/30.04.2007/ Переписка по некоторым вопросам, касающимся Святой горы Афон

Священный Кинот Святой Горы Афон обратился к Святейшему Патриарху Алексию

В связи с состоявшимися встречами Святейшего Патриарха Константинопольского Варфоломея и Блаженнейшего Архиепископа Афинского и всей Эллады Христодула с Папой Римским Бенедиктом XVI Священный Кинот Святой Афонской Горы опубликовал соответствующее заявление. А вскоре после этого на имя Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия поступило письмо, в котором говорится:

«Настоящим почтительно направляем прилагаемое Заявление нашего Священного Святогорского Кинота за № Ф. 2/7/2310 от 17/30 декабря 2006 года для Вашего и Вашей Святейшей Церкви сведения.

При сем, испрашивая богоугодных молитв и благословения Вашего Святейшества и Ваших святых архиереев, целуем Вашу святую десницу и с глубоким уважением, праздничными приветствиями и благопожеланиями пребываем.

Представители и настоятели двадцати священных монастырей Святой Горы Афон».

Ниже приводится полный текст Заявления.

«Недавний визит Папы Бенедикта XVI к Вселенскому Патриарху по случаю празднования памяти апостола Андрея Первозванного (30 ноября 2006 г.) и последовавший за тем визит Блаженнейшего Архиепископа Афинского Христодула в Ватикан (14 декабря 2006 г.) вызвали различные впечатления, оценки и реакции. Опуская позитивные и негативные оценки светской прессы, обратим внимание то, что относится к нашему спасению, ради которого мы вышли из мира и поселились в уединении Святой Горы.

Мы, святогорские монахи, чтим Вселенский Патриархат, в канонической юрисдикции которого пребываем. Мы с почтительным уважением относимся к нашему Всесвятейшему Вселенскому Патриарху Варфоломею и радуемся его достижениям и трудам на благо Церкви, содеянным ради любви к Богу. Упомянем, в частности, как среди неблагоприятных условий он твердо и неустанно отстаивает неотъемлемые права Вселенского Патриархата, поддерживает пребывающие в затруднениях Поместные Православные Церкви и как заботится о том, чтобы голос Православной Церкви звучал по всему миру. Мы также чтим и Святейшую Элладскую Церковь, воспитавшую большинство из нас, и уважаем ее Блаженнейшего Предстоятеля.

Однако события вокруг недавних визитов Папы на Фанар и Высокопреосвященного Архиепископа Афинского в Ватикан вызвали в наших сердцах глубокую печаль.

Всю свою жизнь мы посвятили борьбе за сохранение святоотеческого наследия, вверенного нам святыми ктиторами наших священных обителей и бывшими прежде нас блаженнопочившими отцами. Мы употребляем все возможные силы, чтобы жить в тайне Церкви и неповрежденном Православии веры, в каковом мы ежедневно наставляемся посредством богослужения, чтения священных книг и исследования наставлений святых отцов, изложенных в их писаниях и в решениях Вселенских Соборов. Как зеницу ока мы бережем свое догматическое сознание и укрепляем его, предаваясь богоугодному деланию и прилежно изучая подвиги посрамивших бесчисленные ереси святых исповедников, особенно иже во святых отца нашего Григория Паламы, святых мучеников горы Афонской и мученика Космы Первого, чьи святые мощи мы со всяким благоговением чтим и память которого непрестанно совершаем. Мы опасаемся молчать, когда дело касается наследия, оставленного нам отцами. Мы ощущаем особый долг в отношении благоговейнейших отцов и братий святогорского братства, а также всего благочестивого церковного народа, видящего в афонском монашестве неусыпного стража Священного Предания.

Визиты Папы на Фанар и Архиепископа Афинского в Ватикан, может быть, и принесли какие-то мирские выгоды, однако в их ходе имели место действия, не согласные с православной экклезиологией, или договоренности, которые не принесут пользы ни Православной Церкви, ни инославным христианам.

