Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /var/www/vhosts/mospat.ru/httpdocs/church-and-time/wp-content/plugins/hyper-cache-extended/cache.php on line 392
О влиянии молокан донского толка на сотериологию и богослужебную практику российского баптизма в конце XIX-начале ХХ века — Церковь и Время
mospat.ru
Опубликовано в журнале "Церковь и время" № 64


Иеродиакон Паисий (Одышев)

О влиянии молокан донского толка на сотериологию и богослужебную практику российского баптизма в конце XIX-начале ХХ века

Развитие богословия российского баптизма в конце XIX — начале XX века представляет собой довольно слож­ный для научного исследования предмет. С одной стороны, можно наблюдать экспансию западного протестантского богословия, основные положения которого прямо отобража­ются в ряде важнейших исповеданий российских баптистов. С другой стороны, эти положения воспринимались людьми, уже имевшими религиозный опыт (в православии, молоканстве и т.д.), и таким образом получали особую, «местную» трактов­ку. Более того, зачастую декларируемая богословская позиция существенно отличалась от действительной.

М.В. Иванов указывает1, что на формирование богосло­вия российских баптистов непосредственно влияло меннонитство, молоканство и православие. Причем оказывается, что пра­вославие влияло не только непосредственно, но и через моло­канство:

Многие аспекты православного религиозного мировоз­зрения повлияли на отечественный баптизм <.> через духов­но-нравственные устои молоканства. Молоканское понимание жизни веры как жизни подлинно благочестивой есть путь до­стижения святости в соответствии с представлениями и сте­реотипами народного православия, хотя и не во всех аспектах. Молоканство исповедовало и пыталось осуществить спасение верой и делами (что, в целом, соответствовало общим конту­рам православной сотериологии)2.

Проведем исследование последнего влияния, опираясь на фактический материал.

Базовым материалом здесь являются прежде всего сами исповедания российских баптистов — их сравнительный ана­лиз, даже и без привлечения дополнительных источников, выявляет определенные особенности и различия. В статье А.В. Синичкина3 на основе этого анализа показано, что в рас­сматриваемый нами период в среде российского баптизма существовали две группы исповеданий — арминианской и кальвинистской направленности4. К первой группе автор относит «Правила вероисповедания новообращенного Рус­ского Братства»5 и «Изложение евангельской веры» И.С. Проханова6, ко второй — исповедания веры В.Г. Павлова7 и Н.В. Одинцова8, основанные на «Гамбургском исповедании» И. Онкена 1872 года. То есть, евангельские христиане испо­ведуют арминианство, в то время как наиболее авторитет­ные баптистские вероисповедания носят выраженный каль­винистский характер. В то же время А.Синичкин отмечает, что «практически никогда не возникало напряжений между евангельскими христианами и баптистами по вопросам из­брания и предопределения»9, указывая при этом, что «при­чиной этому послужили <…> молоканские корни русского баптизма». И далее: «Учение об избрании у В.Г. Павлова носило больше декларативный характер и в значительной мере отличалось от практического богословия в поместных церквах»10.

В упомянутой статье автор приводит и одно из моло­канских исповеданий, относящееся к концу XIX века, а имен­но — «Краткие правила веры христиан евангельского испо­ведания, называемых молоканами донского толка»11, состав­ленные З.Д. Захаровым. При этом отмечается следующее.

В вероучении христиан-захаровцев есть отличительные штрихи, которые нельзя не заметить. Эти отличия говорят нам о их молоканских корнях: в учении о Боге не говорится, что Бог Отец равен в Своей божественности Богу Сыну и Духу Святому. В разделе о гражданском порядке ничего не сказано о воинской службе и клятве. Также можем увидеть влияния книгоноши Якова Делякова, который был пресвитерианином и сторонником крещения детей12.

Представляется, что можно провести и более глубокий анализ данного исповедания, чтобы в большей мере прояснить, каким образом молоканское богословие могло влиять на раз­витие сотериологии российского баптизма.

Известно, что молокане-уклеинцы (последователи уче­ния основателя молоканства С. Уклеина) не признавали види­мых обрядов и давали исключительно духовную интерпрета­цию крещению и причащению13. В середине XIX века из их среды выделяются молокане донского толка, или «саламатин- цы» (последователи учения А. Саламатина). «Из семи таинств православной церкви Саламатин признавал пять, за исключе­нием миропомазания и священства; ввел крещение младен­цев и евхаристию (хлебопреломление) и учил о них в духе православной церкви <…> Учение Саламатина, таким обра­зом, выглядело возвратом к православию»14. Об этом пишет и известный исследователь баптизма Л.Н. Митрохин, подчер­кивая, что молокане донского толка признавали таинства Пра­вославной Церкви «именно как таинства, а не просто обря­ды»15. З.Д. Захаров, автор исповедания веры, которое мы рас­сматриваем, был руководителем общины молокан донского толка в селе Астраханка Таврической губернии. Впоследствии почти все члены его общины, как и многие другие молокане, присоединились к баптистам16. Заслуживает внимания сам факт того, что течение, направленное к православию, в итоге влилось в баптизм.

«Краткие правила веры христиан евангельского испове­дания» содержат двадцать один раздел. Для нас особый инте­рес представляют разделы: первый («О Боге»), четвертый («О спасении»), шестой («О средствах к достижению благодати и об установлениях Божиих о сем»), восьмой («О крещении»), девятый («Кто может совершать крещение»), десятый («О Ве­чере Господней»), одиннадцатый («Кто может совершать Ве­черю Господню»), двенадцатый («О помазании больных еле­ем»), семнадцатый («О браке»).

