Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /var/www/vhosts/mospat.ru/httpdocs/church-and-time/wp-content/plugins/hyper-cache-extended/cache.php on line 392
Русское Зарубежье и Церковь: к вопросу о путях выявления документов — Церковь и Время
mospat.ru
Опубликовано в журнале "Церковь и время" № 58


В. Л. Гентшке, И. В. Сабенникова

Русское Зарубежье и Церковь: к вопросу о путях выявления документов

Документы зарубежной архивной Россики1 оказались во многих странах, что объясняется достаточно ранней вовлечен­ностью России в политические и торговые отношения с госу­дарствами Европы и Азии. В то же время значительная часть зарубежной архивной Россики состоит из документов, принад­лежащих лицам, покинувшим Россию в результате военных и политических катаклизмов XX века.

Среди всего массива документов, оказавшихся за рубе­жом, важное место занимают документы Русской Православ­ной Церкви. Например, в собраниях папских архивов (Вати­кан) хранятся славянские богослужебные рукописные книги XII-XVII веков, Бодлеанская библиотека при Оксфордском уни­верситете располагает рукописями церковного содержания XVI-XVIII веков и другими документами, в библиотеке Дуб­линского университета хранятся 12 старославянских и русских рукописей, в том числе «Повесть о Тихвинской иконе Богома­тери (XVII в.)»2. И таких примеров довольно много.

Исследователи, занимающиеся русской эмиграцией XIX- XX веков, проявляют значительный интерес к зарубежной ар­хивной Россике. Русская эмиграция образовала несколько круп­ных диаспор и культурных центров. Наиболее значительные из них находились в Западной Европе (Франция и Германия), в славянских странах (Чехословакия, Югославия, Болгария), в приграничных государствах (Польша, страны Балтии) и на Дальнем Востоке (Китай). Постреволюционная, наиболее мас­совая по численности (1,5-2 млн. человек) волна политичес­ких беженцев из России создала полноценную русскую диас­пору с самостоятельными анклавами в различных регионах (своеобразное русское общество в миниатюре)3. В годы Вто­рой мировой войны и после нее в результате расширения соци­алистической политической системы эмигранты, жившие ра­нее в приграничных с СССР государствах, а также в Чехосло­вакии, Восточной Германии и Китае, вынуждены были вторич­но эмигрировать — главным образом в США и, в меньшей сте­пени, в Австралию. К ним присоединилась и та часть эмигра­ции, которая возникла в ходе Второй мировой войны, так на­зываемые ди-пи (Deplaced Persons, DP, перемещенные лица). Позже в США стали активно переселяться и участники после­дующих эмиграционных волн из России. Неизменно важней­шую роль в жизни Русского зарубежья играла Православная Церковь.

Несмотря на то, что первое поколение русских эмигран­тов смогло в значительной степени противостоять процессу аккультурации принявших их стран, последующие поколения были вовлечены в этот процесс в большей степени. Основыва­ясь на работах современных психологов, изучающих аккуль­турацию мигрантов разных поколений, мы можем констатиро­вать, что данный процесс в отношении русских эмигрантов вто­рого и третьего поколений осуществлялся в виде бикультур­ной интеграции, что проявляется в их самоидентификации как со старой (русской), так и с новой культурой. Это дало воз­можность потомкам русских эмигрантов (второму и третьему поколениям) избежать полной ассимиляции (через отказ от культуры своей этнической группы, прежде всего языка, рели­гии, культурных традиций) и сохранить свое этническое само­сознание. Данный факт подтверждают исследования, проведен­ные на Первом конгрессе соотечественников (август 1991 г., Санкт-Петербург), на который съехались представители трех поколений эмиграции первой волны из США, Австралии и ев­ропейских стран. Большинство из них (56% опрошенных) ощу­щало себя гражданами русского происхождения тех стран, где они проживали в то время; значительная часть (37%, преиму­щественно первое поколение эмигрантов) называла себя «про­сто русскими». Большинство эмигрантов чувствовало себя в России «как дома», но значительная их часть хотя и «могла бы жить здесь», но предпочитала оставить все как есть. Россию 58% опрошенных воспринимают «как историческую родину своих предков», 42% — «как свою настоящую родину». Среди основных причин, способствующих сохранению эмигрантами своей этнической идентичности, большинство назвало принад­лежность к Православной Церкви (77% назвали себя верую­щими), русский язык и внутригрупповое общение со своими соотечественниками. По данным проведенного опроса можно сделать вывод, что из трех регионов, представленных на Конг­рессе соотечественников: США, Австралии и стран Европы, труднее всего адаптация русских эмигрантов проходила в Ев­ропе, где различные этнические пласты были более четко очер­чены, а культурные традиции глубже чем в странах, население которых составлено из эмигрантов: США и Австралии, и в силу этого принуждение к ассимиляции оказывалось более сильным. Стремление противостоять принудительной ассимиляции вы­зывало у эмигрантов психологическое сопротивление данно­му процессу, желание сохранить свою национальную культу­ру, что проявлялось в тенденции отдалиться от культуры до­минирующего этноса той или иной страны путем создания сво­ей системы образования, общественных и культурных органи­заций, периодической печати и других структурных частей Русского зарубежья, что было совершенно не характерно для США, где все этнические группы находились и находятся в одинаковом правовом положении в отношении к государству.

Нельзя не отметить тот факт, что в каждым новом поко­лении русских эмигрантов происходят значительные измене­ния в этническом самосознании: они в меньшей степени, чем их предшественники, ощущают себя русскими, меньше исполь­зуют русский язык для общения, даже в семье с детьми (кото­рые часто уже не говорят по-русски). Однако значительным фактором этнической принадлежности новых поколений эмиг­рантов остается Православная Церковь, прихожанами которой является подавляющее большинство эмигрантов4.

Как отмечают исследователи, становление Православной Церкви в Америке связано с деятельностью Русской духовной миссии, прибывшей в 1794 году в составе 10 человек из Валаам­ского монастыря на остров Кадьяк (Аляска) по приглашению Григория Шелихова, в 1783-1786 годах возглавлявшего экспе­дицию к берегам Америки, во время которой там впервые были основаны русские поселения. Начальником миссии был архи­мандрит Иоасаф (Болотов). Тогда же была построена первая цер­ковь в честь Воскресения Спасителя, и уже за первые два года было крещено 12 тысяч алеутов. В 1840 году для Камчатки, Ку­рильских и Алеутских островов была образована епархия с цен­тром в Ситхе во главе с епископом Иннокентием (Вениамино­вым), будущим митрополитом Московским. К 1867 году, когда Аляска была продана США, Православие было главенствующей религией алеутов и эскимосов. В 1872 году епископская кафед­ра была перенесена в Сан-Франциско. В эти же годы на террито­рии США строятся православные храмы (в Сан-Франциско — 1867 г., в Нью-Йорке — 1870 г.). К 1917 году юрисдикция Рус­ской Православной Церкви распространялась на всю террито­рию США, Канады и Аляски.

До революции миссии Русской Православной Церкви действовали в Китае (с 1715 г.), в Японии (с 1869 г.), в Корее (с 1900 г.). Были храмы в Западной Европе, в основном при по­сольствах. До революции 1917 года за рубежом были 227 рус­ских православных храмов. Из них в Западной Европе — 65, в Америке — 45, в Сирии и Палестине — 40, в Китае — 30 и т.д. Революция и последовавшие за ней катаклизмы не только уве­личили количество приходов, но и кардинально изменили роль и место Русской Православной Церкви за пределами России, а также канонические основы ее существования за границей. Гражданская война, изменение границ, эмиграция (вместе с паствой за рубежом оказались многие православные священ­ники и архипастыри), отсутствие постоянной связи с Патриар­хом и Священным Синодом в Москве повлекли за собой цер­ковные разделения и изменения юрисдикционной принадлеж­ности многих епархий и приходов5.

