трагического противостояния. По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II были соверше­ны заупокойные панихиды в Богоявленском кафедральном со­боре и других храмах.

По какую бы сторону баррикад человек ни находился, Церковь никому не откажет в последнем христианском обря­де, сообщил о решении Московской Патриархии корреспон­денту ИТАР-ТАСС секретарь Епархиального совета Москвы протоиерей Владимир Диваков.

10 октября, в воскресенье, по благословению Святейше­го Патриарха Московского и всея Руси Алексия II заупокой­ные поминовения прошли во всех епархиях Русской Православ­ной Церкви23.

Необходимо отметить активную позицию и внимание к трагическим событиям сентября-октября 1993 года Святейше­го Патриарха Московского и все Руси Алексия II и его ближай­ших помощников. Инициатива Святейшего Патриарха в про­ведении переговоров в Свято-Даниловом монастыре свидетель­ствует о стремлении оказать благотворное влияние на сложив­шуюся конфликтную ситуацию.

Русская Православная Церковь в лице своего Предстоя­теля, других видных иерархов сделала все возможное для пре­дотвращения кровопролития и решения назревшей проблемы мирным путем.

В заключение можно привести слова двух Святейших Патриархов Русской Православной Церкви — почившего Алек­сия II и нынешнего Кирилла о тех трагических события осени 1993 года.

Рождественское послание Патриарха Московского и всея Руси Алексия II архипастырям, пастырям и всем верным чадам Русской Православной Церкви 1994 года: «Политический кризис в России, приобретший особую остроту в последней трети сен­тября, побудил меня возвратиться из США в Москву до заверше­ния программы празднования 200-летия Православия в Америке. Мною и Священным Синодом Русской Православной Церкви было сделано все возможное, включая сложнейшую посредни­ческую миссию, чтобы не допустить братоубийственного крово­пролития. Однако, не прислушавшись к призыву Церкви, люди подняли руку на ближних своих, и в начале октября пролилась невинная кровь множества людей. Мы не перестаем возносить усердные молитвы о всех погибших и страждущих, молитвы об устроении России и призывать к покаянию. Мы повторяем про­никновенные слова молитвы святителя Тихона, Патриарха Все­российского: «Боже Великий и Дивный!.. Утоли шатания и раз­доры в земле нашей, огради нас от гнева, убийства, вражды и зло­бы. да вновь возлюбим друг друга и едино пребудем в Тебе, Господе и Владыке нашем, как повелел и заповедал нам»24.

29 декабря 2009 года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл посетил Российскую академию государ­ственной службы при Президенте Российской Федерации. В актовом зале РАГС Предстоятель выступил перед студентами, преподавателями и приглашенными гостями с докладом на тему взаимоотношений Церкви и государства. Часть выступления была посвящена оценки действий Русской Православной Цер­кви в том политическом противостоянии между законодатель­ной и исполнительной ветвями власти, в котором оказалась наша страна осенью 1993 года.

«Вспоминаю кризисы 1991 и 1993 годов, когда Церкви нужно было реагировать на происходящее в стране. Никакой теоретической базы, никаких Основ социальной концепции Русской Православной Церкви не существовало; не было ни­каких направляющих линий. Опираться на опыт жизни в царс­кое время было невозможно — среди церковных деятелей уже не было никого, кто был связан с тем временем. А советский период сформировал очень специфическую модель церковно­государственных отношений, которая никак не могла быть пе­ренесена в новую Россию.

Реакция Церкви была сдержанной и, может быть, не та­кой динамичной, как того хотело бы наше общество, взбудо­раженное реформами и переменами. Нас нередко упрекали: “А почему вы не такие динамичные, как польские католики? Они поддержали “Солидарность”. А почему вы не хотите вы­ступить против коммунистов? Почему вы не хотите обрушить свой праведный гнев на старую систему? Почему вы такие робкие? Вы должны занять ясную политическую и гражданс­кую позицию”.

Трудно сказать, что было бы, если бы Русская Церковь политизировала свой подход к обществу, к народу, если бы она определила, какие политические группы являются ее едино­мышленниками и союзниками, а какие являются ее противни­ками. Во-первых, это совершенно невозможно с богословской точки зрения, поскольку не за политические взгляды Бог будет судить человека на Страшном суде. Поэтому Церковь, приме­няя сотериологический подход к современной политической ситуации, заняла совершенно другую позицию, о которой вы хорошо знаете: мы не вмешиваемся в политическую борьбу.

Но в то же время Церковь сочла необходимым, не под­держивая ни одну политическую силу — ни власть, ни оппози­цию, — оставить за собой право обращаться к своему народу с ясным нравственным и духовным комментарием на все то, что

происходит в стране»25.