Во-первых, Папу принимали, как канонического Римского епископа. На церемонии встречи Папа был облачен в омофор; Вселенский Патриарх приветствовал его словами «благословен грядущий во имя Господне», как Самого Господа Иисуса Христа; Папа благословлял народ, а в многолетии его поминали как «Святейшего и Блаженнейшего Епископа Римского». Присутствуя на православной Божественной Литургии, Папа также был облачен в омофор, произносил молитву «Отче наш» и обменялся литургическим целованием с Патриархом, что демонстрировало нечто большее, нежели просто совместную молитву. И все это при том, что папство не отказалось от своих еретических догматов и своей политики, но, напротив, со всей очевидностью продвигает и пытается укрепить унию, а также свои догматы о первенстве и непогрешимости Папы, и еще дальше идет в совместных молитвах с представителями других религий и проглядывающей за ними общерелигиозной гегемонии Римского Папы.

Что же касается приема Папы на Фанаре, то мы особо огорчены тем фактом, что все СМИ распространили недостоверную информацию, что тропари, которые исполнялись при этом — чему не подобало иметь место — были якобы составлены на Афоне монахами-святогорцами. Пользуясь возможностью, доводим до сведения всех благочестивых христиан, что ни один афонский монах не был, да и не мог быть их автором.

Стремление Блаженнейшего Архиепископа Афинского выстроить отношения с Ватиканом для решения социальных и культурных задач, проблем в области биоэтики и для совместного отстаивания христианских основ Европы (об этом также говорится в совместном заявлении, подписанном Папой и Патриархом на Фанаре) в принципе можно считать безопасным или даже позитивным явлением, при условии, что оно преследует устроение мирных отношений между людьми. Тем не менее, важно, чтобы все это не создавало впечатления, что и сегодня Запад и Православие стоят на общих основаниях, и не приводило к забвению дистанции, разделяющей православное Предание и то, что обычно выдается за, так называемый «европейский дух». (Западная) Европа отягощена рядом антихристианских институтов и деяний, таких как крестовые походы, «святая» инквизиция, работорговля и колониализм. Ее тяготят трагическое разделение, выразившееся в протестантском расколе, разрушительные мировые войны и антропоцентричный гуманизм с его безбожием. Все это — последствия богословских отступлений Рима от Православия. Постепенно папские и протестантские ереси изгнали кроткого Христа православной веры и на его место посадили гордого человека. Святитель Николай, епископ Охридский и Жичский, писал из Дахау: «Что же такое Европа? Папа и Лютер… Это самая онтологическая и историческая сущность Европы». Преподобный Иустин Попович в дополнение говорит: «Второй Ватиканский Собор есть возрождение всех форм европейского гуманизма… А все это потому, что Собор упорно стоял на догмате о непогрешимости папы-человека», и заключает: «Несомненно, начальство и власти (западной) европейской культуры и цивилизации – христоборцы». Именно поэтому так важно свидетельствовать о смиренном духе православия и отстаивать подлинно христианские корни единой Европы, корни, которые Европа имела на протяжении первых веков христианства, в эпоху катакомб и семи Вселенских Соборов. Православным целесообразно не отягощать себя чужими грехами и создавать впечатление у отошедших от христианства в ответ на его отклонения на Западе европейцев, что Православие тождественно западному христианству, ниспровергая, таким образом, свидетельство о себе, как об единственно истинной вере во Христа и надежде народов Европы.

Совершенно очевидна неспособность римо-католиков вырваться из пут решений позднейших Соборов, именуемых ими «вселенскими», которые утвердили догматы филиокве, примата и непогрешимости Папы, светской власти Римского Первосвященника, «тварной благодати», непорочного зачатии Богородицы, унии. Но, несмотря на все это, мы, православные продолжаем так называемые традиционные обмены визитами, оказывая Папе честь, подобающую православному архиерею и нарушая ряд священных канонов, воспрещающих совместную молитву. И это в то время, когда богословский диалог постоянно терпит крушение, а извлекаемый из глубины, снова в нее погружается.