Сегодня, после подписания в 2007 году Акта о канони­ческом общении, Русская Православная Церковь Заграницей является самоуправляемой частью Поместной Русской Право­славной Церкви.

За долгие годы существования и деятельности Русской Православной Церкви Заграницей (далее РПЦЗ) было накоп­лено значительное количество различных документов, которые представляют огромный интерес для исследователей. Часть архивов в силу ряда обстоятельств была передана СССР. Сре­ди них — архив Архиерейского Синода РПЦЗ, который хра­нился в резиденции Синода в Сремских Карловцах (Югосла­вия) и был вывезен немцами в 1941 году в Германию. В 1945 году он был возвращен СССР и засекречен. Доступ к нему был открыт только в 1988 году6.

В СССР история Русской Православной Церкви Загра­ницей, в том числе и ее документальное наследие, в силу ряда причин практически не изучалась7. В последние десятилетия, особенно после распада СССР, активизировалось изучение Русского зарубежья, зарубежной архивной Россики8. И сегод­ня на общем фоне всплеска интереса к теме архивов Русского зарубежья изучению истории РПЦЗ и ее архивного наследия пока еще, на наш взгляд уделяется недостаточное внимание.

Особенности формирования основных центров русской эмиграции оказали влияние на состав и функционирование ар­хивов Русского зарубежья, а также последующую динамику их использования и изучения. Многочисленность источников за­рубежной архивной Россики, находящихся в архивах, библио­теках, музейных и частных коллекциях различных стран мира, позволяет говорить о географии зарубежной архивной Росси­ки и о специфике «архивных материков» Русского зарубежья.

История основных эмигрантских архивов реконструиру­ется по воспоминаниям представителей эмиграции. Они ука­зывают на существование следующих основных архивов: Праж­ского архива (РЗИА), архива Бахметева, архива Б. Николаевс­кого, архива Парижского Земгора, Дальневосточного архива — и дают им сравнительную характеристику. Свидетельства эмиг­рантов позднего периода в этом отношении особенно ценны, поскольку позволяют раскрыть неформальную историю воз­никновения архивов и перемещения архивных документов из одних стран в другие. Передача Пражского архива в СССР в1945-1946 годах рассматривалась как крупнейшее поражение русской эмиграции, заставляющее искать новые, более надеж­ные центры хранения архивной документации. В связи с этим шло обсуждение правового статуса, финансового положения и реального управления ряда архивных центров, например, Бах- метевского и Николаевского. Главным в ходе этого обсужде­ния был вопрос о сохранении секретности архивов (обеспече­ние срока давности хранения), предотвращении неконтроли­руемых (чисто коммерческих) публикаций закрытых личных документов. Русские эмигрантские архивы, большая часть ко­торых находилась в европейских странах, сильно пострадали в период Второй мировой войны: некоторые из них были рекви­зированы немецкими оккупационными властями (например, ар­хив редакции газеты «Последние новости» и Тургеневская биб­лиотека, личные архивы П.Н. Милюкова, И.И. Фондомирского, значительная часть архива Б.И. Николаевского и др.), другие были уничтожены или утеряны при бомбежках, эвакуациях и других обстоятельств военного и послевоенного времени.

Большевистское руководство предпринимало системати­ческие попытки захватить архивы оппозиционных партий и движений. В этом отношении особенно характерны конфиска­ции архивов политических партий и их лидеров сразу после Октябрьской революции и в ходе Гражданской войны. Подоб­ная тенденция прослеживается и в отношении архивов оппози­ционных групп внутри партии (характерный пример — борьба вокруг архива Троцкого). Интерес к документам эмигрантских архивов сохранялся все время, а обращение к их информации стало испытанным средством политической борьбы. Сдавая документы в Русский заграничный исторический архив, эмиг­ранты ставили основным условием гарантию секретности — обеспечение срока давности хранения документов, имея в виду, что раскрытие их информации может представлять угрозу для людей, живших в СССР. «Как Вам известно, — писала Е.Д. Куско­ва М.А. Алданову, — наши чемоданы попали к Сталину (выда­ча Пражского архива). На двух моих с С.Н. (Прокоповичем. —

  1. Г., И.С.) чемоданах была наклейка: не печатать 25 лет. Если не ошибаюсь, такая же наклейка была сделана на чемоданах
  2. В. Паниной и Астрова. На ключах, сданных нами в Минис­терство] иностр[анных] дел (чешское) была такая же надпись. Когда был жив еще Изюмов, он писал мне, что ему точно изве­стно, что именно эти материалы подаются в особых докладах Сталину. Согласитесь, что это подлость безмерная. Между про­чим, в этих чемоданах было около 200 писем П.Н. Милюкова, много писем Савинкова, Керенского, Маклакова и т.д. Ко всем ним я сделала комментарий: при каких обстоятельствах эти письма были написаны. Копий этих писем у меня нет. Но там же были заметки — воспоминания о наиболее драматических минутах Временного правительства. Многое ведь совершалось в нашей личной квартире»9.

Острота вопроса изучения архивного наследия эмигра­ции сегодня определяется рядом моментов, но прежде всего возможностью предъявления претензий на возвращение архи­вных документов в страну их происхождения. Находящиеся за рубежом архивные материалы в настоящее время раздроблены на части между многими зарубежными архивными фондами и коллекциями, находятся в государственных, общественных или частных хранилищах, поэтому для исследователей особенно важно выявление всех мест современного хранения этих доку­ментов, с целью дальнейшего воссоздания целостности архи­вных фондов, включая и ту часть, которая хранится в отече­ственных архивохранилищах, в той или иной форме (путем возвращения, обмена или копирования документов или, может быть, объединения их в какой либо виртуальной форме, на­пример, электронного архива). Помимо выявления самих до­кументов по различным источникам информации, желательно описание или аннотирование фондов или коллекций, в состав которых они входят. Важным элементом такого описания яв­ляется информация о настоящем и предшествующем местах хранения, с учетом исторического контекста, в котором эти до­кументы были созданы. Наличие наиболее полной информа­ции о современном местонахождение архивной Россики позво­лит определить возможности реституции, обмена оригинала­ми или копиями этих документов.

Кроме того, знание о документах, хранящихся в различ­ных зарубежных архивах, библиотеках, музеях, частных кол­лекциях, дает возможность исследователям воссоздать целост­ную историческую картину наиболее драматических периодов российской истории на основе полноценной документальной базы, отражающей тот или иной период истории России.

Назовем наиболее крупные архивохранилища, содержа­щие документы Русского зарубежья:

Русский архив Бразертоиской библиотеки универси­тета города Лидса (Brotherton Library, University of Leeds), Великобритания, основанный в 1982 году. Он включает в себя около 500 собраний рукописей, фотографий и других архивных материалов, печатные издания по русской истории, литературе и культуре, а также англо-русским контактам в XIX и XX веков.

Архив Международного института социальной исто­рии (International Institute of Social History Archives), Амстер­дам, Нидерланды. Институт, официально открытый в 1935 году занимается сбором и изучением документов по истории обще­ственных движений.

Архив Гуверовского института войны, революции и мира при Стэнфордском университете (Hoover Institution on War, Revolution and Peace, Stanford University) — политическо­го исследовательского центра в США, в системе университета Стэнфорда. Он основан в 1919 году Гербертом Гувером как библиотека материалов периода Первой мировой войны. Биб­лиотека превратилась в крупный исследовательский центр и после Второй мировой войны стала одним из крупнейших за­рубежных хранилищ документов по истории России периода Первой мировой войны и революции. Здесь хранится пример­но 50 млн. документов, из них 12,5 млн. — на славянских язы­ках. Подавляющая часть русских коллекций была доверена Гу- веровскому институту эмигрантами.