При рассмотрении этого исповедания мы будем срав­нивать его с кальвинистским «Вероучением русских еван­гельских христиан-баптистов» В.Г. Павлова и арминианским «Изложением евангельской веры» И.С. Проханова. При этом отметим, что хотя издание исповедания Павлова датируется 1906-м годом, в рукописной форме оно появляется в 1876 году, и З.Д. Захаров вполне мог быть знаком с ним. Что ка­сается исповедания Проханова, то оно точно датируется 1910-м годом17.

В исповедании З.Д. Захарова в разделе «О Боге» дей­ствительно, согласно замечанию А. Синичкина, прямо не го­ворится, что Бог Отец равен Богу Сыну и Духу Святому. Од­нако заподозрить здесь какое-либо несогласие с православ­ным учением чрезвычайно трудно. Первая часть данного раз­дела представляет собой парафраз Никео-Цареградского Символа веры. В этом парафразе есть некоторые пропуски и небольшие изменения — так, после «рожденнаго» опущено «не сотвореннаго», нет слов «Бога истиннаго от Бога истиннаго», «прежде всех век» заменено на «прежде всякой тва­ри». Вместе с тем Сын Божий исповедуется Единосущным Отцу, Дух Святой — Господом Животворящим. Вторая же часть раздела начинается со слов: «Далее мы веруем и сер­дечно исповедуем, что Бог есть един по существу, но в трех Лицах неразделен», и ниже идет краткое описание свойств Бога безотносительно к Лицам. Искать здесь следы после­довательной ереси бесполезно — по всем признакам, ука­занные неточности являются плодом случайности либо не­брежности и не несут в себе никакой богословской нагруз­ки. Исповедания Проханова и Павлова учение о Боге изла­гают гораздо короче, а потому и больше застрахованы от двусмысленностей.

Раздел «О спасении» не дает повода для различных ис­толкований и является несомненно арминианским. Но если в исповедании Проханова мы видим нарочито выставленное, «воинствующее» арминианство (конечно, в противовес испо­веданию Павлова), то здесь оно обрисовано спокойно, как само собой разумеющееся, — в таком стиле вполне мог бы выра­зиться и православный богослов. Хотя З.Д. Захаров, скорее всего, также был знаком с исповеданием Павлова, но не счи­тал нужным прямо полемизировать с ним. Сравним ключе­вые фразы по трем исповеданиям:

Краткие правила веры христиан евангельского испове­дания З.Д. Захарова, раздел четвертый «О спасении»

Мы веруем, что Бог по богатству благости своей <.> предопределил спасти род человеческий <.> Для этого Он от века предназначил Сына Своего Единороднаго <.> Иису­са Христа Спасителя нашего в жертву <.> Он соделался за нас клятвою и удостоверением в том <.> что это имеющее полную цену искупление Сына Божия есть единственная при­чина нашего блаженства, и что мы чрез это получили искуп­ление всех наших грехов и преступлений, оправдание, вечную праведность, избавление от смерти, диавола и ада.

Изложение евангельской веры И.С. Проханова, глава VIII «О благодати Божией, об избрании человека ко спасению и о предопределении»

Благодать Божия предлагается Богом всем людям, а не только предопределенным к вечному спасению. Предопреде­ление Божие одних к вечному спасению, а других — к вечно­му осуждению основывается на “предузнании”, на предведении того, примут ли они призыв или нет. Благодать Божия не стесняет свободы человека, не действует на нее непреодоли­мо и не исключает деятельного участия человека в том, что в нем совершается чрез нее.

Вероучение русских евангельских христиан-баптистов

В.Г. Павлова, член V «Об избрании к блаженству»

Мы веруем, что от вечности было свободное <.> бла­говоление Божие — искупить грешников. Посему, как преж­де основания мира <.> в Божестве решено было, что Иего­ва — Помазанник <.> должен сделаться Искупителем, то те лица из погибшего рода человеческого, которым <.> дей­ствительно должно быть присвоено искупление, избраны так­же Отцем, имена их написаны на небесах, и сами они преда­ны в руки Искупителя, как Его народ <.> Этим лицам была определена вечная жизнь во Иисусе Христе <.> Такое оп­ределение Божие неизменно и установлено навеки.

Раздел «О средствах к достижению благодати и об уста­новлениях Божиих о сем» предписывает определенный поря­док этих средств, близкий к тому, который определяется в ис­поведании Павлова. Сравним по двум исповеданиям:

Краткие правила веры христиан евангельского испове­дания З.Д. Захарова, раздел шестой «О средствах к дости­жению благодати и об установлениях Божиих о сем»

1. Слово Божие, Св. Писание; 2. живая сердечная молитва, сопровождаемая покаянием, исповеданием грехов, сокрушением, слезами, и постом; 3. покаявшийся чрез слово Божие при действии Св. Духа приходит в себя, молится и затем присоединяется к Цер­кви чрез Крещение; 4. члены этой церкви в преломлении хлеба делаются общниками Тела Христова и Крови Его святой <.> и вместе воспоминают искупительную за нас смерть Христову.