Все это наводит на вывод, что Ватикан ориентирован не на отказ от своих еретических учений, но на новое их толкование, то есть на их вуалирование.

Римско-католическая экклезиология меняется от документа к документу, от так называемой открытой экклезиологии энциклики «Ut unum sint», до экклезиологической исключительности энциклики «Dominus Iesus». Заметим, что оба упомянутых подхода чужды православной экклезиологии. Самосознание святой Православной Церкви как Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви не позволяет признавать другие, инославные церкви и исповедания в качестве «церквей-сестер». Церквами-сестрами являются только единоверные Поместные Православные Церкви. Наименование каких-либо церквей, помимо православных, «церквами-сестрами» — богословски недопустимо.

Филиокве подается римо-католической стороной в качестве одного из правомерных выражений учения об исхождении Святого Духа, богословски равнозначного православному учению об исхождении «от Единого Отца». К сожалению, эта идея находит поддержку и у некоторых наших богословов.

Кроме того, как исключительное право неколебимо сохраняется Понтификом учение о Примате, что явствует из недавнего упразднения титула «Патриарха Запада» нынешним Папой Бенедиктом XVI, из упоминание о всемирной миссии апостола Петра и его преемников, звучавшее в проповеди Папы в патриаршем храме, а также в его недавней речи, содержащей следующее: «В общении с преемниками апостолов, видимое единство которых гарантируется в лице преемника апостола Петра, Украинская католическая община (т.е. униаты) сумела сохранить Священной Предание живым в его целостности» (Catholic Newspaper, No.3046/18-4-2006).

Всеми путями продолжается навязывание и утверждение унии, несмотря на неоднократные заявления Папы, что это якобы не так. О подобной лукавой позиции, наряду с прочими фактами, свидетельствуют провокационное вмешательство предыдущего Папы, Иоанна Павла II, провалившее балтиморскую встречу в рамках православно-католического диалога, а также письмо нынешнего Папы на имя униатского архиепископа Украины кардинала Любомира Гузара. В этом письме, датированном 22 февраля 2006 г., подчеркивается, что «нам необходимо обеспечить присутствие двух великих носителей единой традиции — латинской и восточной… Миссия, возложенная на Греко-Католическую Церковь, пребывающую в полном общении с приемником Апостола Петра, двойная: с одной стороны, видимым образом сохранить в католической Церкви восточную традицию, а с другой, — способствовать соединению двух традиций, свидетельствуя при этом, что они не только связаны друг с другом, но и составляют глубокое единство в своем разнообразии».

В этом контексте проявления вежливости, подобные визитам Папы на Фанар и Архиепископа Афинского в Ватикан, предпринятые без достижения согласия в вере, могут, с одной стороны, произвести ложное впечатление единства, удаляя тем инославный мир, который мог бы взирать на Православие, как на истинную Церковь, а с другой стороны, смутить догматическое чувство многих православных. Более того, это может подтолкнуть некоторых верных и благочестивых православных, глубоко обеспокоенных бесчинием и нарушением священных канонов, к отделению от тела церковного и созданию новых расколов.

Из любви к нашему Православию и с болью о единстве Церкви, желая соблюсти православную веру от всяких новшеств, мы повторяем заявление Чрезвычайного Удвоенного Собрания Священного Кинота Святой Горы от 9/22 апреля 1980 г.:

«Веруем, что святая Православная Церковь есть Единая, Святая, Соборная и Апостольская Церковь Христова, имеющая полноту благодати и истины и в силу этого — непрерывное апостольское преемство. В противоположность сему, «церкви» и «исповедания» Запада, во многом отступив от веры Евангелия, апостолов и отцов, лишились освящающей благодати, истинных таинств и апостолького преемства…

Диалоги с инославными — если таковые имеют целью поведать им о православной вере, дабы, когда их глаза откроются божественному свету, они вернулись бы к православной вере — не осуждаются.