Бахметевский архив российской и восточноевропейской истории и культуры при Колумбийском университете (Bakhmeteff Archive of Russian and East European History and Culture, Columbia University) созданный в 1951 году по инициативе быв­шего посла Временного правительства в Вашингтоне профессора Инженерной школы Колумбийского университета Б.А. Бахмете- ва для хранения документов из России и Восточной Европы. Он является вторым по объему (после Гуверовского института) хра­нилищем российских документов за пределами России.

Использование архивных источников по зарубежной ар­хивной Россике, в том числе документов РПЦЗ, зависит от ряда факторов. Во-первых, это объем документов российского про­исхождения в хранилищах тех или иных стран, что во многом определяется численностью и активностью российских диаспор в них, историей их формирования и развития, активностью дея­тельности Церкви. Во-вторых, доступность этих источников для исследователей. Здесь надо говорить не только о возможности доступа к архивному источнику, но и о знании языков, что осо­бенно актуально для ряда стран Азии, таких как Китай, Япония. Кроме того, использованию архивных документов способству­ет и наличие подробных справочников, каталогов, путеводите­лей, доступных широкому кругу исследователей. И наконец, немаловажным фактором, влияющим на количество публикаций, является наличие копий документов в отечественных архивах10. Кроме того продолжается процесс передачи самих документов по Зарубежной архивной Россике нашей стране, что делает их более доступными для российских исследователей.11

Поиск архивных документов российского происхожде­ния в зарубежных архивах осуществляется по разным направ­лениям. Среди них — выявление необходимой информации по справочникам, каталогам и путеводителям различных архивох­ранилищ, музеев, частных коллекций, по отечественной и за­рубежной историографии, библиографическим изданиям и справочной литературе, по материалам архивных выставок, ин­тернет сайтов и т.д. В последние годы все большие возможно­сти предоставляет Интернет. Многие архивы, музеи имеют свои сайты, на которых зачастую размещают описи коллекций (прав­да, в основном неполные), выставки документов и т.д.12

Наиболее полную информацию современный исследова­тель может почерпнуть из опубликованных по основным ар­хивам, архивным коллекциям, музеям справочников, путево­дителей и каталогов, которые предоставляют информацию о составе содержащихся в них российских документов, в том чис­ле и информацию по документам, связанным с РПЦЗ. К сожа­лению, ряд собраний, в основном более мелких, еще даже не систематизирован и не описан13.

Часть таких путеводителей, каталогов опубликована, но большинство изданий имеются только на языке оригинала, и лишь некоторые переведены на русский язык. Так, опублико­ван перевод на русский язык описи архивного фонда Импера­торского Александровского лицея (Брюссель, Королевский музей армии)14. В ней, в частности, указывается, что среди до­кументов фонда числятся «Программа истории Христианской Православной Церкви (курс III класса)» и ряд учебников по истории Православия15.

Менее доступны в силу ряда причин для российских ис­следователей, хотя и весьма интересны, следующие издания:

Описание библиотеки, архива и Музея Общества офице­ров Российского Императорского флота в Америке;

Grant S.A., Brown J.H. The Russian Empire and the Soviet Union: a Guide to Manuscripts and Archival Materials in the United States (Грант C.A., Браун Дж. Г. Российская империя и Совет­ский Союз: путеводитель по рукописным и архивным матери­алам в США);

Ledenham C. Guide to the Collections of the Hoover Institution Archives relating to Imperial Russia, the Russian Revolution, the Civil War and the First Emigration (Лиденхем К. Путеводитель по фондам архива Гуверовского института вой­ны, революции и мира, относящимся к истории царской Рос­сии, русской революции, Гражданской войны и эмиграции пер­вой волны.);

Hartley J.M. Guide to Documents and Manuscripts in the United Kingdom Relating to Russia and the Soviet Union (Хартли Дж. М. Путеводитель по документам и рукописям о связях Соединенного Королевства с Россией и Советским союзом);

Hartley Janet M. Guide to Documents and Manuscripts in the Irish Republic Relating to Russia and the Soviet Union (Харт­ли Дж. М. Путеводитель по документам и рукописям о связях Ирландской Республики с Россией и Советским союзом);

Russia in the Twentieth Century. The Catalog of the Bakhmeteff Archive of Russian and East European History and Culture (Россия в XX веке. Каталог Бахметевского архива рос­сийской и восточноевропейской истории и культуры. Библио­тека редких книг и рукописей Колумбийского университета);

Документы по истории Православной Церкви на Бела­руси XVIII-XX веков и др.16

Ознакомление с перечисленными изданиями позволяет выявить наличие документов, относящихся к зарубежной ар­хивной Россике, в частности Русской Православной Церкви в крупнейших архивохранилищах той или иной страны, в том или ином архивном фонде. Однако важно отметить, что как количественная, так и качественная характеристика выявлен­ных в процессе изучения и перевода того или иного справоч­ника, каталога материалов зарубежной архивной Россики представляет достаточно сложную задачу. Это связано в пер­вую очередь с отличиями на теоретико-методологическом уровне российского архивного дела от архивного дела ряда стран мира. Например, в США отсутствует базовое понятие российского архивоведения «архивный фонд». Кроме того, зачастую ситуация усложняется тем, что из переводимого тек­ста вообще трудно понять, представляют ли характеризуемые в конкретной статье материалы лица или учреждения отдель­ную «архивную группу» или входят в состав более крупной архивной единицы. Количественная же характеристика на уровне единицы хранения (дела) или отдельного документа весьма проблематична, т.к., в каждом конкретном случае объем материалов дается в разных единицах (папка, том, ко­робка, фут, документ и т.п.).

Познакомимся с некоторыми справочниками. При их изу­чении рассматривались записи, относящиеся как к документам, созданным на территории России и впоследствии вывезенным за рубеж, так и к документам, составленным за рубежом. Это те документы, которые созданы действовавшими за пределами нашей страны подразделениями и представительствами внут­ренних ведомств, а также нашими соотечественниками и их объединениями, организациями и т.п.

Справочник «Steven A. Grant and John M. Brown. The Russian Empire and the Soviet Union — A Guide to Manuscripts and Archival Materials in the United States», изданный в Бостоне, содержит информацию о рукописных и архивных хранилищах штатов Алабама, Аляска и Калифорния.

В конце разделов справочника, посвященных конкрет­ному архивохранилищу, во многих случаях содержится указа­ние на имеющийся в архиве внутренний или опубликованный научно-справочный аппарат. Это, в свою очередь, позволяет выйти на некоторые опубликованные справочники по истории России в конкретных архивах. Например, это изданные на анг­лийском языке «Предварительный обзор документов из архи­вов Русской Православной Церкви на Аляске (Боулдер, Коло­радо; Объединенная Комиссия западных штатов по высшему образованию, 1974).» Автор — Барбара Свитленд Смит (для ар­хива Пастырской школы святого Германа) и «Путеводитель по русскому наследию» (Juneau, 1971) Государственной истори­ческой библиотеки Аляски».

Содержание справочника показывает, что в семи архи­вохранилищах Аляски хранится восемь архивных групп доку­ментов, относящихся к зарубежной архивной Россике, кроме того, материалы по теме содержатся в составе шести других архивных групп. Больше всего документов по данной теме хра­нится в подразделениях университета Аляски в Фэйрбэнке (цен­тре местных языков Аляски и университетском архиве, а так­же в рукописных коллекциях). Они представлены как материа­лами учреждений (например, Российская Американская ком­пания), так и личными архивными «фондами».