Вероучение русских евангельских христиан-баптистов

В.Г. Павлова, член VI «О благодатных средствах и их порядке»

  1. Слово Божие. Обращенные через него действием Свя- таго Духа присоединяются к Церкви Христовой через креще­ние. Члены этой Церкви празднуют в ней.; 2. святую вечерю для возвещения искупительной жертвы Иисуса Христа и для теснейшего с Ним общения. Высочайшее же выражение Цер­кви есть; 3. общение святых. Но молитва есть душа всех сих средств и вообще благодатного состояния.

Таким образом, оба исповедания признают, что Свя­щенное Писание, покаяние, молитва, крещение и Святая Вечеря имеют отношение к благодатному просвещению че­ловека. Что касается исповедания И.С. Проханова, то там мы термина «благодатное средство» не встречаем. Священ­ное Писание им определяется как «средство к познанию веч­ной истины», учение о покаянии помещено в главе «О воспринятии человеком спасения», о молитве сказано особо, а крещение и Вечеря Господня названы лишь «установления­ми церковными». Есть отдельная глава «Об освящении», полностью посвященная внутренней духовной борьбе, и так­же глава «О добрых делах», где подчеркнуто вспомогатель­ное значение последних. Во всем этом можно усмотреть стремление искусственно разделить внутреннее просвеще­ние и внешние действия, поставив их до некоторой степени в независимое друг от друга положение. Если это действи­тельно так, то исповедание И.С. Проханова в этом пункте стоит ближе к учению молокан-уклеинцев, чем исповедание З.Д. Захарова.

Учение о крещении в «Кратких правилах веры» изложе­но в разделах «О крещении» и «Кто может совершать креще­ние». По нашему мнению, З.Д. Захаров обнаруживает здесь знакомство с исповеданием Павлова, заимствуя оттуда целые фразы. Но несмотря на это, именно в данном пункте «Краткие правила веры» обнаруживают резкое богословское расхожде­ние с двумя баптистскими исповеданиями.

Краткие правила веры христиан евангельского испове­дания З.Д. Захарова, раздел восьмой «О крещении»

Крещение есть один из плодов веры и любви ко Христу <.> и состоит в том, что рукоположенный пресвитер церкви погружает принимающего крещение в воду во имя Отца и Сына и Св. Духа. Только таким образом совершается повеление Гос­подне и сохраняется в таинстве сем глубокое значение <.> Тот, кто и крестится водою, если не получит Св. Духа, не име­ет благодати и не получит усыновления. И тот, кто хотя бы был и добр делом своим, но не получил запечатления водою, не может войти в Царствие Божие. Хотя слово и дерзновенно, но оно не наше, ибо так определил Господь Спаситель, гово­ря: «Кто будет веровать и крестится» (Мар., 16,16). Эти слова Господа так ясны, что не требуют никакого истолкования. Если же, таким образом, крещение необходимо для всех людей, то оно должно быть совершаемо и над младенцами — детьми верующих родителей.

Изложение евангельской веры И.С. Проханова, глава XIV «Об установлениях церковных»

Крещение водою есть внешний знак совершившегося в душе ранее крещения Духом Святым или смерти для греха и воскресения для праведности. Поэтому крещение водою име­ет свое значение только тогда, когда оно совершается над теми, кто сознательно уверовали во Христа, раскаялись, обратились и получили рождение свыше, т.е. кто получили крещение ду­ховное. На основании этого, до совершения крещения водою, церковь имеет право и обязанность убедиться, что лицо, жела­ющее креститься водою, пережило рождение свыше и желает исполнить установление Господа сознательно. Крещение для детей, которые не могут сознательно веровать или сознатель­но пережить смерть для греха и воскресение для праведности, не имеет никакого значения, тем более, что они наследуют Царство Божие независимо от веры или покаяния.

Вероучение русских евангельских христиан-баптистов

В.Г. Павлова, член VIII «О святом крещении»

.крещение состоит в том, что крещающийся, опреде­ленным на то служителем Господним, во имя Отца и Сына и Святаго Духа <.> погружается в воду. В Священном Писании весьма определенно назначены и лица, которые подчиня­ются этому учреждению <.. .> они именно суть только такие люди <.> которые посредством Евангелия и свободной Бо­жией благодати обращены от их грехов ко Христу и веруют в Него от всего сердца, как в своего Искупителя. <…> Креще­ние в крещающемся должно возбуждать еще определеннее и сильнее чувство его спасения и блаженства <.> но это быва­ет только в таком человеке, в котором Он прежде, посред­ством Своего Святаго Духа, произвел истинную спаситель­ную веру в Сына Божия, в силу Его смерти и воскресения.

Мы видим главную особенность исповедания З.Д. За­харова не в том, что оно отстаивает крещение детей, а в том, как оно его обосновывает. Крещение водою и принятие Свя­того Духа здесь составляют единое действие — одно без дру­гого не имеет никакого значения и смысла. То есть, дается объяснение вполне в православном духе — с точки зрения синергии, объединения совместных усилий Бога и человека, что и составляет смысл таинства. Мы затрудняемся сказать, что здесь больше сказалось, — богословское наследие А. Са- ламатина, ориентированного на православие, либо влияние пресвитерианина Я. Делякова. Этот вопрос требует дальней­шего исследования.

Проханов же, напротив, совершенно в своем стиле раз­деляет крещение на «духовное» и «водное», отдавая первому явный приоритет, а второе именуя «внешним знаком». Причем разделение происходит не только в смысловом, но и во вре­менном аспекте, — то есть, это буквально два разных действия. Отсюда естественно следует и отрицание крещения детей. Пав­лов не заходит настолько далеко, но все же делает явный ак­цент на необходимости для крещения личной веры, — выводы отсюда те же самые.