На основе данных слов двух Предстоятелей Русской Пра­вославной Церкви можно сделать четкий и определенный вы­вод о позиции и действиях Русской Православной Церкви в условиях политического противостояния осенью 1993 года в нашем государстве. Церковь, следуя своим каноническим нор­мам и правилам, избрала пастырскую позицию (т.е. позицию неучастия в политической борьбе и отказа от поддержки тех или иных политических взглядов) по отношению и к противо­борствующим политическим силам, и ко всем гражданам Рос­сии. Именно эта позиция способствовала тому, что Русская Церковь не слилась ни с одной из политических сил, не про­возгласила ни одну из сторон своими единомышленниками или противниками, а способствовала всеми имеющимися у нее сред­ствами (воззваниями, обращениями, посреднической миссией) уладить возникший конфликт.

Отношение Русской Православной Церкви к государ­ственной власти и политической деятельности, прошедшее ис­пытание в сложной политической обстановке (каким было осен­нее противостояние 1993 года), было зафиксировано в фунда­ментальном концептуальном документе «Основах социальной концепции Русской Православной Церкви», принятом на Юби­лейном Архиерейском Соборе в августе 2000 года. В нем, час­тности, говорится, что «Церковь, по заповеди Божией, имеет своей задачей проявлять заботу о единстве своих чад, о мире и согласии в обществе, о вовлечении всех его членов в общий созидательный труд. Церковь призвана проповедовать и сози­дать мир со всем внешним для нее миром: “Если возможно с вашей стороны, будьте в мире со всеми людьми» (Рим. 12:18); «Старайтесь иметь мир со всеми” (Евр. 12:14)»26. «Перед ли­цом политических разногласий, противоречий и борьбы Цер­ковь проповедует мир и соработничество людей, придержива­ющихся различных политических взглядов»27. «Неучастие цер­ковной Полноты в политической борьбе, в деятельности поли­тических партий и в предвыборных процессах не означает ее отказа от публичного выражения позиции по общественно зна­чимым вопросам, от представления этой позиции перед лицом органов власти любой страны на любом уровне»28.

Анализируя и оценивая прошедшие события, можно с уверенностью утверждать: позиция Русской Православной Церкви и действия на основе этой позиции явились одним из факторов, которые предотвратили в России новую гражданс­кую войну. Это был огромный миротворческий вклад почти только что обретшей свободу и независимость Русской Право­славной Церкви в созидание общего мира и согласия в россий­ском обществе.

Примечания

  1. Никодим, епископ Далматинский. Православное церковное пра­во. СПб., 1897. С. 677.
  2. Казьмина О. Е. Русская Православная Церковь и новая религиоз­ная ситуация в России. М., 2009. С. 70.
  3. Кирилл, архиеп. Смоленский и Калининградский. Церковь в отно­шении к обществу в условиях перестройки // Журнал Московской Патриархии (далее — ЖМП). 1990, № 2. С. 32.
  4. Обращение Архиерейского Собора Русской Православной Церк­ви // ЖМП, 1992. № 6. С. XIII-XIV.
  5. Москва. Осень-93. Хроника противостояния. М., 1995. С. 231-232.
  6. Цит. по: Москва. Осень-93. С. 253.
  7. Там же. С. 252.
  8. Цит. по: Зевелев А., Павлов Ю. Расколотая власть. М., 1995. С. 53.
  9. Цит. по: Москва. Осень-93. С. 322.
  10. Там же. С. 329.
  11. Зевелев А., Павлов Ю. Расколотая власть. С. 60.
  12. Цит. по: Москва. Осень-93. С. 335.
  13. Цит. по: там же. С. 335-336.
  14. Москва. Осень-93. С. 350.
  15. Цит. по: там же. С. 354.
  16. Зевелев А., Павлов Ю. Расколотая власть. С. 63.
  17. Цит. по: Москва. Осень-93. С. 355.
  18. Цит. по: там же. С.355.
  19. Там же. С. 357.
  20. Зевелев А., Павлов Ю. Расколотая власть. С. 66, 68.
  21. Москва. Осень-93. С. 358.
  22. Гаврилов Б. И. История России. М., 2003. С. 476.
  23. Москва. Осень-93. С. 536.
  24. Рождественское послание Патриарха Московского и всея Руси Алексия II архипастырям, пастырям и всем верным чадам Русской Православной Церкви. // ЖМП, 1994. № 1. С. 4.
  25. Кирилл, Патриарх Московский и всея Руси. Выступление в Рос­сийской академии государственной службы 29 декабря 2009 года // Patriarhia.ru.
  26. Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. М., 2008. С. 78.
  27. Там же. С. 79.
  28. Там же. С. 80.