Как свидетельствуют материалы справочника, в архи­вных собраниях Аляски объемно представлена история Рус­ской Православной Церкви, и это закономерно, поскольку имен­но Церковь и ее миссии являлись одной из ведущих сил в коло­низационных процессах, которые вели русские на данных тер­риториях. Материалы по РПЦ содержатся практически во всех приводимых авторами справочника хранилищах Аляски. Так, Пастырская школа святого Германа в Кодьяке хранит так на­зываемый Архив РПЦ на Аляске, который на самом деле пред­ставляет собой коллекцию из нескольких сотен документов, редких книг и периодических изданий, собранную в последние десятилетия в основном в приходских церквях Аляски. К ста­тье о данном документальном комплексе прилагаются опреде­ления наиболее часто встречающихся в нем разновидностей церковной документации с иллюстрацией конкретными при­мерами. Кроме того, в трех архивохранилищах находятся ар­хивные материалы известного миссионера Северной Америки священника Иоанна Попова-Вениаминова (впоследствии — митрополит Московский Иннокентий).

Количество документов по названной теме, содержащих­ся в 37 архивохранилищах Калифорнии, как отмечено в спра­вочнике, в разы превосходит совокупность аналогичных доку­ментов на Аляске. Здесь наиболее крупными хранилищами яв­ляются архив Гуверовского института войны, революции и мира Стэнфордского университета (до 1000 архивных групп) и Му­зей русской культуры в Сан-Франциско (свыше 100 архивных групп)17. Большую часть выявленных по данным хранилищам материалов составляют документы, связанные с жизнью и дея­тельностью участников Белого движения и эмиграции, в ос­новном это мемуары участников событий, отражающие дея­тельность лидеров Белого движения.

Поскольку проблема значения и состава этих двух хра­нилищ неоднократно освещалась в современной отечествен­ной историографии, мы не будем в ограниченном по объему материале давать им развернутую характеристику. История Российской Православной Церкви представлена не только зна­чительным количеством документов практически во всех круп­ных архивохранилищах Калифорнии, но и архивами русского Покровского храма в Лос-Анджелесе, Сан-Франциской епар­хии Православной Церкви в Америке и частной коллекцией видного церковного деятеля Русского зарубежья архиеписко­па Иоанна (Шаховского) в Санта-Барбаре.

Рассмотрим каталог Бахметьевского архива «Russia in the Twentieth Century. The Catalog of the Bakhmeteff Archive of Russian and East European History and Culture».

Основные статьи каталога расположены в алфавитном порядке наименований фондов. В большинстве случаев статьи озаглавлены по фамилиям фондообразователей, в некоторых случаях по названиям организаций и учреждений. Для всех кириллических имен дается транслитерация. Каждая статья каталога содержит следующую информацию: название фонда, годы жизни фондообразователей — частных лиц, объем фонда и его крайние даты, существующие ограничения доступа, био­графическая или историческая справка о частном лице или уч­реждении, описание состава фонда.

Детальное описание состава фонда включает указание видов документов, их тематики, фамилии корреспондентов и авторов. На основе этой информации были составлены имен­ной и предметный указатели. Небольшая часть статей, вклю­ченных в каталог, не имеет исторической справки.

В каталоге также имеются указания об ограничениях, касающихся возможностей пользования тем или иным фондом, если они имеются.

Как пример приведем перевод текста статьи каталога, посвященной митрополиту Евлогию:

ЕВЛОГИЙ, МИТРОПОЛИТ, 1868-1946 гг.

Мемуары, ок. 1940-1948 гг.

9 ед. хр. (1 коробка).

В миру Василий Георгиевский. До революции Евлогий был епископом Люблинским, архиепископом Холмским и ар­хиепископом Волынским, затем стал одним из деятелей Рус­ской Православной Церкви в эмиграции.

Состав фонда: мемуары Евлогия о своей жизни с детства до 1930-х гг. Они были опубликованы в несколько сокращен­ном виде под заглавием «Путь моей жизни» (Париж, 1947). В их машинописном тексте имеется много правок и примечаний, сделанных рукой самого Евлогия. Имеются также рецензии на книгу.

Документы, касающиеся РПЦЗ, выявлены в ряде статей каталога. Познакомимся с некоторыми из них (в алфавитном порядке приводятся выдержки из ряда статей каталога, имею­щие отношение к избранной теме).

АНДРЕЕВСКИЙ ВЛАДИМИР МИХАЙЛОВИЧ, род. В 1885. Документы за 1885-1954 гг. Около 300 ед. хр. (2 короб­ки). В царской России был чиновником в Тамбовской губер­нии, а затем членом Государственного Совета.

В составе фонда печатные материалы, касающиеся Пра­вославной Церкви в эмиграции.

АРСЕНЬЕВ НИКОЛАЙ СЕРГЕЕВИЧ, 1888-1977 гг. До­кументы за 1950-1965 гг. Ок. 125 ед. хр. (2 коробки). Русский православный богослов, проповедовавший в России в 1914­1920 гг., затем в Германии, Польше, Франции, а с 1948 г. в Пра­вославной духовной семинарии св. Владимира в Нью-Йорке.

В составе фонда: рукописи, фотографии и печатные ма­териалы Арсеньева. В фонде содержатся преимущественно рукописи Арсеньева по богословским вопросам.

БАРК ПЕТР ЛЬВОВИЧ, 1869-1937 гг. Документы, 1914­1937 гг. Ок. 1000 ед. хр. (4 коробки). Поступил на государствен­ную службу в 1892 г. и в 1914-1917 гг. был последним мини­стром финансов Российской империи. После революции 1917 г. он жил в Англии, где стал управляющим директором Англо- Интернешнл Бэнк и был посвящен в рыцари в 1935 г.

Описанные материалы этого фонда включают письма митрополита Евлогия и др.

БЕННИНГСЕН АДАМ П., граф, 1885?-ок. 1950 гг. До­кументы, 1919-1957 гг. Ок. 110 ед. хр. (1 коробка).

В фонде имеются две рукописи по богословской тематике.

БЕРДЯЕВ НИКОЛАЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ, 1874-1948 гг. Письма, 1923-1947 гг. 216 ед. хр. (1 коробка). Николай А. Бердяев — философ, богослов и историк.

Состав фонда: собрание писем Николаю А. Бердяеву. Среди корреспондентов многие видные эмигранты, деятели в области литературы, философии и богословия.

БУРИАН СТЕПАН ИВАНОВИЧ. Документы, ок. 1950­1974 гг. Ок. 100 ед. хр. (1 коробка).

Состав фонда: переписка и рукописи мемуарного и рели­гиозного характера и газетные вырезки. Имеется одно письмо от Дмитрия Шаховского (епископа Иоанна Сан-Францисского).

ГРИНЧЕНКО Л.А., род. в 1898. Рукописи, ок. 1930 г. 19 ед. хр. Был студентом Богословского института Св. Сергия в Париже. Он вернулся в СССР после Второй мировой войны и преподавал в Казанской духовной семинарии.

Состав фонда: мемуары, посвященные главным образом религиозным и национальным проблемам.

ДОМАШКЕВИЧ МАРГАРИТА ОСКАРОВНА, род. В 1894 г. Документы, ок. 1948-1974 гг. 9 ед. хр. (1 коробка). Иног­да печаталась под девичей фамилией Гильд.

В составе фонда экземпляр журнала «Православная Русь» с опубликованным стихотворением Домашкевич.

ЕФРЕМОВ ИВАН НИКОЛАЕВИЧ, род. в 1866 г. Доку­менты, ок. 1917-1936 гг. 29 ед. хр. В 1917 г. был министром со­циального обеспечения во Временном правительстве, затем ра­ботал в парижском отделении Фонда Карнеги за международ­ное развитие.