Обращает на себя внимание и еще одна очень интерес­ная деталь — «Краткие правила веры» настаивают на том, что крещение может совершать только рукоположенный пресви­тер. Причем этот пункт для З.Д. Захарова настолько важен, что он выделяет его в особый раздел «Кто может совершать

 

крещение», несмотря на то, что об этом уже было сказано. Павлов же ограничивается фразой про «определенного слу­жителя» (из главы X «О Церкви Господней» видно, что таким служителем может быть не только пресвитер, но и учитель, т.е. проповедник), а Проханов в главе «Об установлениях цер­ковных» вообще сохраняет молчание по данному вопросу. Впрочем, в главе «Устройство Церкви» он поясняет: «Пропо­ведь или совершение установлений церковных не составляет исключительной обязанности пресвитеров или диаконов». И вновь контраст очевиден.

Впоследствии все же в баптистском братстве закрепилась практика совершения крещения и Святой Вечери рукоположен­ными пресвитерами. И представляется, что здесь не обошлось без влияния богословия молокан донского толка.

О Святой Вечере в «Кратких правилах веры» сказано в разделах «О Вечере Господней» и «Кто может совершать Ве­черю Господню». Эти разделы не отличаются протяженнос­тью и не обнаруживают значительных богословских расхож­дений с двумя баптистскими исповеданиями. З.Д. Захаров здесь, как и в разделе «О крещении», приводит целые фразы из исповедания Павлова. Тем не менее, можно отметить две особенности.

Во-первых, Вечеря Господня в «Кратких правилах веры» названа таинством. И пусть этому слову не дается никакой богословской расшифровки, но в общем контексте исповеда­ния оно звучит довольно красноречиво. Во-вторых, З.Д. Заха­ров вновь настаивает, что это таинство может совершать толь­ко рукоположенный пресвитер.

Отметим также, что для некоторой части российских баптистов до сих пор характерно «сакраментальное отноше­ние к обрядам крещения и хлебопреломления (причаще­ния)»18. И в этом также можно увидеть последствие моло­канского влияния.

Раздел «О помазании больных елеем» замечателен уже своим наличием — в исповеданиях Проханова и Павлова на этот счет нет даже упоминания. З.Д. Захаров же пишет следу­ющее: «Мы веруем, что тот из членов церкви, который заболе­ет, должен призвать пресвитеров церкви, чтобы они помоли­лись над ним, помазав елеем во имя Господне. <.. .> Этим сред­ством <.. .> при содействии Св. Духа подкрепляется вера боля- щаго к выздоровлению». Обращают на себя внимание два мо­мента: необходимость нескольких пресвитеров и указание на действие Св. Духа. То есть дается вполне православная по сути интерпретация елеопомазания как таинства, пусть это слово здесь и не звучит.

Раздел «О браке» отличен от двух баптистских испове­даний тем, что в приложении к нему, хоть и косвенно, исполь­зуется слово таинство: «Мы веруем, что брак установлен Бо­гом <…> и изображает собою великое духовное таинство со­юза между Христом и Церковью». Впрочем, сам брак все же назван лишь «установлением».

Суммируя все вышесказанное, сделаем следующие выводы:

1)                      . «Краткие правила веры» обнаруживают явные следы православного истолкования крещения, Святой Вечери и елео­помазания как таинств;

2)                      . рассматривают вопрос о спасении человека также во вполне православном ключе;

3)                      . поскольку число обращенных в баптизм из молокан донского толка было довольно значительным, то можно пред­положить, что эти особенности могли повлиять на развитие богословия и богослужебной практики баптизма — в частно­сти, на торжество арминианской точки зрения и на закрепле­ние практики совершения крещения и хлебопреломления ру­коположенными пресвитерами.

Эти выводы нуждаются в подкреплении, поскольку рас­смотрения лишь одного молоканского исповедания явно недо­статочно. А потому продолжим исследование вопроса с при­влечением следующих документов.

  1.  Сокращенный вариант вероучения Евангелических

Христиан (или Молокан) 1 и 2 Донского собрания, представ­ленный пресвитерами Х. Захаровым и Сизовым19.

  1.  Вероучение Евангельских христиан Донского толка

1-го собрания с. Ново-Васильевка20.

  1.  Вероучение молокан Донского толка 2-го собрания с. Ново-Васильевка21.
  2.  Вероучение баптистской общины из молокан с. Ново- Васильевка22.
  3.  Вероучение евангельско-баптистского исповедания молокан с. Астраханка23.
  4.  Журнал заседания Таврического Епархиального Мис­сионерского Комитета от 18 февраля 1896 г.24.
  5.  Прошение пресвитеров 2-го Донского толка с. Ново- Васильевка В. Колодина и А. Харитонова на имя Министра Внутренних Дел от 17 апреля 1896 г.25.
  6.  Рапорт Таврического Епархиального Миссионерско­го Комитета от 28 августа 1896 г.26.

Все упомянутые здесь исповедания были составлены в 1896 году по требованию властей. Отметим, что села Астра­ханка и Ново-Васильевка являлись центрами распространения молоканства на Украине27.