Богословский диалог ни в коем случае не должен сопровождаться общей молитвой, участием в богослужебных собраниях, совместными службами или иными действиями, которые могут создать впечатление, что Православная Церковь признает римо-католиков как полноценную Церковь, а Папу — как канонического епископа Рима. Такие действия вводят в заблуждение как православных, так и католиков, у которых складывается ложное впечатление касательно отношения к ним православных…

Благодатью Божией, Святая Гора — как и православный народ Божий — сохраняет преданность вере святых апостолов и святых отцов, в том числе и из любви к инославным, которые получают немалую пользу, когда, своей последовательной позицией православные указывают им степень их духовной болезни и путь к их исцелению.

Безуспешные попытки объединения в прошлом учат нас, что для прочного единства, осуществляющегося по воле Божией в истине Церкви, необходимо готовиться и действовать иначе, нежели это было в прошлом и происходит в наши дни».

Собрание представителей и настоятелей всех двадцати обителей Святой Горы Афон Карея, 17/30 декабря 2006 г.

Протокол № Ф 2/7/2310.

 

На протяжении нескольких десятилетий насельники Эсфигменского монастыря, что на Святой Горе Афон, отказываются поминать Константинопольского Патриарха на том основании, что он и другие иерархи Патриархата принимают активное участие в экуменической деятельности. В 2002-2003 годах конфликт вокруг монастыря приобрел особую остроту. 26 декабря 2002 года гражданские власти Афона приняли решение о выселении существующей братии и замене ее на монахов, которые признавали бы юрисдикцию Патриарха Варфоломея. Поскольку монахи отказались покинуть обитель, против монастыря была введена блокада.

21 ноября 2002 года братия Эсфигменского монастыря обратилась к Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси, сообщая о введенных против обители санкциях. Не признавая каноническими действия братии Эсфигменского монастыря, не подчиняющейся своему законному священноначалию, но также желая предотвратить насилие по отношению к монахам, Председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл направил 28 января 2003 года письмо митрополиту Филадельфийскому Мелитону, занимавшему в то время должность Генерального Секретаря Священного Синода Константинопольского Патриархата:

Его Высокопреосвященству,
Высокопреосвященнейшему МЕЛИТОНУ,
Митрополиту Филадельфийскому,
Генеральному Секретарю Священного Синода
Константинопольского Патриархата

Ваше Высокопреосвященство!

Сердечно приветствую Вас, дорогой Владыка, с пожеланием душевного и телесного здравия, мира и благоденствия.

В Отдел внешних церковных связей Московского Патриархата поступило письмо архимандрита Мефодия, именующего себя игуменом Священной обители Эсфигмен на Святой Горе Афон, в котором он, обращаясь к Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию, жалуется на чинимые со стороны гражданских властей Афона притеснения, угрожающие, по его словам, самому существованию этой древней обители. Зная о непримиримой и дерзкой позиции монахов Эсфигмена по отношению к своему законному священноначалию, и ни в коем случае не оправдывая проявляемую ими «ревность не по разуму» (Рим. 10, 2), мы, тем не менее, испытываем определенное беспокойство в связи с обострением обстановки вокруг монастыря, грозящим перерасти в конфликт с применением силы, вплоть до его штурма.

Следует отметить, что в последнее время эта тема активно освещается средствами массовой информации, вызывая пристальное внимание православных во всем мире. В России также с тревогой наблюдают за развитием событий вокруг Эсфигмена, поскольку во-первых, эта обитель дорога нам как место пострига родоначальника русского монашества преподобного Антония Печерского, во-вторых, все что происходит сейчас с Эсфигменом, напоминает нашим верующим печальную историю десятилетней давности, когда после подобной силовой акции Свято-Ильинский скит на Афоне, созданный трудами монахов и жертвователей из России, оказался недоступным более для русских иноков. Памятуя события тех дней, можно предвидеть, что любое применение насилия по отношению к монахам неминуемо приведет к росту популярности зилотов и их идей как на Афоне, так и в России и в других православных странах, создав им ореол мучеников, как уже было после упомянутой акции 1992 года. С другой стороны такой поворот событий может негативно повлиять на авторитет Святейшей Константинопольской Церкви, посеяв семена соблазна в народе Божием.