В составе фонда записки и газетные вырезки о попытках организовать сближение Русской Православной, Католической и Англиканской Церквей.

ИЛЬЯТТТЕВИЧ НИНА ЕВСТАФЬЕВНА, 1891-1975 гг. Документы, ок. 1900-1975 гг. 67 ед. хр. (1 коробка). Дочь рус­ского православного священника Е. Калисского, имевшего при­ход в Литве.

Состав фонда: имеется переписка, рукопись, фотографии и печатные материалы. Имеются письма иерархов Русской Православной Церкви из республик Советской Прибалтики, фотографии иерархов Русской Православной Церкви из Совет­ской Литвы.

КАМЕНСКИЙ ВАСИЛИЙ МИХАЙЛОВИЧ. Документы,

1913-                  1977 гг. Ок. 1500 ед. хр. (5 коробок; 1 нестандартное дело). Преподаватель Святотихоновской Богословской семинарии в Пенсильвании.

КЛЮЖИН ВАСИЛИЙ МИХАЙЛОВИЧ, род. в 1892 г. Мемуары, 1968-1976 гг. 5 ед. хр.

Состав фонда: рукописные мемуары (15 с.), посвящен­ные жизни в дореволюционной России и Православной Церк­ви в Австралии. Имеется также несколько открытых писем и брошюра о Церкви.

КОЛЕМИН ЮРИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ, ок. 1876-1958 гг. Документы, ок. 1872-1958 гг. Ок. 300 ед. хр. (1 коробка). Чиновник Министерства иностранных дел, известный работа­ми и лекциями по религиозной тематике.

Состав фонда: переписка, рукописи, печатные материа­лы. Имеются рукописи Колемина по религиозной тематике.

ФЕДОТОВ ГЕОРГИЙ ПЕТРОВИЧ, 1886-1951 гг. Доку­менты, ок. 1907-1957 гг. Ок. 1300 ед. хр. (9 коробок). Церков­ный историк и писатель, преподававший во Франции и США.

Состав фонда: переписка, рукописи, записи и печатные материалы. Среди рукописей имеются статьи и лекции Федо­това, черновик сделанного им перевода Псалтыри на русский язык. Среди печатных материалов — гранки многих статей Федотова. Имеются тематические дела, посвященные Николаю А. Бердяеву и конфликту в Богословском институте в конце 1930-х гг.

ФЕДЧЕНКО МАРИЯ ВАСИЛЬЕВНА, род. в 1880 г. До­кументы, ок. 1911-1960 гг. 6 ед. хр.

Состав фонда: мемуары, посвященные архиепископу Полтавскому Феофану, и др.

ФРАНК СЕМЕН ЛЮДВИГОВИЧ, 1877-1950 гг. Доку­менты, 1898-1975 гг. Ок. 3700 ед. хр. (19 коробок и 1 нестан­дартное дело). Философ и богослов.

Состав фонда: переписка, рукописи, записи, документы, фотографии и печатные материалы Франка. Среди его коррес­пондентов были Николай А. Бердяев, Сергей Н. Булгаков, Геор­гий В. Флоровский, Николай О. Лосский, Федор А. Степун и др. Имеются рукописи работ Франка. Среди печатных работ — при­надлежавшая Франку Библия и гранки его статей.

ХАРКЕВИЧ АДРИАН КСЕОФОНТОВИЧ. Мемуары, ок. 1927-1956 гг. 7 ед. хр. Певчий в русской православной церкви во Флоренции.

Состав фонда: машинописные мемуары, посвященные преимущественно периоду 1903-1941 гг. Имеются также копии писем и рукописей, главным образом религиозной тематики.

ХОРОМАНСКИЙ ВЛАДИМИР ВЕНЕДИКТОВИЧ, род. 1889 г. Документы, 1904-1971 гг. 56 ед. хр. Офицер царской и Белой армий. В 1930-е гг. был генеральным секретарем Рус­ского трудового христианского движения.

Состав фонда: рукописи и мемуары Хороманского. Имеется тематическое дело Русского трудового христианского движения.

ЧЕКАН АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ. Документы, ок. 1926-1938 гг. Ок. 2500 ед. хр. (6 коробок). Архиепископ Рус­ской Православной Церкви в Париже и президент Объединения русских, окончивших высшие учебные заведения (ОРОВУЗ).

В фонде имеются архивы ОРОВУЗа, обширная перепис­ка, несколько рукописей.

Состав фонда: рукописи, переписка, фотографии, печат­ные материалы. Каталогизированная корреспонденция вклю­чает 2 письма Георгия В. Флоровского. Среди рукописей име­ются 663-страничные мемуары, посвященные главным обра­зом Православной Церкви в Америке в 1950-е и 1960-е гг. Пе­чатные материалы, многие из которых приложены к мемуарам, в основном касаются православных организаций в США.

Ознакомившись со статьями каталога, можно отметить, что фонды архива отличаются как по объему, так и по составу материалов, представленных в них.

Кроме того, в каталоге имеются указания на документы не имеющие непосредственное отношение к РПЦЗ, но так или иначе связанные с религиозной тематикой. Например, статья каталога, посвященная И.В. Каргель, предположительно являв­шимся руководителем баптистской общины в СССР в 1920-е гг. В составе фонда имеются лекции, читанные на библейских курсах в Ленинграде в 1924-1927 годах.

Таким образом, если говорить о глубине и полноте ха­рактеристики выявленных материалов, то в справочниках, ка­талогах, помимо наименования группы и материалов и сведе­ний о месте их хранения, зачастую дается краткая историчес­кая справка об авторе материалов (учреждении, лице, семье и т.п.), хронологические рамки его деятельности, аннотация са­мих архивных материалов, как правило, с приведением заго­ловков наиболее важных документов (мемуаров, исследований т.п.). Кроме того, каждая описательная статья в большинстве случаев содержит информацию об объеме описываемых мате­риалов.

Выявленные в процессе изучения и перевода путеводи­телей, каталогов, справочников сведения позволяют судить об огромном информационном потенциале зарубежных архивов, в первую очередь архивов США по проблеме зарубежной ар­хивной Россики, что говорит о настоятельной необходимости продолжения работы с ними.

Как видно из приведенного выше далеко не полного об­зора путеводителей по Россике в архивах Европы и США, до­кументы этих архивов содержат очень ценную информацию по истории России, российской эмиграции, Православной Цер­кви, что делает крайне актуальным их дальнейшее изучение российскими историками и введение в научный оборот.

Другим направлением выявления информации о место­нахождении документов, касающихся жизни и деятельности Русской Православной Церкви, хранящихся в разных странах мира является анализ публикаций, в том числе периодики. В них зачастую анализируются фонды различных архивов, да­ются конкретные указания на местонахождение тех или иных документов.

Так, в книге А.В. Попова «Российское православное за­рубежье»18 в главе, рассказывающей об архивном наследии российского православного зарубежья, анализируется и ряд архивов, находящихся вне пределов России. Подробно сооб­щается об архиве Американской Православной Церкви, о мес­те его хранения, о материалах, имеющихся в нем. Автор отме­чает, что документы архива отражают прежде всего админист­ративную деятельность Церкви, ее учреждений, епархий, при­ходов, взаимоотношения с другими Православными Церква­ми, в первую очередь с Русской Православной Церковью Мос­ковского Патриархата. Документы архива позволяют просле­дить историю развития Американской Православной Церкви от Духовной миссии до Автокефальной Церкви, познакомить­ся с личными фондами духовенства — митрополитов Леонтия, Иринея, архиепископа Иоанна Чикагского, и мирян. Далее ав­тор приводит систематизацию документов этого архива.