Вначале рассмотрим вероучение молокан 2-го Донского толка села Ново-Васильевка. Отметим, что 1-й Донской толк того же села твердо держался «саламатинского» богословия, в то время как 2-ой толк уже начал «дрейфовать» в сторону бап­тизма. Немало интересных подробностей в этом отношении можно почерпнуть не только из самих вероисповеданий, но и из прошения пресвитеров 2-го Донского толка, а также из жур­нала и рапорта Таврического миссионерского комитета.

Предыстория вопроса такова. 18 февраля 1896 года Таврический миссионерский комитет принял решение при­знать некоторые молоканские толки, в том числе и 2-ой Дон­ской толк села Ново-Васильевка, «штундистскими». Осно­ванием для такого решения послужило то, что последовате­ли этого толка принимали у себя баптистских проповедни­ков, участвовали в баптистских съездах, проводили молит­венные собрания совместно с баптистами и распространяли свое учение среди православных. В то же время было отме­чено, что последователи 1-го Донского толка того же села «не сообщаются с баптистами и штундистами 2-го Донско­го толка». Собственно богословские аспекты на заседании

Комитета не рассматривались, но в итоговом заключении сказано: «.имея в виду вероучение, состав богослужения, обрядность, прозелитизм и характер устроения внутр. цер­ковной жизни толков: баптистского в селах Ново-Васильевке, Астраханке <…> а также в др. местах Таврической гу­бернии, 2-го Донского в сел-х Ново-Васильевке и Астрахан­ке <…> — признать означ-е толки штундистскими». Таким образом, молокане 2-го Донского толка были поставлены на одну ступень с баптистами в смысле не только вероучения, но даже и обрядности. Вместе с тем они подпали под дей­ствие закона от 4 июля 1894 года, запрещающего штундистские молитвенные собрания. 4 марта 1896 года молитвен­ный дом 2-го Донского толка села Ново-Васильевка был зак­рыт распоряжением властей.

Молокане не смирились с таким решением и попыта­лись восстановить свои права. 17 апреля 1896 года пресви­терами общины В. Колодиным и А. Харитоновым было по­дано прошение на имя министра внутренних дел, в котором говорилось: «… мы торжественно отрицаем принадлежность нашей молитв. общины к секте, штундистской или баптист­ской в тесном значении этих выражений. <.> Не подлежит сомнению и наше повиновение существующему порядку и власти. Единственно в чем нас могут винить, это в принад­лежности к тому вероучению, которое вообще именуется мо­локанством».

При этом приводятся также и богословские аргумен­ты: «Указание <…> Комитета на непризнание нашим уче­нием таинств и немоление за умерших — не находит себе подтверждений в дейст-х началах нашего учения. Мы при­знаем напротив таинства крещения и приобщение посред­ством преломления. Браки же наши мы признаем как и православ. церковь, союзом вечным укрепленным на всю жизнь благословением Господа. При погребении умерших мы поем и молимся как и все молокане».

Вывод таков: «Наш 2-ой Дон. толк ничем не отличает­ся существ-х в сел. Ново-Васильевке толков, коих в дейст-ти имеется два, а именно признающий обязательность кре­щения водой — это вообще Дон. Толк, и не признающий крещения водой, это Владимирский и Тамбовский толки. Все остальное есть частности».

Очевидно, что авторы прошения стремились отделить свою общину от баптизма (по крайней мере, в глазах власти) и подчеркнуть свою идентичность с «саламатинским» молокан­ством. Однако это получилось не очень убедительно. Как мы упоминали выше, в учении Саламатина признается пять та­инств, а в прошении говорится лишь о двух — крещении и при­частии. Брак же обтекаемо назван «союзом вечным», а о елеос­вящении и покаянии не упоминается вовсе.

К данному прошению прилагалось вероучение молокан Донского толка, составленное пресвитерами Х. Захаровым и Сизовым. В рапорте Таврического епархиального миссионерс­кого комитета от 28 августа 1896 года мы находим анализ это­го вероучения, а также «живые» подробности из жизни моло­канской общины, которые в значительной степени проясняют, почему было принято решение причислить 2-ой Донской толк к «штундистам».

Что касается текста вероучения, то к нему Тавричес­кий епархиальный комитет выразил следующие замечания (справка 4-я):

  1.  Брак не назван таинством.
  2.  Сказано, что таинство крещения совершается пресви­тером чрез погружение в воду <.> но не обозначено, чрез какое погружение — троекратное или единократное; — умол­чание преднамеренное.
  3.  Преломление хлеба не названо таинством и не гово­рится, чтобы приступающие к прел. хлеба приобщались Тела и Крови Христа.
  4.  Елеопомазание также не названо таинством.
  5.  Не упоминается о таинстве покаяния.

И общий вывод относительно всего вероучения: «Если оно не выражает и учения молокан, составленное слишком крат­ко, в чертах общих, оно может быть приписано какой угодно секте и даже какому угодно вероисповеданию».

В дальнейшем (справка 5-я) подробно объясняется, ка­кие черты характеризуют «штундизм», и чем он отличается от молоканства. Приведем цитаты для сравнения:

Молитвы за богослужением

Штундизм (баптизм): <…> частью импровизированные (от сердца, или сердечные, по их выражению), частью — за­имствуемые из сборников.

Молоканство донского толка: <.> гл. образом ветхо- за-ветные псалмы и др. песни или молитвы, наход-ся в Св. Пи­сании, а затем молитвы, общие с употребляемыми в правосл. церкви.