С учетом данных соображений братски обращаюсь к Вашему Высокопреосвященству с призывом избегать непродуманных действий с тем, чтобы не допустить насилия, ибо и божественный Апостол языков учит нас «с кротостью наставлять противников, не даст ли им Бог покаяния к познанию истины» (2 Тим. 2, 25). При этом хотел бы заверить Вас, что Русская Православная Церковь, уважая духовную юрисдикцию Святейшего Константинопольского Престола, не имеет намерений каким-либо образом вмешиваться в события на Святой Горе, а Ее интерес к этой проблеме продиктован исключительно заботой о благе возлюбленной Сестры – Константинопольской Православной Церкви.

С неизменной братской любовью о Господе

Председатель
Отдела внешних церковных связей
Московского Патриархата
Митрополит Смоленский и Калининградский

 

27 июня 2006 года от Святейшего Патриарха Константинопольского Варфоломея на имя Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия было получено письмо, посвященное вопросу о каноническом урегулировании положения в Эсфигменском монастыре. В нем, с одной стороны, сообщалось о том, что конфликт вокруг монастыря исчерпан, поскольку вместо не признающей юрисдикцию Константинопольской Церкви братии образована новая община, которая, однако, пока не может поселиться в Эсфигменском монастыре. С другой стороны, в послании говорилось о якобы имевшей место поддержке Русской Православной Церковью тех монахов-эсфигменитов, которые не признают подчиненности Константинопольскому Престолу. В ответ на это письмо Святейший Патриарх Московский направил 23 августа 2006 года послание следующего содержания:

ЕГО СВЯТЕЙШЕСТВУ
СВЯТЕЙШЕМУ ВАРФОЛОМЕЮ,
АРХИЕПИСКОПУ КОНСТАНТИНОПОЛЯ-НОВОГО РИМА
И ВСЕЛЕНСКОМУ ПАТРИАРХУ

Ваше Святейшество,

возлюбленный о Господе Собрат и Сослужитель!

Братски приветствуем Вас с пожеланием мира, здравия и всеукрепляющей помощи Божией в Вашем высоком Предстоятельском служении.

Мы получили Ваше письмо от 27 июня 2006 года № 664, в котором сообщается о восстановлении канонического порядка в монастыре Эсфигмен на Св. Горе Афон. Эта новость Нас обрадовала, и Мы поздравляем Ваше Святейшество с этим важным событием.

Вместе с тем, вызывает глубокое недоумение тот факт, что в упомянутом письме Вы, дорогой Собрат, бросаете Нам в лицо крайне удивившие нас обвинения в поддержке Русской Православной Церковью раскольнического поведения прежнего братства монастыря Эсфигмен. Русская Православная Церковь в непростой период взаимоотношений монастыря с Константинопольской Патриархией всегда находилась на стороне канонического Священноначалия. Если же у Вашего Святейшества имеются какие-то конкретные факты, свидетельствующие об участии учреждений Русской Православной Церкви в каких-либо антиканонических действиях, Мы непременно их рассмотрим и дадим соответствующие указания.