Статья И.В. Волковой, рассказывающая о Русском музее в Сан-Франциско, знакомит с истории его создания, деятель­ностью, составом фондов этого уникального собрания. В част­ности, она указывает, что деятельность российского духовен­ства за рубежом отражена в документах представителей Церк­ви: священника Иннокентия Серышева, протоиерея Александ­ра Самойловича, протоиерея Давида Чубова и др. В них отра­жена роль Православной Церкви в жизни русских эмигрантов, ее помощь в расселении перемещенных лиц после Второй миро­вой войны. Об одной из первых русских православных обителей США, ныне действующей Богородице-Владимирской женской обители, рассказывают документы игуменьи Ариадны19.

В статях, посвященных конкретным вопросам, авторы, указывая использованные источники, приводят не только на­звания архивов, но и дают развернутые ссылки.

Так, в статье Р.Б. Бутовой «Паломничества членов царс­кой семьи в контексте русской дипломатии на Ближнем Восто­ке», содержится информация о Русской духовной миссии в Святой Земле, Палестинском комитете и Русском обществе пароходства и торговли, занимавшемся перевозкой русских паломников из Одессы в Яффу. Ознакомившись со статьей, можно увидеть, что автор использовал архив Русской духов­ной миссии в Иерусалиме: переписку императрицы Марии Александровны с начальниками РДМ епископом Кириллом, ар­химандритом Леонидом и архимандритом Антонином (д. 461); переписку отца Антонина с цесаревичем Николаем Александ­ровичем и князем В. Барятинским (п. 69, д. 1442)20.

Статья А. Гаврилина «Латвийское православное духовен­ство на территории Германии в 1945-1949 годах» рассказыва­ет о судьбах православных священнослужителей, покинувших территорию Латвии вместе с отступавшими немецко-фашист­скими войсками, о насильственной репатриации перемещен­ных лиц, о православных священниках, служивших в лагерях для перемещенных лиц, об открытии там приходов, об органи­зации работы Латвийской Православной Церкви в эмиграции, о епископе Иоанне (Гарклавсе). Автор сообщает читателю не только названия использованных архива и фонда — архив Аме­риканской Православной Церкви, фонд архиепископа Иоанна (Гарклавса), но также названия дел и документов21.

Для получения общей картины нами были проанализиро­ваны публикации за период с 2005 по 2011 год из российских жур­налов «Библиография», «Вестник архивиста», «Вестник Москов­ского государственного университета», «Вестник Санкт-Петербур­гского университета», «Военно-исторический архив», «Восточный архив», «Журнал Московской Патриархии», «История государ­ства и права», «Клио», «Новая и новейшая история», «Отечествен­ные архивы», «Российская история», «Славяноведение», «Церковь и время», а также сериальных изданий «Берега: Информационно­аналитический сборник о русском зарубежье», «Диаспора: Новые материалы», «Нансеновские чтения», «Проблемы истории Русско­го зарубежья: материалы и исследования». Изучались только те статьи, которые базировались на фондах архивов, расположенных за границами России. Те статьи, авторы которых использовали документы, переданные в архивы России как в оригиналах, так и в копиях, не рассматривались.

Эти публикации включают в себя документы, статьи, посвященные истории деятельности Русской Православной Церкви в разных странах мира, истории отдельных приходов, церковных архивов, библиотек, судьбам церковнослужителей, их общению с паствой, деятельности по сохранению отечествен­ной культуры и т.п.

О накоплении определенного массива информации сви­детельствует и появление публикаций, содержащих библиогра­фические указатели, в том числе и аннотированные, материа­лов биобиблиографических словарей, опубликованных также и в периодической печати22. М.: РОССПЭН, 2003-2006]; Игумен Ростислав (Ко- лупаев) Русские в Марокко: Материалы для биобиблиографического словаря // Берега: информационно-аналитический сборник о русском зарубежье. СПб., 2005. Вып. 4. С. 14-22; Коростелев О.А. Задачи, невыполнимые в одиночку (информационная база для изучения рус­ского зарубежья) // Вестник Архивиста. 2005. № 1(85). С. 154-163; Сабенникова И.В. Библиография «Зарубежная архивная Россика» // Вестник архивиста. 2006. № 4-5(94-95). С. 236-265; Бекжанова Н.В., Волкова Н.А., Сидоренко Н.А. «Мы вместе вновь…» Выборочный список литературы на русском языке за 1996-2006 гг. о музейных собраниях, частных коллекциях и выставках русского зарубежья // Берега: информационно-аналитический сборник о русском зарубе­жье. СПб., 2007. Вып. 8. С. 72-83; Корнилов А.А. История русского зарубежья в публикациях серии «Материалы к истории русской по­литической эмиграции» // Библиография. 2007. № 6. С. 122-127; По­пов А.В. Российское православие за рубежом: Библиографический указатель литературы и источников: 1918-2006 гг. М., 2007. — 630 с. (Материалы к истории русской политической эмиграции, вып. 12); Гентшке В.Л., Сабенникова И.В., Ловцов А.С. Источники по русско­му зарубежью. Аннотированный указатель публикаций из отечествен­ных журналов и продолжающихся изданий. 2005-2008 гг. // Вестник архивиста. 2010. № 1(109). С. 193-210; Гентшке В.Л., Сабенникова И.В., Ловцов А.С. Русское зарубежье в архивах США: аннотирован­ный указатель статей из отечественных журналов и продолжающих­ся изданий (2005-2009 гг.). // Российская история. 2010. №6. С. 203­214; Пронин А.А. Российская эмиграция в отечественных диссерта­ционных исследованиях 1980-2005 годов // Российская история. 2010. № 3. С. 101-109; Гентшке В.Л., Сабенникова И.В., Ловцов А.С. Рус­ское зарубежье на страницах специализированных журналов. Мате­риалы к указателю // Вестник архивиста. 2011. № 1. С. 300-308; № 2. С.  273-280; Гентшке В.Л., Сабенникова И.В., Ловцов А.С.. Русское зарубежье в архивах Европы: материалы к аннотированному указа­телю статей из отечественных журналов и продолжающихся изда­ний (2005-2010 гг.) // Российская история. 2011. №. 5. С. 208-211; Гентшке В.Л., Сабенникова И.В., Ловцов А.С.. Русское зарубежье и Церковь. Материалы к указателю (2005-2011) // Церковь и время. 2011. №3. С. 231-254.].

Среди авторов статей, публикаторов документов, соста­вителей библиографий, затрагивающих данную тему назовем ряд исследователей, среди которых есть и активно пишущие на эту тему служители Церкви и сотрудники церковных уч­реждений. Это—Т.А. Анохина, священник Димитрий Агеев, Н.В. Бекжанова, О.В. Будницкий. Н.С. Белявский, З.С. Бочарова, В.В. Бурега, Р.Б. Бутова, Н.А. Волкова, А.В. Гаврилин, В.Л. Гентш­ке, Е.В Иванова, игумен Ростислав (Колупаев), иеромонах Ан­тоний (Ламбрехтс), архимандрит Савва (Тутунов), О.Н. Ильи­на, М.Б Квициния, О. Коростелев, А.А. Кострюков, П.А/ Ла­пин, А.С. Ловцов,. А.П. Лысков, иеродиакон Анастасий (Они­щенко), Е.В. Панкова, А.В. Попов, Н.Г. Росс, И.В. Сабеннико­ва, священник Сергий Модель, Н.А. Сидоренко, Е.Е. Симановская, Е.В. Старостин, М.Г. Талалай, А.Г. Тартаковский, А.В. Урядо- ва, МЛ Хижий, Т. И.Шевченко, М. В. Шкаровский, М. Г. Шу- кан, Т. Эммонс и др.