Учение о спасении

Штундизм (баптизм): <.> учат, что человек оправды­вается кровью Иисуса Христа через покаяние, веру и добрые дела; но преимущ-ное значение усвояют вере, умаляя значе­ние добрых дел.

Молоканство донского толка: <.> по учению молокан, человек оправдывается, при посредстве благодати Христовой, верою и добрыми делами, причем они <.> более надеются на добрые дела.

Таинства

Штундизм (баптизм): таинств в собственном смысле не признают ни одного. Имеют крещение и преломление хлеба, но в значении обрядов.

Молоканство донского толка: <.> имеют пять таинств: крещение, покаяние, причащение, брак и елеосвящение, усвояя им именно значение таинств, а не простых обрядов.

Крещение

Штундизм (баптизм): <.> совершают в живой, проточ­ной воде, только над взрослыми через единократное погруже­ние. Крещение <.> прощения грехов не сообщает, а есть лишь знак, что крещаемый становится членом церкви.

Молоканство донского толка: <.> крещение соверш. над детьми в 3 погружения и <.> преподает крещаемому про­щение грехов и очищение от них.

Преломление хлеба

Штундизм (баптизм): <…> совершается в воспомина­ние страданий и смерти И. Христа. Соединения с Господом оно не сообщает; хлеб и вино не пресуществляется в Тело и Кровь Христовы. Детей до причащения не допускают.

Молоканство донского толка: <.> причащающиеся под видом хлеба и вина духовным образом причащаются Тела и Крови Христовым. Причащение <.> дается и детям.

Покаяние

Штундизм (баптизм): <.> признают непосредственное перед Богом; иногда оно совершается в присутствии пресви­тера. Бывает и публичная исповедь перед всем собранием.

Молоканство донского толка: <…> исповедь соверша­ется перед пресвитером, публичной исповеди перед целым со­бранием в практике церков. жизни не имеется.

Прочие таинства (обряды)

Штундизм (баптизм): —

Молоканство донского толка: обряды бракосочетания, по­гребения умерших, елеосвящения с значением таинства — <.> соверш-ся каждый по отдельному чину, которые весьма сходны с соотв-ми чинами в правосл. церкви.

Основываясь на личном посещении молоканских и бап­тистских богослужений, беседах с пресвитерами и рядовыми «сектантами», а также на анализе текстов вероучений, миссио­неры Таврического комитета заключили:

«2-й Донской толк содержит совершенно то же учение, что и баптистский, с тем только различием, что тогда как бап­тисты крестят только взрослых, штундисты 2 толка крещение совершают над младенцами».

Немаловажным обстоятельством явилось и то, что «.меж­ду сектантами 1-го Донского толка и сектантами 2-го Донского толка в с. Н.-Васильевке существует явный атагонизм, свидет- щий, что те и другие составляют разные религиозные общества».

Насколько хорошо молокане 2-го Донского толка были осведомлены об учении Саламатина, красноречиво свидетель­ствует беседа миссионера А. Высотского с пресвитером А. Ха­ритоновым и членом общины И. Колодиным (рапорт Таври­ческого миссионерского комитета, справка 3-я).

Высотский <.> излагал перед ними содержание их ве­роучения и старался показать отличие его от вероучения мо­локан. Между прочим он указал на то, что молокане имеют та­инства, а они <.> признают только крещение и преломление, но более в смысле обрядов, чем таинства. На это сектанты воз­ражали, что и они имеют таинства, и не только эти два. «Сколь­ко же и какие?» — спросил Высотский. — «Четыре: крещение, преломление, брак и елеосвящение», — был ответ. «Ну, вот видите, возразил Высотский, а молокане-то признают пять та­инств». — «Да, мы, пожалуй, признаем пять таинств», — «Ка­кое же пятое?» — «Погребение», — отвечали сектанты.

Итак, можно заключить, что молокане 2-го Донского тол­ка под влиянием баптистских проповедников

  1.  Заменили псалмы импровизированными молитвами.
  2.  В учении о спасении сместили акцент от добрых дел

к вере.

  1.  Утратили учение о покаянии, браке и елеосвящении как о таинствах.
  2.  Относительно крещения и причастия слово «таин­ство» употребляли, но более по обычаю, без богословской на­грузки.
  3.  Прекратили общение с молоканами 1-го Донского

толка.

Как мы уже упоминали, пресвитеры молоканской об­щины В. Колодин и А. Харитонов к своему прошению на имя министра внутренних дел приложили исповедание Х. Захарова и Сизова. Однако до нас дошел и текст исповеда­ния, составленный самим В. Колодиным в том же 1896 году28. Сравним его с вероучением молокан 1-го Донского толка29, обратив внимание на учение о Боге, а также о кре­щении и Вечере Господней. Отметим, что оба исповедания акцентируют внимание в первую очередь на богослужеб­ной практике.

В учении о Боге исповедание молокан 2-го Донского тол­ка почти дословно повторяет вероучение Павлова, что выдает близость этой общины к баптистам. В исповедании же моло­кан 1-го Донского толка приводится довольно точный русский перевод (а не парафраз, как у З.Д. Захарова) Никео-Цареградс- кого Символа веры. Таким образом, оба исповедания не дают совершенно никакого повода для обвинения их в тринитарной ереси. Это является косвенным подтверждением того, что от­меченные нами ранее богословские неточности в вероучении

З.Д. Захарова случайны.