За сим, обнимая Ваше Святейшество, желаем Вам помощи Божией в многотрудном Первосвятительском служении и пребываем с братской любовью о Господе

Алексий II
ПАТРИАРХ МОСКОВСКИЙ И ВСЕЯ РУСИ

26 мая 2007 года Святейший Патриарх Константинопольский Варфоломей направил на имя Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия письмо № 1035/2006, в котором обратил внимание на необходимость поддержания тишины на Святой Горе Афон для спокойствия подвизающихся там насельников. По мнению Константинопольского Патриарха, в последнее время наблюдается резкое увеличение числа паломников на Афон, в том числе из России, занятие с которыми отвлекает святогорцев от их монашеских обязанностей. В связи с этим Предстоятель Константинопольской Церкви предлагает «по возможности ограничить поездки паломников в это святое место» и щадяще направлять в Константинопольскую Патриархию соответствующие просьбы с тем, чтобы и «благоговение православного русского народа удовлетворялось», и «не возникали препятствия для традиционного подвига на благословенном Афоне».

В ответ на это письмо Святейший Патриарх Московский направил 20 июля 2007 года послание № 5197 следующего содержания:

 

ЕГО СВЯТЕЙШЕСТВУ,

СВЯТЕЙШЕМУ ВАРФОЛОМЕЮ I,

АРХИЕПИСКОПУ КОНСТАНТИНОПОЛЯ — НОВОГО РИМА

И ВСЕЛЕНСКОМУ ПАТРИАРХУ

 

Ваше Святейшество,

возлюбленный во Христе Собрат и Сослужитель!

        

Сердечно приветствуем Вас с пожеланием доброго здравия и благодатного укрепления  от Бога в Вашем высоком Патриаршем служении.

Мы получили и со вниманием ознакомились с содержанием послания Вашего Святейшества №1035/2006 от 26 мая с.г., в котором Вы касаетесь темы сохранения покоя иноков, подвизающихся на Святой Горе Афон. Действительно, для всех православных народов Святая Гора издревле является бесценной духовной сокровищницей, средоточием молитвенного подвига, подлинным училищем благочестия. Священные афонские обители памятуя наставление святого апостола Павла: «Страннолюбия не забывайте» (Евр. 13. 2), всегда с радушием принимали благочестивых паломников – иерархов, клириков и мирян из разных стран. С ними молитвенный опыт Афона распространялся по всему православному миру, давая на новом месте прекрасные всходы и обильные духовные плоды.

С другой стороны,  посещение монастырей посторонними не должно отвлекать подвизающихся там отцов от их монашеского делания. В этом смысле Мы вполне разделяем выраженное в вашем письме беспокойство относительно увеличения потока направляющихся на Афон посетителей, что создает неудобства для святогорцев. Что касается поездок на Афон чад Русской Православной Церкви, то, как известно, более чем полувека доступ туда для наших паломников был практически полностью закрыт. Паломничество их на Святую Гору возобновилось относительно недавно. Сейчас Наши просьбы в Константинопольскую Патриархию о разрешении на въезд на Афон касаются преимущественно архиереев и духовенства. В Московском Патриархате существует достаточно сложная многоступенчатая процедура отбора таких паломников. Этот фактор, а также трудности с оформлением виз и большие транспортные расходы приводят к тому, что из десятков тысяч священнослужителей и мирян нашей Церкви лишь единицы сподобляются посещения Удела Пресвятой Богородицы. Часто они бывают там один лишь раз, и это событие воспринимается ими как одно из значительных в их жизни. В то же время православные миряне из Греции и других стран Европейского Союза имеют возможность регулярно посещать Святую Гору. Более того, на Афон попадает большое число обыкновенных туристов, нередко инославных исповеданий, которые де-факто имеют значительно более облегченный доступ на Святую Гору, чем представители нашего духовенства. Разумеется, существует разница между благочестивыми паломниками и праздными посетителями, которая ощущается и святогорцами. Поэтому, решая вопрос об ограничении въезда на Афон, следовало бы отдать преимущества первым за счет последних, а также позаботиться о том, чтобы представители разных Поместных Православных Церквей находились в равных условиях в отношении такого паломничества.

Представляя вниманию Вашего Святейшества Наши соображения по данному вопросу, братски обнимаем Вас и пребываем с любовью о Господе и неизменным почтением.

 

 

 

 ПАТРИАРХ МОСКОВСКИЙ И ВСЕЯ РУСИ