Отметим, что из всего массива публикации документов по архивным материалам, хранящимся за рубежом, выделяют­ся те, которые появились на страницах журнала «Церковь и время». Среди них назовем опубликованные материалы из пе­реписки с Афоном архиепископа Василия (Кривошеина), стра­ницы дневников П.Е. Ковалевского (по образованию истори­ка, создателя и долголетнего руководителя Братства иподиа­конов и прислужников при Александро-Невском соборе в Па­риже, церковно-общественного деятеля) и др23. Интерес вызы­вает и аналитическая записка из Гуверовского архива, посвя­щенная Патриарху Тихону, увидевшая свет в «Журнале Мос­ковской Патриархии»24.

Хотелось бы подчеркнуть, что большой интерес читате­лей вызывают публикации воспоминаний, писем, фотографий выдающихся деятелей Русской Церкви, оставивших заметный след в истории, культуре не только российского народа, но и народов, принявших их в годы эмиграции, а также лиц, близко знакомых с ними. Нельзя не сказать о том, что сегодня эта груп­па источников все чаще появляется на страницах различных сайтов в Интернете25. Однако, как свидетельствует анализ изу­ченной литературы, количество публикации источников в пе­риодической литературе и продолжающихся изданиях уступа­ет публикациям научных статей.

Ознакомление с публикациями по интересующей нас проблематике, появлявшимися на страницах российской пе­риодики и продолжающихся изданий, позволили создать сво­еобразный «атлас» использования архивных источников по проблеме «РПЦ и Русское зарубежье» и сделать некоторые выводы.

Наиболее значительны и используемы материалы архи­вов, библиотек, музеев Европы, Америки. К сожалению, мень­шие по объему, но не менее значимые для истории архивные документы других регионов мира, как правило остаются слабо изученными. Буквально единичными являются публикации с использованием документов, находящихся на территории Азии, а на африканском континенте используются в основном архи­вы православных храмов, расположенных в Марокко.

Что касается Европы, то здесь в архивохранилищах боль­шинства стран имеются документы, связанные с Россией. И хотя они в значительной мере известны исследователям, но пока далеко не все досконально изучены и опубликованы. Основ­ной массив используемых документов находится на террито­рии Бельгии, Германии, Франции, Чехии. Из стран — бывших республик СССР, наиболее часто используются в публикациях архивы Абхазии, Белоруссии, Латвии, Украины.

На территории Северной и Южной Америки основное внимание исследователей традиционно привлечено к докумен­там, находящимся в США.

Судя по изученным нами статьям, исследователи Русско­го зарубежья активно используют документы, находящихся как в гражданских, так и в церковных хранилищах.

На европейском континенте наиболее активно использу­ются документы из следующих архивов: архив Министерства иностранных дел Франции (Париж), архив Архиепископии за­падноевропейских православных русских приходов — Экзар­хата Константинопольского Патриарха (Париж), архив Епар­хиального управления православных русских церквей в Запад­ной Европе (Париж), архив Трехсвятительского подворья Мос­ковской Патриархии в Париже, Федеральный архив ФРГ (Бер­лин), Политический архив внешнеполитического ведомства (Бонн), архив Института современной истории. Архив. (Мюн­хен), архив Германской епархии РПЦЗ (Мюнхен), архив кан­целярии Брюссельско-Бельгийской епархии, архив бенедектин- ского монастыря Воздвижения Креста Господня (г. Шеветонь- ,Бельгия), архив Финляндского Валаамского монастыря, Наци­ональный архив Чешской республики (Прага), Оломоуцкий архив управления Епархиального совета Оломоуцко-Брненс- кой епархии Православной Церкви (Чехия), Архив новых ак­тов (Варшава), архив Министерства религиозных вероиспове­даний и народного просвещения (Польша).

На Североамериканском континенте это архив Гуверов- ского института войны, революции и мира при Стэнфордском университете, Бахметевский архив российской и восточноев­ропейской истории и культуры при Колумбийском универси­тете, Национальный архив, Музей русской культуры в Сан- Франциско, архив Православной Церкви в Америке, архив Си­нода Русской Православной Церкви Заграницей, архив Свято­Троицкой духовной семинарии в Джорданвилле (все в США).

На африканском континенте — архив Воскресенского хра­ма РПЦЗ Архив Успенского храма РПЦЗ (оба Марокко).

На азиатском — архив Русской духовной миссии в Иеру­салиме, Первый исторический архив КНР (Пекин).

В последнее время исследователи все чаще обращаются к личным, семейным архивам, коллекциям, различным фондам в которых сохранились интереснейшие документы, фотогра­фии, иллюстративные материалы. Среди них личные архивы С.Н. Крикорьяна (Швейцария), Н.С. Белявского (Бельгия), А.П. Гайдовского-Потаповича (Бельгия), А.А. Пушкина (Бельгия), Е.В. Спечинской (Бельгия) и др.

Таким образом, хотя изученные нами материалы и не представляют весь массив вышедших в России публикаций, базирующихся на зарубежных архивах, посвященных РПЦЗ, однако они репрезентативны, а посему позволяют составить общее представление о географии использования зарубежной архивной Россики по исследуемой тематике.