Что касается учения о крещении, то здесь можно отме­тить сразу несколько интересных особенностей:

Вероучение Евангельских христиан Донского толка 1-го собрания с. Ново-Васильевка, разделы третий «Орож­дении младенцев» и четвертый «О крещении водою»

Родители новорожденного младенца в тот же день при­зывают своего пресвитера и нарекают имя новорожденному младенцу по святцам или же по желанию своих родителей, потом пресвитер испрашивает у Господа чрез молитвы благо­словение на новорожденнаго дитя, на родившую и на весь дом, тем и оканчивается обряд при новорожденном. По истечении сорока дней после рождения дитя родители призывают своего пресвитера для совершения крещения дитя. Пресвитер преж­де всего испрашивает благословение у Господа в молитве на дитя, на воду и на всех присутствующих при этом действии, потом пресвитер погружает младенца в воду троекратно: во имя Отца и Сына и Святого Духа. Обряд крещения как над младенцами, так равно и над совершеннолетними совершает­ся по одной форме.

Вероучение молокан Донского толка 2-го собрания с. Ново-Васильевка, раздел третий

К новорожденному младенцу призывают пресвитера дать имя и произнести над ним молитву, потом через несколь­ко дней совершается над ним обряд крещения, обряд креще­ния совершается чрез единократное погружение в воду во имя Тройцы: Отца и Сына и Святого Духа.

Здесь мы прежде всего видим любопытную деталь (не упоминаемую у З.Д. Захарова) богослужебной практики моло­кан донского толка — наречение младенцу имени перед кре­щением. Без сомнения, этот обряд был прямо заимствован у Православной Церкви. Исповедание молокан 1-го Донского толка стоит в этом пункте очень близко к последованию пра­вославного требника (если объединить молитвы после рожде­ния и на наречение имени). Только если в православии приня­то нарекать имя на восьмой день, то здесь это совершается сра­зу же после рождения.

Что касается самого крещения, то вероисповедание мо­локан 1-го Донского толка сходится с православной литурги­ческой практикой сразу в нескольких пунктах

  1.  Крещение по истечении сорока дней после рождения младенца.
  2.  Испрашивание благословения не только «на дитя», но и «на воду».
  3.  Троекратное погружение во имя Отца и Сына и Свя­того Духа.
  4.  Крещение над младенцами и над взрослыми «совер­шается по одной форме».

В последнем пункте можно увидеть практическое ото­бражение богословского заключения З.Д. Захарова о равной необходимости крещения для всех людей. Таким образом, мо­локанское учение о крещении предстает вполне последователь­ным и органичным.

Говоря же о вероисповедании молокан 2-го Донского толка, можно отметить, что оно обращает на себя внимание двумя особенностями.

  1.  Крещение совершается через единократное погру­жение в воду во имя Отца и Сына и Святого Духа, как это принято у баптистов.
  2.  Крещение названо не «таинством» (как в прошении на имя Министра внутренних дел), а всего лишь «обрядом».

Правда, слово «обряд» в отношении крещения употреб­ляется и в исповедании молокан 1-го Донского толка. Но появ­ляется оно там лишь тогда, когда речь заходит о внешней, фор­мальной стороне действия. Отметим также, что согласно обо­им исповеданиям крещение может совершать только пресви­тер (т.е. рукоположенный служитель).

Что касается учения о вечере Господней, то в исповеда­нии молокан 2-го Донского толка оно выражено лишь одной фразой: «Преломление хлеба или вечеря Господня совершает­ся» (sic!). Удивительно, что назвав преломление хлеба «таин­ством» (в прошении на имя министра внутренних дел), моло­канские пресвитеры в своем исповедании почти не уделили ему внимания.

Напротив, в исповедании молокан 1-го Донского тол­ка раздел пятый «О таинстве причащения» представляет со­бой достаточно подробное описание того, как это таинство совершается. Сравним его с учением о Вечере Господней у

З.Д.Захарова.

Вероучение Евангельских христиан Донского толка 1-го собрания с. Ново-Васильевка, раздел пятый «О таин­стве причащения»

Таинство причащения совершается так, при полном со­брании приносят хлеб и вино и поставляются на стол, потом поют псалмы и духовные песни и читают назидательные на­ставления, из слова Божия, потом пресвитер испрашивает чрез молитвы благословения у Господа на весь народ и на хлеб и вино, потом пресвитер преломляет хлеб и раздает по частице каждому и едят, потом разносится чаша с вином, пьют из нее все присутствующие мужчины и женщины, а равно и все дети, таким образом и оканчивается обряд причащения.

Краткие правила веры христиан евангельского испове­дания З.Д. Захарова, раздел десятый «О вечере Господней» .мы почитаем сие св. таинство за драгоценное и бла­годатное установление, которым все искупленные должны возвещать смерть Господню, которая есть единственное осно­вание нашего спасения. Этим возвещением смерти Господней возобновляется воспоминание Сына Божия в сердцах верующих <.> Мы веруем, что воспоминанием смерти Господней достойно вкушающие становятся общниками Тела Христа и Крови Его за нас пролитой на Кресте.

Как и в учении о таинстве крещения, здесь легко увидеть органическое единство этих двух исповеданий. У З.Д. Захаро­ва дается богословское обоснование, а в вероучении молокан 1-го Донского толка это обоснование реализуется практичес­ки. Таинство, в котором «все искупленные должны возвещать смерть Господню», совершается «при полном собрании», в котором причащаются «все присутствующие» (включая и де­тей), становясь таким образом «общниками Тела Христа и Кро­ви Его». Конечно, это не литургия в православном понимании, но все же довольно близкое ее подобие.

Завершая сравнительный анализ вероисповеданий моло­кан 1-го и 2-го Донского толка, сделаем следующие выводы.

  1.  Вероучение Евангельских христиан Донского толка 1-го собрания находится в полном согласии с исповеданием

З.Д. Захарова, отображая богословие последнего на богослу­жебную практику.

  1.  Это же вероучение в целом ряде пунктов проявляет свою близость к литургическим последованиям Православной Церкви.
  2.  Вероучение молокан Донского толка 2-го собрания обнаруживает несомненное влияние баптизма и в богословии, и в богослужебной практике.

Итак, молокане 2-го Донского толка села Ново-Василь- евка в конце XIX века уже почти влились в баптизм, оставаясь молоканами лишь по имени. Единственное, что разделяло эти две «секты», — вопрос о крещении младенцев. Однако моло­кане вскоре уступили и здесь, тем самым полностью утратив свою религиозную идентичность. Но все же этот процесс не стоит рассматривать однозначно лишь как «поглощение». В селах Ново-Васильевке и Астраханке существовали «баптист­ские общины из молокан». Сохранились исповедания, состав­ленные пресвитерами этих общин30. Они очень кратки, однако содержат две особенности по сравнению с рассмотренными нами ранее вероучениями баптистов.

  1.  «Над новорожденными детьми при наречении имя со­вершается молитва» (эта фраза есть в обоих исповеданиях).
  2.  Крещение может совершать лишь «рукоположенный служитель Господа и Церкви» (как у З.Д. Захарова и в других молоканских исповеданиях).

Таким образом, мы можем подтвердить ранее сделанный вывод о влиянии богословия молокан донского толка на зак­репление практики совершения крещения и хлебопреломления рукоположенными пресвитерами у баптистов.

Примечания

  1. Иванов М.В. Современные тенденции в богословии российских евангельских христиан-баптистов / Дисс. на соискание ученой сте­пени кандидата философских наук. Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации. М., 2012
  2. Там же. С. 43
  3. Синичкин А. Сотериологические воззрения в вероучениях еван­гельских христиан-баптистов в период с конца XIX до начала XX века // Пути славянского богословия арминианской традиции. Сб. докл. Первой конференции славянского богословия арминианской традиции, 19-20 декабря 2008 г. Львов, 2009. С. 50-58
  4. Под словами «арминианский» и «кальвинистский» мы будем преимущественно понимать учение о всеобщем либо ограничен­ном искуплении
  5. Правила вероисповедания новообращенного русского братства М. Ратушного, 1871 // Алексий (Дородницын), еп. Материалы для истории религиозно-рационалистического движения на юге России во второй половине XIX столетия. Казань, 1908. С. 477-482
  6. Изложение евангельской веры, или Вероучение евангельских хри­стиан. Изд. И.С. Проханова. Изд. 2-е. Л., 1924
  7. Вероучение русских евангельских христиан-баптистов, Ростов-на-Дону. Тип. Ф.П. Павлова, 1906
  8. Исповедание веры христиан-баптистов. Изд. Н.В. Одинцова, 1928
  9. Синичкин А. Сотериологические воззрения. С. 58
  10. Там же
  11. Краткие правила веры христиан евангельского исповедания, на­зываемых молоканами донского толка // Алексий (Дородницын), еп. Материалы. С. 485-495
  12. Синичкин А. Сотериологические воззрения. С. 52
  13. Савинский С.Н. История евангельских христиан-баптистов Укра­ины, России, Белоруссии. Ч. I (1867-1917), СПб., Библия для всех, 1999. С. 49
  14. Там же. С. 51
  15. Митрохин Л.Н. Баптизм: история и современность (философско- социологические очерки). СПб., РХГИ, 1997. С. 202
  16. Савинский С.Н. История. С. 160
  17. Там же. С. 314-315
  18. Иванов М.В. Современные тенденции. С. 49
  19. Вероучение Евангелических Христиан (или Молокан) 1 и 2 Дон­ского собрания // История евангельско-баптистского движения на Украине. Материалы и документы. Одесса, «Богомыслие», 1998. С. 241-242
  20. Сведение о вероучении Евангельских христиан Донского толка 1-го собрания с. Ново-Васильевка, 1896 // Там же. С. 234-235
  21. Вероучение Малакан Донскова собрания II-го с. Ново-Васильев­ка, 1896 // Там же. С. 232
  22. Баптистской общины из молокан. Вероучение, 1896 // Там же. С. 242-243
  23. Евангельско-баптистского исповедания из молокан сел. Астра­ханки. Вероучение, 1896 // Там же. С. 243-244
  24. История евангельско-баптистского движения на Украине. С. 250-253
  25. Там же. С. 253-255
  26. История евангельско-баптистского движения на Украине. С. 244-250
  27. Там же. С. 225
  28. Вероучение Малакан Донскова собрания II-го с. Ново-Васильев­ка, 1896 // История евангельско-баптистского движения на Украи­не. С. 232
  29. Сведение о вероучении Евангельских христиан Донского толка 1-го собрания с. Ново-Васильевка, 1896 // Там же. С. 234-235
  30. Баптистской общины из молокан. Вероучение, 1896 // История евангельско-баптистского движения на Украине. С. 242-243; Еван­гельско-баптистского исповедания из молокан сел. Астраханки. Ве­роучение, 1896 // Там же. С. 243-244