Примечания

  1. Под Россикой мы понимаем главным образом документы внутри- российского происхождения; документы, созданные нашими сооте­чественниками за рубежом, и документы, возникшие в процессе дип­ломатических, экономических, культурных и иных контактов Рос­сии (СССР) с зарубежными странами. В данной статье поднимаются вопросы, связанные с документами Русской Православной Церкви, находящимися в зарубежных архивохранилищах.
  2. См.: Болдырева Н.Д. Документальная «Россика» в архивах Анг­лии // История СССР. 1960. №5. С. 214-218; Старостин Е.В. Архи­вы Русской Православной Церкви: (Х-ХХ вв.): Учеб. пос. М., 2011. С. 161, 164.
  3. См.: Сабенникова И.В. Русская эмиграция (1917-1939): сравни­тельно-типологическое исследование. Тверь, 2003.
  4. Там же. С. 343.
  5. См.: ПоповА.В. Архив Архиерейского Синода Русской Православ­ной Церкви Заграницей в ГАРФ. (Опыт архивного обзора) // Зару­бежная Россия 1917-1939. Сборник статей. СПб., 2000. С. 403-405; Старостин Е.В. Архивы Русской Православной Церкви: (Х-ХХ вв.). С. 157.
  6. Попов А.В. Архив Архиерейского Синода Русской Православной церкви за границей в ГАРФ. С. 407; Шкаровский М.В. Нацистская Германия и Православная Церковь (нацистская политика в отноше­нии Православной Церкви и религиозное возрождение на террито­рии СССР). М., 2002. С. 48; См.: Попов А.В. Российское православ­ное зарубежье: история и источники. С прил. систем. библиогр., М., 2005. С. 111
  7. Интересно отметить, что в Западной Европе после 1917 г. начали возникать научные центры по изучению Православия, в том числе и истории Русской Церкви. Наиболее известным является папский Во­сточный институт (Pontificio Istituto Orientale), объединивший вок­руг своих исследовательских программ международные католичес­кие научные силы. С 1925 г. в бенедиктинском монастыре Шевтонь (Chevetogne, Бельгия) действует экуменический центр, издающий журнал «Irenikon», где публикуются статьи по истории Русской Цер­кви. В 30-х гг. ХХ в. по инициативе папы Пия XI в бенедиктинском монастыре Нидеральтайх (Бавария) была создана так называемая Византийская капелла, активно изучающая и русскую церковную жизнь. http://www.golubinski.ru/golubinski/pravencobzor.htm (обраще­ние 30.01.2012).
  8. С 1992 г. в РФ работает межотраслевая государственная програм­ма «Зарубежная архивная Россика», направленная на выявление и возвращение в страну документов из архивов представителей всех волн российской эмиграции. В рамках этой программы Всероссийс­ким научно-исследовательским институтом документоведения и ар­хивного дела (ВНИИДАД) совместно с Росархивом создается Авто­матизированная база данных «Зарубежная архивная Россика».
  9. Bibliothèque Nationale Française. Manuscrits, NAF. Переписка Кус­ковой с Алдановым.
  10. Так, комплект микрофильмов, сделанных с наиболее важных эмиг­рантских коллекций Гуверовского института, теперь есть в российс­ких архивах. В 1993 и 1995 гг. в ГАРФ поступили 4628 рулонов мик­рофильмов Гуверовского института на позитивной пленке (774 кар­тона), получивших статус коллекции, приравненной к фонду (ГА РФ, Ф. 10003, Коллекция микрофильмов Гуверовского института войны, революции и мира). См. подробно: Ульяницкий К.Б. Коллекция мик­рофильмов Гуверовского института войны, революции и мира в ГАРФ // Россика в США: Сборник статей (Материалы к истории русской политической эмиграции; вып. 7). М., 2001. С. 309-323.
  11. Значительно расширились фонды Отделов рукописей РГБ и ИМЛИ, Института русской литературы (Пушкинского Дома), Российской на­циональной библиотеки, Отдела рукописных фондов Государствен­ного литературного музея, Архивно-рукописного отдела ГЦТМ име­ни А.А. Бахрушина, Центрального музея вооруженных сил, Российс­кого государственного исторического архива, Библиотеки-фонда Дома русского зарубежья им. А. Солженицина. Так, материалы по истории казачьей эмиграции, переданные потомками казаков, ныне находятся в Госархиве Краснодарского края. Отдел рукописей Российской наци­ональной библиотеки (Санкт-Петербург) пополнился материалами музея общества «Родина» (г. Лейквуд, США), документами из ряда личных собраний. В РГАВМФ в результате обменов поступили мик­рофильмы Русско-Американской компании из Национального архива США.
  12. Например, каталог по фондам Архива Центра российской культу­ры при колледже г. Амхерст в штате Массачусетс (Amherst Center for Russian Culture) помещен на сайте, там же даны краткие аннотации фондов архива на английском языке https://www.amherst.edu/ academiclife/departments/russian/acrc/archives (обращение 06.02.2012 г.).
  13. Например, каталог по фондам Архива Центра российской культу­ры при колледже г. Амхерст в штате Массачусетс (Amherst Center for Russian Culture) помещен на сайте, там же даны краткие аннотации фондов архива на английском языке https://www.amherst.edu/ academiclife/departments/russian/acrc/archives (обращение 06.02.2012 г.).
  14. Мамонтова Е. Опись Архивного фонда Императорского Алек­сандровского лицея. Inventaire du Fonds d’Archives du Lyœe impmial Alexandre. Брюссель: Королевский музей армии. 2001. — 188 с. Табл. (Русский перевод описи осуществлен Е. Мамонтовой для Фонда со­хранения Русского наследия в Европе в сентябре 2001 г.).
  15. Там же. С. 22, 24.
  16. Описание библиотеки, архива и Музея Общества офицеров Рос­сийского Императорского флота в Америке. Нью-Йорк: Издание ис­торической комиссии, 1953; GrantS.A., Brown J.H. The Russian Empire and the Soviet Union: a Guide to Manuscripts and Archival Materials in the United States. Boston, 1981; Ledenham C. Guide to the Collections of the Hoover Institution Archives relating to Imperial Russia, the Russian Revolution, the Civil War and the First Emigration. Stanford, 1986; Hartley J.M. Guide to Documents and Manuscripts in the United Kingdom Relating to Russia and the Soviet Union. L., N.Y., 1987; Hartley J.M. Guide to Documents and Manuscripts in the Irish Republic Relating to Russia and the Soviet Union, L. 1994; Russia in the Twentieth Century. The Catalog of the Bakhmeteff Archive of Russian and East European History and Culture. Boston, 1987; Документы по истории Православной Церкви на Беларуси XVIII-XX вв: Межархивный справочник / Авт.-состав. О.А. Добычина, О.А. Ледовская, В.П. Матеюк. Минск: БелНИИДАД, 2003 и др.
  17. С частичным описанием коллекций этих хранилищ можно позна­комиться в Интернете. Так, на сайте Музея русской культуры в Сан-Франциско — http://www.mrcsf.org/ru_home/ (обращение 29 января 2012 г.), сообщается, что среди архивных материалов есть и доку­менты о РПЦ, в частности, документы о Российской духовной мис­сии в Китае. Указывается, что часть материалов архива была микро­фильмирована либо отсканирована. Однако более половины храня­щихся документов остаются недоступными по причине отсутствия описей. Сообщаются Интернет-адреса, по которым можно ознако­миться с некоторыми частями коллекции.
  18. См.: Попов А.В. Российское православное зарубежье: история и источники. С. 125-128.
  19. Волкова И.В. Документы русской эмиграции в Сан-Франциско // Отечественные архивы. 2002. №2. С. 52.
  20. Бутова Р.Б. Паломничества членов царской семьи в контексте русской дипломатии на Ближнем Востоке // Российская история. 2010. №2. С. 91-111.
  21. Гаврилин А. Латвийское православное духовенство на террито­рии Германии в 1945-1949 годах // Церковь и время. 2007. № 2(39). С. 233-256.
  22. Россия и российская эмиграция в воспоминаниях и дневниках. Аннотированный указатель книг, журнальных статей и газетных пуб­ликаций, изданных за рубежом в 1917-1991 гг.: в 4-х т. / Гос. публ. историч. библиотека России, Стэнфордский ун-т; науч. рук., ред. и введ. А.Г. Тартаковского, Т. Эммонса, О.В. Будницкого; [сост. Т.А. Анохина и др.
  23. Крикорьян С.Н. Архиепископ Сергий (Коновалов) из личных вос­поминаний / Подг. текста, публикация и примечания Д.А. Агеева // Церковь и время. 2005. № 4(33). С. 235-244; Ковалевский П.Е. Из дневников: сентябрь 1944 года — август 1946 года / Публ. и примеча­ния Н.Г. Росса // Церковь и время. 2007. № 1(38). С. 144-207; Васи­лий (Кривошеин), архиепископ. Из переписки с Афоном / Публ., вступ. слово, подготовка текста, примечания Д. Агеева // Церковь и время. 2007. № 3(40). С. 237-256; № 4(41). С. 216-253; 2008. № 2(43). С. 210-242; Письмо бенедектинского монаха Григория Бэйнбриджа / Перевод с французского, публикация и комментарии священника Д. Агеева // Церковь и время. 2008. № 1(42). С. 167-175.
  24. Патриарх Тихон в 1920-1923 годах. Аналитическая записка из Гуверовского архива / Публ. подг. Е.В. Иванова // Журнал Московс­кой Патриархии. 2007. №11. С. 60-95.
  25. Так в статье Сергия Моделя, священника «Забытая фигура Русского Зарубежья» (Церковь и время. 2011. № 3. С. 191-210.), посвященной судьбе митрополита Александра (Немоловского) используются воспоминания Н.Г. Рейнгардг. Заинтересованный читатель может познакомиться с ними по следующим интернет адресам: http://www.archiepiskopia.be/Rus/ biblioteka/reingardt.html; http://www.archiepiskopia.be/Rus/biblioteka/ kolonia.html. (обращение 05.02.2012)